Цель разделения предметов ведения и полномочий
Prokurors.ru

Юридический портал

Цель разделения предметов ведения и полномочий

§ 3. Разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов Федерации

В соответствии со ст. 71 Конституции РФ к исключи­тельному ведению Федерации отнесены вопросы, которые носят общий характер и обеспечивают единство государ­ства. Все эти полномочия по предметному признаку могут быть объединены в группы.

В области государственного строительства к ведению Федерации относятся следующие вопросы: принятие и изменение Конституции Российской Федерации, прием но­вых субъектов в состав Федерации, утверждение измене­ний границ между субъектами, установление системы фе­деральных органов власти, их формирование и некоторые другие предметы.

В социально-экономической сфере к ведению Феде­рации отнесено определение правового режима федераль­ной государственной собственности и управление ею, ус­тановление основ федеральной политики и федеральной программы в области экономического, национального развития России и другие вопросы. К ведению Российс­кой Федерации отнесено установление правовых основ единого рынка, финансовое, валютное, кредитное, та­моженное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики, федеральные экономические служ­бы, включая федеральные банки. Российская Федера­ция устанавливает федеральный бюджет, федеральные налоги и сборы. Федеральные фонды регионального раз­вития, федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы, федеральный транспорт, пути сообщения, информация и связь, дея­тельность в космосе также регулируются Федерацией в целом.

Самостоятельную группу образуют полномочия Россий­ской Федерации в сфере внешних сношений и обороны страны: внешняя политика и международные отношения России, оборона, безопасность и другие.

К ведению Российской Федерации отнесены вопросы обороны и охраны границ: оборона и безопасность, обо­ронное производство, определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и друго­го военного имущества, производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования; оп­ределение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исклю­чительной экономической зоны и континентального шель­фа Российской Федерации.

К исключительному ведению Российской Федерации от­носятся вопросы правоохранительных органов, метеороло­гии, статистической отчетности, утверждение государствен­ных наград и почетных званий Российской Федерации.

Исключительные полномочия федеральных органов затрагивают далеко не все сферы деятельности граждан и общественной жизни. Но именно в этих сферах проявля­ется суверенитет и территориальное верховенство Россий­ской Федерации, ее назначение обеспечивать общие инте­ресы многонационального населения страны.

Статья 72 Конституции России устанавливает сферу совместной компетенции Федерации и субъектов.

Назовем некоторые вопросы совместного ведения в об­ласти государственного строительства и защиты прав и свобод: обеспечение соответствия нормативных актов субъектов Федерации федеральному законодательству, защита прав и свобод человека и гражданина, защита прав национальных меньшинств, обеспечение законности, пра­вопорядка, общественной безопасности, режим погранич­ных зон; защита исконной среды обитания и традицион­ного образа жизни малочисленных этнических общнос­тей; установление общих принципов организации местно­го самоуправления и системы органов государственной власти.

В области экономики и социального развития к совме­стному ведению отнесены:

– разграничение государственной собственности, воп­росы владения, пользования и распоряжения землей, не­драми, природными ресурсами;

– природопользование, охрана окружающей среды и обеспечение экологической безопасности, особо охраняе­мые природные территории, охрана памятников истории и культуры;

– общие вопросы воспитания, образования, науки, куль­туры, физической культуры и спорта;

– координация вопросов здравоохранения, защита се­мьи, материнства, отцовства и детства, социальная защи­та, включая социальное обеспечение;

– осуществление мер по борьбе с катастрофами, сти­хийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их послед­ствий;

– установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации.

К совместному ведению отнесены такие отрасли права, как административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лес­ное, законодательство о недрах, об охране окружающей среды.

В Конституции Российской Федерации не закрепляют­ся полномочия, относящиеся к сфере исключительного ведения субъектов. Отмечено, что они находятся вне пре­делов исключительного ведения Федерации и совместно­го ведения Российской Федерации и субъектов.

• Какие принципы положены в основу российского федерализма?

Какова цель разделения предметов ведения и полно­мочий на исключительные и совместные? Каким образом осуществляется правовое регулиро­вание вопросов разной компетенции? Какие нормативные правовые акты могут регулиро­вать разделение предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами? Какова роль договоров и соглашений в вопросах раз­граничения компетенции?

Глава 6. Разграничение предметов ведения и полномочий

Участниками федеративных отношений являются две стороны – федеральный центр и субъекты федерации. Последние в лице своих государственных органов вступают в отношения как с федеральной властью, так и друг с другом. Эти отношения характеризуются как сотрудничеством, так и напряженностью и противоречиями, которые могут перерастать в конфликты. В основе всех федеративных отношений лежит, прежде всего, разграничение предметов ведения и полномочий. Это важнейший отличительный признак любой федерации. Именно на таком разграничении основываются разделение власти по вертикали, определенное ограничение всевластия центра с одновременным предоставлением ему значительных полномочий по осуществлению жизненно важных для общества функций, а также относительная самостоятельность членов федерации.

Как свидетельствует опыт многих стран, в организации федеративного устройства государства, пожалуй, самым сложным вопросом как раз является практическое разграничение предметов ведения и полномочий федерации и ее субъектов. «В течение всей истории США проблемы, связанные с федерализмом, были проблемами определения посредством политических и судебных процессов, а также национального опыта границ полномочий федеральных властей, штатов и местных органов власти, предусмотренных Конституцией США».[269] Ввиду неординарного характера операции по разграничению предметов ведения и полномочий в политологической литературе подчеркивается, что практическое осуществление такого разграничения является источником конфликта в федеративной системе.

Между тем разграничение предметов ведения и полномочий федерального центра и субъектов федерации имеет существенное, если не сказать решающее, значение для нормальной жизнедеятельности федеративного государства. По сути дела это вопрос о его стабильности или нестабильности. Здесь всякая неясность служит потенциальным источником напряженности и конфликтов в федеративных отношениях.

При относительной самостоятельности федеративного центра и субъектов федерации всегда существует опасность переплетения полномочий, смешения сфер компетенции, дублирования функций.

В Канаде было проведено три исследования на тему наличия или отсутствия дублирования полномочий и функций на общефедеральном и региональном уровнях управления при реализации государственных программ и влияния дублирования на эффективность управления. Одно инициативное исследование проводилось в 1978 году отдельными авторами, другое в 1991 г. – федеральным органом власти (секретариатом Казначейского Совета) и третье в 1992 г. – провинцией Альберта. Точки зрения относительно влияния дублирования полномочий и функций на эффективность управления разошлись. Но во всех трех исследованиях было признано, что такое дублирование реально существует.[270] И вряд ли оно безболезненно, потому что всякое дублирование создает в управленческой системе помехи в виде дезориентации, неразберихи и разбухания управленческого аппарата.

Следовательно, значение достаточно четкого разграничения предметов ведения и полномочий состоит, прежде всего, в том, что оно призвано дать ясную картину того, чем должен заниматься федеральный центр и что лежит на ответственности региональных властей. Соответственно оно должно свести к минимуму напряженность и конфликты в федеративных отношениях. Разграничение предметов ведения и соотношение полномочий в принципе должны быть такими, чтобы при широкой автономии субъектов федерации и единстве в коренных вопросах общегосударственной политики обеспечивалось эффективное и экономичное управление социальными процессами и удовлетворялись многообразные потребности людей.

При анализе разделения власти между федеральным и региональным уровнями федеративной системы первым вопросом, на который надлежит ответить, является вопрос об объекте и субъектах деления власти по вертикали, иными словами, что конкретно и между кем распределяется. На первый взгляд ответ кажется достаточно простым: делится власть между федеральным центром и субъектами федерации. Однако, на самом деле не все так просто.

Проблема разграничения предметов ведения и полномочий имеет два главных аспекта – содержательный и нормативный. Анализ первого из них позволяет ответить на вопрос, как определить виды компетенции – исключительную, совместную и конкурентную, какие сферы жизни общества, какие конкретные проблемы экономического, политического и социально-культурного характера или какая сфера государственной деятельности отнесены в данной федерации к ведению федеральных органов власти, а какие – к ведению органов государственной власти ее субъектов. Анализ второго аспекта – нормативного – помогает ответить на вопрос, каким способом, каким документом закрепляется указанное разграничение – в Конституции, другом федеральном конституционном законе, ином федеральном законодательстве, договоре, заключаемом федеральным центром с субъектом федерации

Читать еще:  Кто может привлечь к дисциплинарной ответственности?

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Понятие разграничения предметов ведения и полномочий

федеративный государственный власть

Понятие «предметы ведения» используется Конституцией РФ в двух значениях.

Первое и основное значение связано с обозначением с помощью данной категории вопросов ведения Российской Федерации и ее субъектов. Их перечень закреплен в главе 3 Конституции РФ — «Федеративное устройство», причем статьи 71 и 72 посвящены исключительно данной задаче. В настоящее время в юридической науке предметы ведения анализируются именно в этом аспекте.

Вместе с тем, категория «предметы ведения» рассматривается и в другом аспекте. Он связан с обозначением их как составной части понятия «компетенция» органа государственной власти Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации : учеб. для вузов. -6-е изд., изм. и доп. – М. :Норма, 2007. – С.338..

Компетенция государственного органа определяется через два ее элемента: предмета ведения и полномочия Чертков А.Н. Договоры между органами государственной власти РФ и ее субъектами//Журнал российского права. 2009. №8.. Под компетенцией государственного органа понимается совокупность его властных полномочий по определенным предметам ведения

Конкретное полномочие органа государственной власти означает юридическое закрепленное за органом государства право и одновременно, как правило, обязанность принятия правовых актов и осуществление иных властных мер, направленных на решение конкретных задач и функций данного органа.

Разграничение предметов ведения — это вопрос об отношениях между Федерацией и ее субъектами, а вопрос о разграничении компетенции и полномочий касается отношений между отдельными видами федеральных органов и органов субъектов Федерации Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации : учеб. для вузов. -6-е изд., изм. и доп. – М. :Норма, 2007. – С. 339..

Суть предметов ведения Российской Федерации и ее субъектов производна от функций государства, под которыми понимаются основные направления его деятельности, выражающие сущность и социальное назначение, цели и задачи государства по управлению обществом в присущих ему формах и присущими ему методами.

Одна из особенностей функций состоит в том, что они представляют собой устойчивую, сложившуюся предметную деятельность в той или иной сфере — в экономике, политике, государственном строительстве, в праве и т.д.

Таким образом, в предметах ведения выражаются и конкретизируются функции государства. Для более успешной реализации они могут быть распределены между государством в целом (Федерацией) и его составными частями (субъектами Федерации).

И здесь возникает один из сложнейших вопросов государственного строительства — оптимальность распределения сфер деятельности предметов ведения Российской Федерации и ее субъектов.

После принятия Конституции РФ 1993 г. возникало и возникает много сложностей с реализацией предметов ведения как Российской Федерацией, так и ее субъектами. Со всей остротой эти проблемы встают и при осуществлении в последнее время укрепления вертикали государственной власти Боброва Н.А., Лучин В.О. Конституционный строй и конституционализм в России: Монография. – М.; Закон и право, ЮНИТИ-ДАНА, 2003.- С. 101.

Проблема определения компетенции федеральных органов власти является главной и наиболее сложной в любом федеративном государстве. Федерация не может обладать неограниченными полномочиями по управлению страной, она обязана делиться этими полномочиями с субъектами Федерации, без чего государственная власть не может носить демократический характер. Субъекты Федерации заинтересованы в существовании сильной федеральной власти, наделенной широкими полномочиями для защиты и обеспечения общих интересов. Но в то же время они не хотят утратить своей самостоятельности и обладать правом решать лишь второстепенные вопросы жизни своего населения. Это — объективное противоречие любой федерации, заставляющее власти тщательно и оптимально проводить разграничение компетенции государственных органов федерации и ее субъектов.

Мировая практика выработала формулу решения этой проблемы, которая состоит в установлении:

  • -исключительной компетенции федеральных органов власти;
  • -совместной компетенции органов власти федерации и ее субъектов;
  • -исключительной компетенции субъектов федерации.

Такое решение проблемы характерно для США, ФРГ. Австралии и других федерации.Хабриева Т.Я., Чиркин В.Е. Теория современной конституции: учеб.- М.; Норма, 2005. С. 137. Российская Федерация следует по этому испытанному пути (хотя термин “исключительная компетенция” в ней не употребляется): статья 71 Конституции содержит перечень вопросов, находящихся в ведении Федерации; статья 72 — перечень вопросов, находящихся в совместном ведении Федерации и ее субъектов; а в статье 73 закреплена (без перечня вопросов) вся остаточная (то есть за пределами ведения первых двух) компетенция субъектов Федерации.

Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектами возможно только на основе Конституции, Федеративного договора и иных договоров по этим вопросам. Это положение включено в число основ конституционного строя (часть 3 статья 11 Конституции), оно призвано воспрепятствовать решению проблемы разграничения в не правовых формах или путем произвольного принятия законов, а также постановлений исполнительной власти. Здесь самый чувствительный нерв федерализма и одновременно залог стабильности власти на всей территории Федерации.

Отнесение Конституцией тех или иных вопросов к числу предметов ведения Федерации означает установление исключительной компетенции федеральных органов (Президента РФ, Федерального Собрания, Правительства РФ). Эти и только эти органы вправе издавать по перечисленным вопросам присущие им правовые акты (законы, указы, постановления), осуществляя нормативное регулирование и текущее управление. Предметы ведения, таким образом, это и сферы полномочий федеральных органов государственной власти, в которые не вправе вмешиваться органы государственной власти субъектов Федерации.

В основу структурирования предметов ведения в действующей Конституции России положен принцип кооперации. С точки зрения способа структурирования предметов ведения по уровням власти, российская конституционная модель пошла по пути признания предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Непосредственно в самой федеральной Конституции представлен перечень двух видов предметов ведения: предметов ведения Федерации и предметов совместного ведения Федерации и ее субъектов.

§ 6.3. Разграничение предметов ведения и полномочий в рамках Российской Федерации. Участие субъектов РФ в делах Федерации

Одной из основ федеративного устройства России служит разграничение предметов ведения и полномочий в рамках Российской Федерации. Конституция РФ (ст. 71) предметы исключительного ведения Российской Федерации определяет в виде перечня, включающего 18 пунктов, которые можно разделить на несколько сфер.

В сфере прав и свобод человека и гражданина Российская Федерация регулирует права и свободы человека и гражданина, решает вопросы гражданства, защищает права национальных меньшинств. Помимо Федерации эти вопросы могут регулировать субъекты РФ, но только в тех случаях, когда такое регулирование направлено на расширение этих прав и свобод, укрепление гарантий их реализации.

В сфере государственного строительства к ведению Российской Федерации отнесено федеративное устройство и территория, установление и регулирование федеральных государственных органов, а также общих принципов организации государственных органов субъектов РФ, государственная граница, судоустройство, прокуратура, уголовное, уголовно-процессуальное, уголовно-исполнительное законодательство, амнистия и помилование, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство, федеральная государственная служба.

К ведению Российской Федерации отнесено принятие и изменение федеральной Конституции, контроль за ее соблюдением, а также федеральные государственные награды и почетные звания.

В экономической и социально-культурной сферах в исключительном ведении Российской Федерации находится федеральная государственная собственность и управление ею, денежная эмиссия (выпуск в обращение денежных единиц), федеральные банки. Федерация определяет правовые основы единого рынка, основы ценовой политики, принимает федеральный бюджет, финансовое и валютное законодательство, устанавливает федеральные налоги и сборы, таможенное регулирование и т. д.

Часть производственных систем и отраслей экономики, которые имеют общегосударственное (стратегическое), значение, находятся в ведении Российской Федерации: федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющиеся материалы, федеральный транспорт, информация и связь, космическая деятельность и др.

В социально-культурной сфере к ведению Федерации отнесено немного вопросов: установление основ федеральной политики и федеральные программы развития в этой области.

В сфере обороны, безопасности и внешней политики только Российская Федерация вправе иметь свои вооруженные силы, заниматься вопросами оборонного производства, определять порядок продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники, другого военного имущества, производить ядовитые вещества, наркотические средства, устанавливать порядок их использования.

К числу иных предметов исключительного федерального ведения относятся установление различных стандартов и эталонов, исчисление времени, геодезия и картография, наименование географических объектов, статистический и бухгалтерский учет.

Читать еще:  Могу ли взыскать штрафы с арендатора земли?

Следует отметить, что некоторые перечисленные в ст. 71 предметы ведения конкретизируются в других статьях Конституции РФ. Например, положение о денежной эмиссии (ч. 1 ст. 75).

Компетенция Федерации уточняется и, как правило, расширяется Конституционным Судом РФ.

Конституция РФ (ст. 72) определяет предметы совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов в виде перечня, насчитывающего 14 пунктов.

Предметы совместного ведения по их содержанию можно разделить на три группы.

Сфера государственного строительства включает обеспечение соответствия актов субъектов Российской Федерации федеральным, защиту прав и свобод человека и гражданина, кадры судебных и правоохранительных органов, административное, семейное, жилищное, трудовое и другое законодательство.

Экономическая сфера включает владение, пользование и распоряжение землей, недрами, водными и другими природными ресурсами, разграничение государственной собственности, установление общих принципов налогообложения и сборов и др.

Социально-культурная сфера включает здравоохранение, социальную защиту, общие вопросы образования, науки, культуры и др.

Конституция РФ напрямую не устанавливает вопросы исключительного ведения субъектов Российской Федерации. К ним относятся те, что не перечислены ни в одном из имеющихся перечней предметов ведения и полномочий. Компетенция субъектов РФ по остаточному принципу вытекает из норм Конституции РФ (ст. 71,72). Так, к вопросам исключительного ведения субъектов РФ вполне могут быть отнесены государственные награды субъектов РФ, управление государственной собственностью субъектов Федерации и др.

В России разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Федерации и ее субъектов осуществляется не только на основе Конституции РФ, но и Федеративного договора и иных договоров о разграничении предметов ведения и полномочий. Заключение договоров о разграничении полномочий допускается только в случае, если это обусловлено экономическими, географическими и иными особенностями субъекта РФ. Договоры между органами государственной власти РФ и органами государственной власти ее субъектов носят не международный, а внутригосударственный характер. Они не могут иметь преимущества перед Конституцией РФ. ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации» установил новый порядок заключения и вступления в силу таких договоров. Согласно ст. 26.7 названного федерального закона договор о разграничении полномочий вступает в силу со дня вступления в силу федерального закона об утверждении этого договора. Таким образом, договор о разграничении полномочий должен быть утвержден федеральным законом.

Разграничение может происходить также с помощью текущего законодательства. Так, в Лесном, Земельном, Водном кодексах устанавливаются полномочия Федерации и субъектов РФ по вопросам регулирования этих законов.

Наиболее системный вариант разграничения полномочий (прежде всего по предметам совместного ведения) предусмотрен в ФЗ от 06.10.1999 N 184-ФЗ (ред. от 05.10.2015) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». В Законе установлены основные принципы и порядок разграничения полномочий при заключении: а) договоров между органами государственной власти Федерации и ее субъектов о разграничении полномочий; б) соглашений между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Федерации о передаче друг другу осуществления части своих полномочий.

В федеральном законе предусмотрены три группы полномочий субъектов по предметам совместного ведения:

1) полномочия, которые финансируются из бюджета субъекта. Закон установили счерпывающий перечень этих полномочий. Изменять этот перечень можно только внесением поправок в данный закон;

2) полномочия, которые передаются субъекту от Российской Федерации (на определенный срок) и финансируются из федерального бюджета. Эти полномочия передаются на основании специального федерального закона, и финансирование этих полномочий утверждается при утверждении закона о федеральном бюджете на очередной год;

3) полномочия, которые не требуют дополнительного финансирования ни из бюджета субъекта, ни из бюджета Федерации. Эти полномочия могут не устанавливаться федеральными законами, а осуществляться органами власти субъекта.

Передачи осуществления части полномочий от федеральных органов исполнительной власти органам исполнительной власти субъектов Федерации, и наоборот, осуществляется в форме соглашения. Соглашения считаются заключенными и вступают в силу после их утверждения постановлениями Правительства РФ и официального опубликования в установленном порядке.

Федеративное устройство России предполагает участие субъектов РФ в формировании и осуществлении федеральной государственной власти. Федеральные государственные органы являются общими для всей Федерации, в организации их деятельности и используемых ими процедурах отражена федеративная природа России. В Совет Федерации входят по два представителя от каждого субъекта РФ: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти. В созданный указом Президента РФ Государственный совет РФ (совещательный орган, содействующий реализации полномочий главы государства по вопросам обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти) входит сам Президент России и все главы субъектов Федерации. Посредством Государственного совета субъекты РФ могут принимать участие в обсуждении имеющих особое государственное значение проблем, касающихся взаимоотношений Российской Федерации и ее субъектов, вопросов государственного строительства и укрепления основ федерализма, а также вносить необходимые предложения Президенту РФ.

Участие органов государственной власти субъектов РФ в делах федеральных органах государственной власти выражается также в их праве отстаивать свои интересы в Правительстве РФ; просить Президента РФ использовать согласительные процедуры (ст. 85 Конституции РФ); вносить законопроекты в Государственную Думу (ст. 104); обращаться с запросами в Конституционный Суд РФ, в том числе при возникновении споров о компетенции между ними и органами государственной власти Российской Федерации (ст. 125); участвовать в рассмотрении Государственной Думой проектов федеральных законов по предметам совместного ведения.

Конституционный механизм разграничения предметов ведения

между публично-территориальными образованиями

Каждое из публично-территориальных образований (Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования) характеризуется определенной сферой государственной или муниципальной деятельности, которую в конституционно-правовой науке принято именовать предметами ведения. Вообще существует известная вольность в применении таких терминов, как «предметы ведения», «компетенция», «полномочия», «функции», что характерно не только для научной литературы, но и для текстов законов и судебных решений. Понятие «предмет ведения» является более широким и относится к публично-территориальным образованиям; категория «компетенция» отражает преимущественно сферу деятельности государственных и муниципальных органов, включая не только их властные полномочия, но и осуществляемые ими публично-значимые функции. Полномочия и функции есть первичный элемент в разграничении компетенции, а компетенция соответствующих органов власти в совокупности составляет предметы ведения того или иного публично-территориального образования. Однако столь строгое употребление указанных терминов не является общепринятым, нередко можно встретить упоминание о ведении государственного или муниципального органа либо о компетенции публично-территориального образования. По существу, во всех указанных случаях речь идет о направлениях государственной или муниципальной деятельности, выраженных в правах и обязанностях соответствующих субъектов публичного права.

Конституционный механизм разграничения предметов ведения между публично-территориальными образованиями представляет собой один из способов обеспечения разделения властей, но не «по горизонтали», а «по вертикали». Данный тезис подтверждается основной целью разграничения, заключающейся в разумной децентрализации публичной власти. В демократическом конституционном государстве власть не может быть излишне сосредоточена в рамках сферы деятельности какого-либо одного органа, должностного лица или уровня публичной власти, поскольку это влечет за собой угрозу злоупотребления властью с их стороны и адекватного ущерба правам и свободам человека и гражданина. Именно в превентивных конституционных целях устанавливается система предметов ведения, компетенции, полномочий и функций различных субъектов публичного права, предполагающая их гармонию на основе баланса, взаимных сдержек и противовесов.

Механизм разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и субъектами РФ устанавливается ст. 76 Конституции РФ. По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории страны. По предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ. Вне пределов ведения Российской Федерации, а также совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии предметами ведения Российской Федерации и ее совместного с субъектами РФ ведения. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон. В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта РФ, изданным вне пределов ведения Росс ийской Федерации, а также ее совместного с субъектами РФ ведения, действует нормативный правовой акт субъекта РФ. Перечень предметов ведения Российской Федерации указывается в статье 71 Конституции РФ; предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов – в статье 72 Конституции РФ. В статье 73 Конституции РФ, несмотря на отсутствие указания на предметы ведения субъектов РФ, содержится норма, что вне пределов ведения Российской Федерации и ее полномочий по предметам совместного с субъектами РФ ведения, субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти.

Читать еще:  Увольнение матери одиночки при срочном договоре

Буквальное содержание ст. 76 Конституции РФ охватывает преимущественно сферу законотворчества, однако в действительности конституционный механизм разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и субъектами РФ касается всех без исключения видов государственной деятельности, включая подзаконное нормотворчество, исполнение и применение законов. При этом федеральный законодатель вправе осуществить дальнейшее разграничение компетенции государственных органов в развитие положений ст. 72 Конституции РФ. Об этом с достаточными основаниями можно судить вследствие правовой позиции, выраженной Конституционным Судом РФ в Постановлении от 9 января 1998 года по делу о проверке конституционности Лесного кодекса РФ. Суд, в частности, установил, что федеральный закон как нормативный правовой акт общего действия, регулирующий те или иные вопросы (предметы) совместного ведения, определяет права и обязанности участников правоотношений, в том числе полномочия органов государственной власти, и тем самым осуществляет разграничение этих полномочий. Из Конституции РФ следует, что Федеральное Собрание вправе осуществлять законодательное регулирование вопросов, относящихся к предметам совместного ведения, определять соответствующие конкретные полномочия и компетенцию органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов РФ.

Что касается подзаконных нормативных актов, то о них ничего не сказано не только в ч. 2, но и в ч. 1 ст. 76 Конституции РФ, согласно которой по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации. Не соглашаясь с позицией одного из заявителей по указанному делу, Конституционный Суд РФ подчеркнул, что, следуя аргументации заявителя, надо было бы предположить, что по вопросам, которые согласно ст. 71 Конституции РФ находятся в ведении Российской Федерации, не предусмотрено издание никаких других нормативных правовых актов, кроме законов, а значит, вообще не может быть федеральных нормативных правовых актов подзаконного характера. Более того, надо было бы признать, что по предметам совместного ведения не может быть и индивидуальных правоприменительных актов, притом не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов РФ, поскольку издание таких актов, в том числе по предметам совместного ведения, в ст. 76 Конституции РФ не предусмотрено.

Между тем, как следует из ст. 90, 115, 125 (п. «а» ч. 2) Конституции РФ, Президент РФ и Правительство РФ принимают собственные правовые акты, в том числе нормативного характера, по вопросам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Таким образом, действительный смысл положения ч. 2 ст. 76 Конституции РФ не может быть понят в отрыве от других конституционных положений. Данная статья регулирует не вопрос о том, вправе ли федеральные органы государственной власти издавать нормативные акты подзаконного характера, а вопрос о том, как действует федеральный закон и как он соотносится с актами, принимаемыми субъектами РФ: в каких случаях приоритет имеют федеральные законы (ч. 1, 2 и 5 ст. 76 Конституции РФ), а в каких – напротив, нормативные правовые акты субъектов РФ (ч. 4 и 6 Конституции РФ).

Близкой методологии придерживается конституционный механизм определения предметов ведения муниципальных образований, причем институт совместного ведения субъектов РФ и муниципальных образований в современной России отсутствует. В ст. 12 Конституции РФ указывается, что местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Глава 8 Конституции РФ содержит предписания о том, что местное самоуправление обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью (ч. 1 ст. 130); органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы, осуществляют охрану общественного порядка, а также решают иные вопросы местного значения (ч. 1 ст. 132); органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств, причем реализация переданных полномочий подконтрольна государству (ч. 2 ст. 132); местное самоуправление в Российской Федерации гарантируется правом на судебную защиту, на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате решений, принятых органами государственной власти, запретом на ограничение прав местного самоуправления, установленных Конституцией РФ и федеральными законами (ст. 133). Все это однозначно указывает на определенную сферу муниципальной деятельности, охватывающую вопросы местного значения и отдельные государственные полномочия, которыми наделяются органы местного самоуправления.

В развитие положений Конституции РФ, Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» более подробно регламентирует вопросы разграничения предметов ведения в системе местного самоуправления. Так, в соответствии со ст. 7 данного Федерального закона, по вопросам местного значения населением муниципальных образований непосредственно и (или) органами местного самоуправления и должностными лицами местного самоуправления принимаются муниципальные правовые акты. По вопросам осуществления отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов РФ, могут приниматься муниципальные правовые акты на основании и во исполнение положений, установленных соответствующими федеральными законами и (или) законами субъектов РФ. Муниципальные правовые акты, принятые органами местного самоуправления, подлежат обязательному исполнению на всей территории муниципального образования. За неисполнение муниципальных правовых актов граждане, руководители организаций, должностные лица органов государственной власти и должностные лица органов местного самоуправления несут ответственность в соответствии с федеральными законами и законами субъектов РФ.

Муниципальные правовые акты не должны противоречить Конституции РФ, федеральным конституционным законам, федеральным законам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации, а также конституциям (уставам), законам, иным нормативным правовым актам субъектов РФ. Если орган местного самоуправления полагает, что федеральный закон или иной нормативный правовой акт Российской Федерации либо закон или иной нормативный правовой акт субъекта РФ по вопросам организации местного самоуправления и (или) установления прав, обязанностей и ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления не соответствует Конституции РФ, федеральным конституционным законам, федеральным законам, договорам о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта РФ, вопрос о соответствии федерального закона или иного нормативного правового акта Российской Федерации либо закона или иного нормативного правового акта субъекта РФ по вопросам организации местного самоуправления и (или) установления прав, обязанностей и ответственности органов местного самоуправления и должностных лиц местного самоуправления Конституции РФ, федеральным конституционным законам, федеральным законам, договорам о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта РФ разрешается соответствующим судом. До вступления в силу решения суда о признании федерального закона или иного нормативного правового акта Российской Федерации либо закона или иного нормативного правового акта субъекта РФ или отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ, федеральным конституционным законам, федеральным законам, договорам о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта РФ принятие муниципальных правовых актов, противоречащих соответствующим положениям федерального закона или иного нормативного правового акта Российской Федерации либо закона или иного нормативного правового акта субъекта РФ, не допускается.

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector