Каковы правовые последствия при возникновении у следствия ошибок?
Prokurors.ru

Юридический портал

Каковы правовые последствия при возникновении у следствия ошибок?

Следственная ошибка как негативное последствие риска в уголовно-процессуальной деятельности следователя

Предпринята попытка рассмотрения понятия ошибки в уголовно-процессуальной деятельности следователя. На основе анализа разных точек зрения делается вывод об ошибке как негативном последствии риска в деятельности следователя.

Ключевые слова: информационная неопределенность, риск принятия решения, правовые ошибки, следственные ошибки, нарушение уголовно-процессуального законодательства, негативные последствия деятельности.

Обобщение материалов судебной, прокурорской и следственной практики последних лет со всей очевидностью показывает, что в досудебных стадиях уголовного процесса по уголовным делам допускается немалое количество всякого рода ошибок, как связанных с нарушениями уголовно-процессуального закона, так и основанных на упущениях следователя при собирании, проверке и оценке доказательств. В общеупотребительном значении ошибка представляет собой неправильность, неточность, погрешность, ляпсус, недочет, промах, неверную мысль, неверный или ложный шаг, неправильное действие или бездействие и т.п. В словарях русского языка ошибка трактуется как неправильность в действиях, поступках, высказываниях, мыслях . В уголовном процессе ошибки могут иметь место как при принятии процессуальных решений, так и при производстве процессуальных действий.

———————————
Толковый словарь русского языка. Т. 2. М., 1938. С. 1088; Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987. С. 419.

Вопросы ошибок наиболее широко и детально с практической и теоретической точек зрения разрабатывались в рамках теории уголовного судопроизводства. В уголовно-процессуальной науке понятие «следственная ошибка» имеет широкое применение, хотя в законодательстве не имеет легального закрепления.

Авторским коллективом ученых-процессуалистов НИИ Генеральной прокуратуры РФ дано следующее определение понятия «следственные ошибки»: это «незаконные и необоснованные действия следователя по привлечению к уголовной ответственности и заключению под стражу граждан, приостановлению, прекращению, передаче прокурору с обвинительным заключением для направления в суд уголовных дел, которые по ошибочному представлению следователя являлись правомерными и якобы были направлены на обеспечение задач уголовного судопроизводства» .

——————————-
Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. М., 1991. С. 7 — 8.

В.И. Власов считает, что следственные ошибки — «это любые непреднамеренные нарушения закона, недостатки и упущения, допущенные при возбуждении уголовных дел, всякая неправильность в процессуальной деятельности, в том числе и мыслительном процессе компетентного лица, носителя соответствующих прав и обязанностей» .

———————————
Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. Саратов, 1988. С. 63.

А.М. Баранов под процессуальной ошибкой на предварительном следствии понимает «непреднамеренное нарушение процессуального закона, выразившееся в неисполнении или ненадлежащем исполнении его требований следователем либо иным процессуальным органом и признанное таковым компетентным субъектом в соответствующем правовом акте» .

———————————
Баранов А.М. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе окончания предварительного следствия и способы их устранения. Омск, 1996. С. 11.

В современной криминалистической литературе под следственной ошибкой понимается ситуационно обусловленное упущение следователя либо выбор им неоптимального варианта реагирования на возникшую ситуацию под воздействием объективных либо субъективных факторов, влекущее за собой недостижение оптимального результата или утрату потенциальных возможностей в ходе предварительного расследования .

———————————
Крамаренко В.П. Ситуационный подход к выявлению и преодолению следственных ошибок: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2012. С. 9.

Очевидно, что в большинстве случаев авторы отождествляют ошибку с нарушением норм права. Некоторые исследователи к следственным ошибкам относят отступление следователя от предписаний уголовно-процессуального закона, то есть допущенные им уголовно-процессуальные правонарушения. Согласимся с мнением Ю.П. Боруленкова, о том, что столь широкий подход к данной проблеме размывает понятие «следственная ошибка» как правового явления, выхолащивает его суть, нивелирует другие правовые категории .

———————————
Боруленков Ю.П. Правовые ошибки: постановка проблемы // Российский следователь. 2014. N 7. С. 46.

На наш взгляд, следственную ошибку необходимо отличать от нарушения закона следователем, невыполнения им рекомендаций криминалистики и отсутствия элементарных навыков организации работы и знаний.

Анализ проблем выявления и устранения ошибок в судопроизводстве свидетельствует о том, что они чаще всего имеют место там, где нет четкого юридического критерия, в качестве которого выступают общеправовые или отраслевые принципы (например, обоснованность, полнота доказательств и т.д.), то есть имеется неопределенность. Неопределенность — это состояние полного или частичного отсутствия информации, необходимой для понимания события, его последствий и их вероятностей. Как ранее отмечалось в наших работах , следствием влияния неопределенности на достижение поставленных целей является риск.

———————————
Загрядская Е.А. Риск как составляющая процессуальной деятельности следователя // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения: Сб. науч.-практ. тр. Вып. 6 / Следственный комитет Российской Федерации; Академия Следственного комитета Российской Федерации; под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И Бастрыкина. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. С. 374.

Риск — это комплексное понятие, включающее как негативную, так и позитивную характеристику исхода деятельности. В силу недостатка полученной в ходе производства по уголовному делу информации следователь находится в ситуации информационной неопределенности и может принять рискованное для себя решение. Иногда риск в деятельности следователя может привести к негативным последствиям в форме возникновения следственных ошибок. Значит, ошибка — отрицательный результат уголовно-процессуальной деятельности следователя в условиях риска. Ошибка означает разрыв в процессе положительной деятельности из-за какого-то дефекта или из-за принципиальной невозможности достижения цели. Хочу подчеркнуть, что мы говорим о дефекте, а не о нарушении уголовно-процессуального законодательства. Таким образом, соотношение ошибки и риска — это соотношение причины и следствия. Действуя в условиях риска, правоприменитель «имеет право» на ошибку, предприняв меры для минимизации отрицательных последствий.

Как нам представляется, для минимизации возникновения следственных ошибок при риске в уголовно-процессуальной деятельности следователя она должна быть направлена на достижение целей уголовного судопроизводства, а не на допущение неблагоприятных последствий от своих рискованных поступков . Следственная ошибка не будет иметь под собой элементов противоправности и незаконности в случае, если риск в его уголовно-правовом понимании был обоснован и оправдан, критерием чего должно выступать то, что общественно полезную цель нельзя было достичь иначе, как рискованными действиями следователя, а сам риск был основан на современных научно-технических знаниях, опыте и умении. Ошибкой в действиях следователя будет считаться и отказ от разумного и обоснованного риска при производстве им следственных действий.

———————————
Илюхов А.А. Риск в деятельности следователя и его влияние на возникновение следственных ошибок // Российский следователь. 2011. N 7. С. 56.

Таким образом, принимая то либо иное решение в условиях риска, следователь должен соблюдать определенные правила, а именно: соблюдать требования уголовно-процессуального законодательства и правила безопасности при совершении следственных или процессуальных действий, проводить возможные оперативные и процессуальные мероприятия для минимизации последствий риска, для чего ему необходимо четко обозначить перед собой поставленную цель и решаемую задачу в процессе следственной деятельности в условиях риска. Это, в свою очередь, позволит избежать ему следственных ошибок.

Таким образом, как уже отмечалось, ошибка может вытекать из риска, допускаемого следователем в процессе производства по уголовному делу, а также может являться самостоятельным атрибутом в его профессиональной деятельности. Риск в деятельности следователя отличается от ошибки тем, что в риске присутствует социально полезная цель (раскрытие и расследование преступления, изобличение виновных в его совершении), достичь которую порой невозможно иными средствами. В следственной ошибке-нарушении социально полезной цели по определению быть не может. И хотя ошибка не имеет прямого описания в нормативных актах и поэтому не является противоправным деянием, по сути, это — явление «объективно противоправное», так как не соответствует задачам общественного развития и препятствует достижению социально значимых целей.

  1. Баранов А.М. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе окончания предварительного следствия и способы их устранения. Омск, 1996. С. 11.
  2. Боруленков Ю.П. Правовые ошибки: постановка проблемы // Российский следователь. 2014. N 7. С. 46.
  3. Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. Саратов, 1988. С. 63.
  4. Загрядская Е.А. Риск как составляющая процессуальной деятельности следователя // Расследование преступлений: проблемы и пути их решения: Сб. науч.-практ. тр. Вып. 6 / Следственный комитет Российской Федерации; Академия Следственного комитета Российской Федерации; под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Бастрыкина. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2014. С. 374.
  5. Илюхов А.А. Риск в деятельности следователя и его влияние на возникновение следственных ошибок // Российский следователь. 2011. N 7. С. 56.
  6. Камаренко В.В. Ситуационный подход к выявлению и преодолению следственных ошибок: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Калининград, 2012. С. 9.
  7. Толковый словарь русского языка. М., 1938. С. 1088; Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987. Т. 2. С. 419.

Следственные ошибки: теоретические и практические проблемы

Дата публикации: 19.11.2018 2018-11-19

Статья просмотрена: 470 раз

Библиографическое описание:

Тугушева З. З. Следственные ошибки: теоретические и практические проблемы // Молодой ученый. — 2018. — №46. — С. 200-202. — URL https://moluch.ru/archive/232/53902/ (дата обращения: 19.03.2020).

Актуальность темы статьи обусловлена двумя факторами. Во-первых, от грамотно организованной, профессиональной работы правоохранительных органов напрямую зависит справедливость уголовного судопроизводства, и как следствие национальная безопасность России, деятельность правоохранительных органов которой зачастую отрицательно оценивается на территории Российской Федерации, и на международной арене.

Во-вторых, существует ряд теоретических и практических проблем, связанных с определением сущности следственных ошибок, их причин, устранение которых позволит совершенствовать работу органов предварительного расследования.

В теории сложилось множество определений категории «следственная ошибка».

Обобщающим признаком для многих выделяемых определений является то, что следователь совершает ту или иную ошибку непреднамеренно. С. А. Шейфер справедливо отметил возможности совершения ошибок по причине неосведомленности о тех или иных правилах деятельности или в результате отсутствия необходимых знаний. Но всегда ли ошибкой следует считать непреднамеренное действие и может ли являться оправданием незнание. Например, по мнению М. Е. Свиридовой и М. А. Ментюковой, под следственной ошибкой следует понимать «незаконные действия или бездействия следователя, осуществляющего предварительное расследование по уголовному делу, которые противоречат нормам уголовного и уголовно-процессуального права, а также криминалистическим рекомендациям, и в последующем в ходе судебного разбирательства могут привести к незаконному или необоснованному решению либо к непринятию законного решения».

Читать еще:  Могут ли дети отвечать за долги своих родителей?

Е. А. Загрядской и В. О. Захаровой, напротив, утверждают, что следственную ошибку необходимо отличать от нарушения закона следователем, невыполнения им рекомендаций криминалистики и отсутствия элементарных навыков организации работы и знаний [3, с.20].

По мнению А. Д. Назарова, ошибка (следственная, судебная) — это не содержащее признаков уголовно-наказуемых деяний незаконное или необоснованное действие или бездействие субъектов, ведущих уголовный процесс, выразившееся в неполноте, односторонности и необъективности исследования указанными субъектами обстоятельств уголовного дела, несоблюдении конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также международных стандартов справедливого правосудия, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона, соответствующее их субъективному отношению к назначению уголовного судопроизводства, и объективно препятствующее его нормативно-заданному достижению в виду получения (или возможности получения) неправильного процессуального результата (решения) [6, с.9].

По мнению В. П. Климчука, ошибка, допускаемая на предварительном следствии, — это непреднамеренное нарушение законодательства, выразившееся в неисполнении или ненадлежащем исполнении его требований следователем, прокурором, иными органами и должностными лицами, осуществляющими досудебное производство по уголовному делу [4, с.9].

Данное определение чрезмерно обширное, не отражающее все признаки данного явления.

Следственные ошибки определяются и как констатированные в приговоре (постановлении) существенные нарушения УПК и тактических рекомендаций при проведении следственных действий и оперативно-разыскных мероприятий, повлекшие принятие неправильного процессуального решения и воспрепятствовавшие достижению целей расследования.

И. И. Короленко и Е. Ю. Драгунова понимают следственную ошибку как не содержащее признаков уголовно наказуемых деяний незаконное или необоснованное действие или бездействие следователя, осуществляющего предварительное расследование по уголовному делу, выразившееся в неполноте и односторонности исследования им обстоятельств дела, несоблюдении в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона и направленное, по субъективному мнению следователя, на выполнение целей и задач уголовного судопроизводства, но объективно препятствующее их достижению [5, с.10].

О. Я. Баев трактует следственную ошибку как неправильные действия следователя, не носящие характера произвола, направленные по его субъективному мнению на качественное расследование преступлений, но влекущие за собой, как минимум одно из последствий:

а) привлечение к уголовной ответственности обвиняемого (при условии совершения преступления иным лицом);

б)не установление лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности;

в)неверное применение норм уголовного или уголовно-процессуального закона;

г)другое существенное нарушений прав и законных интересов лиц, вовлеченных в любом качестве в орбиту расследования преступления [2, с.6].

Изучив представленные определения, можно предложить собственное определение следственной ошибки как совершенное субъектом, осуществляющим предварительное расследование непреднамеренное незаконное или необоснованное действие или бездействие, выразившееся в неполноте, односторонности и необъективности исследования обстоятельств уголовного дела, несоблюдении конституционных прав и свобод человека и гражданина, неверное применение норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, привлечение невиновного лица к уголовной ответственности.

От качества предварительного расследования зависит восстановление законности, справедливости и порядка.

Причины следственных ошибок можно условно разделить на две группы:

1. субъективные: недостаточный уровень профессиональных знаний и навыков, личные качества.

Для эффективного осуществления расследования необходимо обладать высоким уровнем функциональных и профессиональных знаний.

2. объективные факторы, к которым относятся неорганизованность процесса расследования и нехватка времени для тщательного расследования.

УПК РФ [1] относит следователя к стороне обвинения, что не способствует всестороннему, объективному и полному исследованию всех обстоятельств дела, как подтверждающих, так и опровергающих вину подозреваемого или обвиняемого. Таким образом, следователь не рассматривает иных версий, что характеризуется неполнотой и отсутствием объективности ведущегося расследования.

Также к объективным причинам можно отнести несвоевременное повышение квалификации, недостатки профессионального отбора кадров. Таким образом, для минимизации следственных ошибок необходимо регулярно проводить повышение квалификации, обучение сотрудников, обеспечивать строгий отбор сотрудников и законодательно урегулировать статус следователя в части обязанности всестороннего расследования уголовных дел.

  1. «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 11.10.2018) (с изм. и доп., вступ. в силу с 21.10.2018) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4921.
  2. Баев О. Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1995. С. 6.
  3. Загрядская Е. А. Следственная ошибка как негативное последствие риска в уголовно-процессуальной деятельности следователя // Российский следователь. 2015. № 20. С. 20
  4. Климчук В. П. Ошибки при окончании предварительного следствия и уголовно-процессуальные способы их устранении: дисс. канд. юрид. наук. М., 2003. С. 9.
  5. Короленко И. И., Драгунова Е. Ю. Следственные ошибки как фактор, препятствующий осуществлению правосудия // Российский следователь. 2017. № 8. С. 10–13.
  6. Назаров Д. А. Следственные и судебные ошибки и уголовно-процессуальный механизм их устранения: концептуальные основы: дисс. докт. юрид. наук. СПБ, 2017. С. 9–10.

Следственные ошибки в уголовном процессе: понятие, виды и причины возникновения

Аннотация: в данной статье затронута весьма актуальная проблема на сегодняшний день. Рассмотрены основные ошибки, допускаемые следователями при производстве по уголовному делу, приводятся примеры наиболее распространённых, выявлены причины их возникновения.

Ключевые слова: следственная ошибка, существенное нарушение, уголовно-процессуальные ошибки, тактические ошибки.

Следователь – участник уголовного процесса, осуществляющий производство предварительного расследования в его основной форме – форме предварительного следствия [1, с. 194-208]. Работа следователя – самая непростая в сравнении с деятельностью других юристов- профессионалов, как с физической, так и с юридической точки зрения. Его рабочий день ненормированный: он не может не выехать на место происшествия, сославшись на окончание рабочего дня. Он постоянно испытывает психологическую нагрузку, так как по роду службы должен решать сложные профессиональные задачи в самых неблагоприятных условиях. Каждому человеку свойственно ошибаться, но не следователю. Именно от его действий зависит дальнейшая судьба уголовного дела, судьба человека. В этой связи актуальным является вопрос о следственных ошибках.

Ошибку в уголовном процессе можно охарактеризовать как неправильность, неточность, погрешность, неправильное действие или бездействие. На практике ошибки в уголовном процессе имеют место при выдвижении версий, принятии процессуальных решений, производстве процессуальных и следственных действий [2, с. 167]. В.И. Власов полагает, что “следственные ошибки – это любые, непреднамеренные нарушения закона, недостатки и упущения, допущенные при возбуждении и расследовании уголовных дел, всякая неправильность процессуальной деятельности, в том числе и в мыслительном процессе компетентного лица. ” [3, с.63]. По мнению С.А.Шейфера: «Следственной ошибкой надлежит считать не любые упущения следователя, а лишь существенные нарушения, неправильное определение им направления своей деятельности, приводящее к искажению ее результата. Ошибиться в уголовном деле – это значит привлечь к уголовной ответственности невиновного, необоснованно освободить от нее виновного, либо создать другие помехи, препятствующие достижению целей судопроизводства» [4, с. 103].

Известный криминалист Г.А. Зорин определяет следственную ошибку как недостижение следователем запланированного результата вследствие избрания неадекватных форм деятельности при восприятии информации и ее переработке, оценке следственной ситуации и принятии решений, реализации принятых решений [5, с.285].

В современной криминалистической литературе под следственной ошибкой понимается ситуационно обусловленное упущение следователя либо выбор им неоптимального варианта реагирования на возникшую ситуацию под воздействием объективных либо субъективных факторов, влекущее за собой недостижение оптимального результата или утрату потенциальных возможностей в ходе предварительного расследования [6, с.9].

Кроме определения сущности следственной ошибки многие авторы предполагают и их классификацию по различным основаниям. Например, В.И. Левонец считает, что следственные ошибки можно классифицировать следующим образом:

  • 1. У головно-правовые;
  • 2. Организационно-тактические;
  • 3. Психологические;
  • 4. Комплексные.

Кроме того, с позиции их обнаружения автор подразделяет ошибки на явные и скрытые, т.е. латентные [7, с. 10].

Р.С. Белкин, специально исследовавший вопрос о сущности и классификации ошибок в уголовном судопроизводстве, в одной из своих последних работ предложил подразделить следственные ошибки на ошибки в суждениях (гносеологические) и ошибки в действиях следователя. В свою очередь, гносеологические ошибки Р.С. Белкин разделяет на фактические (предметные) и логические [8, с. 172]. Действительно, прежде чем принять какое-либо решение с целью его последующей реализации, следователь, используя весь запас своих знаний (включая и специальные-юридические) и новую информацию по расследуемому уголовному делу, применяет логические приемы мышления. Именно на этой стадии логического мышления чаще всего допускаются ошибки в посылках (основаниях доказательства), в аргументации последующих выводов и принимаемых затем решений.

Опираясь на приведенные классификации следственных ошибок, можно выделить три основные группы:

  • 1) криминалистические ошибки (совершаются при нарушении рекомендаций криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методике);
  • 2) уголовно-процессуальные ошибки (совершаются при нарушении требований УПК РФ);
  • 3) квалификационные ошибки (совершаются при неверной квалификации состава преступления, его объективных и субъективных элементов).

Говорить о превалировании какой-либо группы, было бы неправильно, так как каждая из них несет в себе негативные последствия для дальнейшего расследования по уголовному делу и может послужить причиной вынесения незаконного решения.

По причинам недостаточно глубокого понимания сущности и предмета доказывания допускаются процессуальные ошибки, влекущие нарушение или неправильное применение норм права. Некоторые ошибки единичны и вызваны искаженным индивидуальным толкованием процессуальных норм, другие нарушения носят распространенный характер. К примеру, нередки случаи нарушения установленной последовательности и условий совершения следственных действий, направленных на получение показаний. Допускаются ситуации, когда одним из участников очной ставки становится ранее не допрошенное лицо. При этом следователи забывают, что в случае последующего отказа лица от показаний, данных в ходе очной ставки, либо заявления сторонами ходатайства указанное доказательство может быть признано недопустимым в силу нарушения положений ч. 1 ст. 192 УПК РФ. Весьма распространенным нарушением уголовно-процессуального законодательства является не ознакомление с материалами дела, допрос в качестве свидетеля защитника или представителя потерпевшего, также в протоколах следственных действий часто не указывается место, дата, время составления протокола, что является существенным нарушением и не может быть устранено в судебном заседании.

Ошибки следствия напрямую влияют на возможность собирания и представления в суд совокупности полноценных доказательств с точки зрения их достаточности и допустимости. Опасность для следователя кроется в том, что, например, вопрос о недопустимости доказательства может встать после окончания досудебной стадии уголовного судопроизводства, когда восстановление его легитимности, иными словами, исправление допущенной ошибки невозможно по объективным причинам, не зависящим от волеизъявления следователя. Чаще всего следователем допускаются тактические ошибки, по различным основаниям. Если рассмотреть на примере такого следственного действия как осмотр места происшествия, то можно заметить закономерность нарушений. На важное значение протокола осмотра в свое время обращал внимание один из первых советских криминалистов Иван Николаевич Якимов. Он писал: «Мало наблюсти и обнаружить важное и нужное для дела при осмотре. Это только половина задачи, другое же – это закрепить и запечатлеть все наблюденное и найденное при осмотре во внешних формах, дающих правильное и точное представление каждому, кто по ним должен ознакомиться с результатами осмотра» [9, с.62].

Читать еще:  Хочу открыть ИП по электромонтажу

Самым ярким примером допущения тактических ошибок можно обнаружить именно в протоколах осмотра места происшествия.

А.Ю.Шапошников выделяет наиболее типичные нарушения уголовнопроцессуальных норм и криминалистических требований:

  • 1) в протоколе отсутствует детальное описание порядка применения технико-криминалистических средств (не указано, кем именно из участников осмотра и какое именно техническое средство применялось, не приводится описание общих и частных признаков объектов, в отношении которых применялось техническое средство, и полученный при этом результат);
  • 2) в протоколе отсутствует подробное описание точного расположения каждого обнаруженного следа на месте происшествия, а также описание общих и частных признаков, как самих следов, так и отобразившихся в них общих и частных признаков следообразующего объекта;
  • 3) при описании следов используется разговорно-бытовая лексика, а не специальные криминалистические термины;
  • 4) обнаруженные на месте происшествия следы не фотографируются по правилам узловой и детальной фотосъемки;
  • 5) в протоколе отсутствует подробное описание процесса изготовления копии или слепка, не приводятся их общие и частные признаки, не описывается процесс изъятия и упаковки;
  • 6) изымаемые в ходе осмотра места происшествия объекты не помечаются и упаковываются все вместе, в первую очередь однотипные объекты, например, дактопленки;
  • 7) в протоколе отсутствует детальное описание упаковки, не производится фотосъемка упакованных объектов [10, с.304-308].

Причины возникновения следственных ошибок могут быть различными. Это может быть несоблюдение должностных инструкций, научных рекомендаций, недостаточность опыта следователя, рабочая нагрузка и ряд внешних факторов. В научных исследованиях причины следственных ошибок трактуются не единообразно. Так, по мнению

В.И. Власова таковыми являются: 1) низкий уровень деловых качеств следователей; 2) отсутствие должных политических, моральных, а также некоторых специальных, необходимых для профессии следователя качеств, их недостаточное развитие; 3) организационные недостатки, перегрузки в работе следователя. Условиями, способствующими совершению ошибок, автор считает недостатки прокурорского надзора и недостаточное участие адвокатов в предварительном следствии [3, с. 97-123J.

В большинстве случаев в деятельности следователя преобладают субъективные причины возникновения ошибок. К ним можно отнести факторы, которые связаны с ненадлежащим исполнением следственных и процессуальных действий. Например, недостаточная совокупность доказательств в основе выводов, существенные недостатки в подготовке, организации расследования, взаимодействие с иными сотрудниками правоохранительных органов, внутренне противоречие выводов.

Таким образом, работа следователя является важным звеном в раскрытии преступления. Правильная оценка доказательств и принятия по делу в конечном итоге законного и обоснованного решения во многом зависит от того, насколько тактически грамотно были проведены следственные действия, насколько качественна полученная в ходе их проведения информация. Необходимо помнить, что ошибки следователя могут быть основанием ошибок суда, что в конечном счете несет негативные последствия для обвиняемого.

  • 1. Уголовно-процессуальное право. Актуальные проблемы теории и практики: учебник для магистров/ под ред. В.А. Лазаревой, А.А. Тарасова. 2-е издание, перераб. и дополненное. – М.: Издательство Юрайт, 2014.-476с.
  • 2. Слинько С.В. Следственные ошибки в уголовном процессе// Вестник ОГУ,- 2006, №3. – с. 167-171.
  • 3. Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. – Саратов: СГУ, 1988.-200с.
  • 4. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Монография. -М.: Норма, 2009. – 125с.
  • 5. Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики.- Минск: Амалфся, 2000. – 416с.
  • 6. Левонец В.И. Криминалистическая методология преодоления латентных ошибок. – Гродно, 1994. – 107с.
  • 7. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. – М.: Норма-Инфра, 2001. – 240с.
  • 8. Вопленко Н.Н. Причины ошибок в правоприменении (опыт конкретно-социологического изучения) // Сов. гос-во и право. -1982.- №4.-
  • 9. Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. Новое издание, перепечатанное с издания 1925 г. – М.: ЛексЭст, 2003. – 496с.
  • 10. Шапошников А. Ю. Криминалистические аспекты фиксации доказательственной информации в протоколе осмотра места происшествия // Криминалистика в системе правоприменения: Материалы конференции. – М.: МАКС Пресс, 2008. – С. 304-308.

undergraduate first year students, Samara University

Investigatory errors in criminal proceedings: the concept, types and causes

Abstract: in this article the topical problem today. Considers the basic mistakes made by investigators during the criminal proceedings, are examples of the most common identified causes of them.

Keywords: investigative error, a fundamental breach, criminal procedural mistakes, tactical errors.

Демидова Ольга Леонидовна,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Верховный суд указал не исправлять ошибки следствия

Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 16 марта 2011 года утвержден «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвёртый квартал 2010 года».

Среди прочего в обзоре верховного суда приведена ситуация, подробнее изложенная в определении №4-О10-164. Которое я хотел бы предоставить на обсуждение уважаемой аудитории.

Речь идет о возврате дела прокурору в порядке статьи 237 Уголовно-процессуального кодекса.
Верховный суд указывает на необходимость возврата некачественных обвинительных заключений (уголовных дел) прокурору на устранение недостатков.

По моему мнению, Верховный суд, в данном случае, указывает на одну из сторон, которая позволила бы частично изменить существующую систему расследования, при определенном стечении обстоятельств, повысить качество следствия.

Согласно сведений Судебного департамента при Верховном суде России, в порядке, предусмотренном указанной статьей было возвращено около 5% дел.

В соответствии с положениями статьи 237 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом. К указанным препятствиям закон относит:

– нарушения требований УПК РФ при составлении обвинительного заключения, исключающие возможность постановления приговора или вынесения иного решения;

– невручение обвинительного акта в установленном порядке;

– необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта, о применении принудительной меры медицинского характера;

– имеются основания для соединения уголовных дел;

– при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права.

Необходимо отметить, что сама статья 237 УПК РФ неоднократно изменялась под существенным давлением то со стороны генеральной прокуратуры РФ, то со стороны СК РФ.

По сути, норма, закрепленная в ней, была призвана изначально запретить так называемое доследование.
Но учитывая, ужасно низкое качество следствия в подобном случае у судов не осталось бы выбора и пришлось бы выносить множество оправдательных приговоров.

В Постановлении РФ от 08.12.2003 №18-П Конституционный Суд РФ дал свою трактовку некоторых норм, указанной правовой конструкции, которая позволила фактически негласно расширить четко установленные законом сроки устранения недостатков и проведения необходимых следственных действий.

Федеральным законом от 02.12.2008 №226-ФЗ признана утратившей силу часть 4 указанной статьи, запрещавшая производство каких-либо следственных или иных процессуальных действий, не предусмотренных настоящей статьей, по уголовному делу, возвращенному прокурором.

Тем же Федеральным законом признана утратившей силу норма части второй указанной статьи о 5-дневном сроке устранения недостатков, и норма о признании недопустимыми доказательств полученных по истечении указанных процессуальных сроков.

На мой взгляд, фактически, весь изначальный смысл указанной юридической конструкции был кардинально изменен в угоду нерадивому следствию.

Не вдаваясь в подробности, хочу остановиться на нарушениях, допускаемых при составлении обвинительного заключения.

Много говориться о качестве следствия в России.
Мы часто обсуждаем причины предельно низкого качества расследования уголовных дел и составления процессуальных документов.

Причин действительно много.
К ним можно отнести большую загруженность следователей, коррупционную составляющую, слабую профессиональную подготовку следователей и многие другие.
Но, бесспорно, эти факторы не могут быть объяснением судебных ошибок и привлечения к уголовной ответственности невиновных.

Если брать личную статистику, то можно привести свои примеры.
С точки зрения формального соблюдения требований статьи 220 УПК РФ, в соответствии с которыми в обвинительном заключении должны быть указаны существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела, почти ни одно прочитанное мной обвинительное заключения в полной мере им не соответствует. Из большинства подобных документов невозможно понять в полной мере в чем обвиняется привлекаемое лицо.

Конечно, мои наблюдения вряд ли можно назвать объективными.
Во-первых, большая часть дел, с которыми я сталкиваюсь объективно очень объемны, обвинительные заключения зачастую составляют несколько десятков томов, и в них в силу объема, могут встречаться множество ошибок.
Во-вторых, я специализируюсь на защите по наиболее сложным внешне-экономическим делам. Специалистов в этой области среди следователей не так много, а расследовать приходится.

Невзирая на это, моя адвокатская практика показывает, что почти в 99% случаев, по ходатайству стороны защиты дела возвращаются.
По причине нежелания судей «разгребать» ошибки следствия.

Однако, действенным, массовым методом борьбы с низким качеством расследования, подача ходатайства о возврате дела прокурору для устранения недостатков пока не стала. Указанные ходатайства не стали повсеместными.

Невзирая на это, на мой взгляд, это действенная мера, позволяющая не только восстановить в полной мере право обвиняемого на защиту (в части права – знать в чем он обвиняется), но и способ исключить из обвинения много излишне вмененного.
Я не раз писал об этом (Возврат дела прокурору – действенный рычаг в инструментарии адвоката).

Читать еще:  Уголовное правонарушение в зависимости от степени общественной опасности

Указание судам на возможность принимать жесткие решения, о возврате дела прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению, должно дать толчок к установлению нового барьера, своеобразного фильтра, для прохождения некачественными уголовными делами последующих процессуальных стадий.

Возможное практическое развитие указанного, серьезным образом суженного правового института, должно дать толчок для повышения качества расследования.

Каковы правовые последствия при возникновении у следствия ошибок?

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с ЗАО “Сбербанк-АСТ”. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 66-О09-241 Установленные нарушения уголовно-процессуального закона суд правильно признал существенными, не устранимыми в судебном производстве, исключающими возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения и вернул уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Н.С.Е. на постановление Иркутского областного суда от 1 декабря 2009 г., которым уголовное дело в отношении

М.П.О., 19 сентября 1980 года рождения, уроженца гор. Иркутска, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 4 п. “в”, ст. 158 ч. 3 п. “а”, ст. 162 ч. 4 п. “в”, ст. 105 ч. 2 п. “а, з, к” УК РФ возвращено прокурору Иркутской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Мера пресечения М.П.О. – подписка о невыезде, оставлена без изменения.

Заслушав доклад судьи Ф.С.М., выступление прокурора П.С.Н., поддержавшего доводы кассационного представления об отмене постановления, обвиняемого М.П.О. и адвоката Ш.Е.М., возражавших против удовлетворения представления, судебная коллегия, установила:

органами следствия М.П.О. предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 4 п. “в”, ст. 158 ч. 3 п. “а”, ст. 162 ч. 4 п. “в”, ст. 105 ч. 2 п. “а, з, к” УК РФ, то есть в:

– разбойном нападении на Ч.И.М. в городе Зима с применением предметов, используемых в качестве оружия, и причинением тяжкого вреда её здоровью,

– краже её имущества с незаконным проникновением в жилище в городе Саянске, совершенных в конце августа 2006 года;

– разбойном нападении на Х.С.П. и К.Н.К., совершенном 4 сентября 2006 г. в городе Иркутске с применением предметов, используемых в качестве оружия, и причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших;

– убийстве двух и более лиц (Ч.И.М., Х.С.П. и К.Н.К.), сопряженном с разбоем, с целью скрыть другое преступление.

Постановлением Иркутского областного суда от 1 декабря 2009 г. уголовное дело по обвинению М.П.О. в порядке ст. 237 УПК РФ возвращено прокурору Иркутской области для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В обоснование своего решения суд указал, что органами предварительного следствия нарушены требования ст.ст. 171, 220 УПК РФ и, тем самым – право подсудимого на защиту.

Нарушения выразились в том, что при изложении фактических обстоятельств совершения убийства Ч.И.М., Х.С.П. и К.Н.К. не указаны юридические признаки инкриминируемых деяний отдельно по каждому из эпизодов, в то время как эти убийства не связаны единством умысла, совершены с различными мотивами, а убийство Ч.И.М. совершено в другое время и в другом месте.

По факту причинения смерти К.Н.К. не указаны конкретные квалифицирующие признаки совершения преступления, противоречиво описан мотив убийства (т. 4 л.д. 75-77, 79, т. 5 л.д. 4-5, 7).

По эпизоду убийства Ч.И.М. не выполнены требования закона об указании в обвинительных документах времени совершения преступления (т. 4 л.д. 77, т. 5 л.д. 61).

Обвинительное заключение составлено за пределами срока предварительного следствия и не имеет юридической силы, поскольку срок предварительного следствия по делу был продлен до 12 месяцев, т.е. до 23 сентября 2009 года, обвинительное заключение составлено 24 сентября 2009 года (т. 4 л.д. 54-57). После возвращения дела прокурору и составления нового обвинительного заключения, срок предварительного следствия в установленном законом порядке не продлевался, обвинительное заключение составил следователь М.А.В., которому руководителем следственного органа таких поручений не давалось, чем нарушены требования ст.ст. 39, 156, 162 УПК РФ.

Указанные нарушения являются существенными, неустранимыми в судебном производстве и препятствующими рассмотрению дела по существу в судебном заседании.

В кассационном представлении государственный обвинитель Н.С.Е., считая его незаконным и необоснованным, просит постановление отменить, уголовное дело направить в Иркутский областной суд для рассмотрения по существу. Она указывает, что органы предварительного следствия в описательной части постановления о привлечении М.П.О. к уголовной ответственности в порядке ст. 171 УПК РФ изложили фактические обстоятельства совершения убийства Ч.И.М., Х.С.П. и К.Н.К., указав отдельно по каждому из эпизодов юридические признаки указанных деяний. В случае признания судом недоказанным одного из квалифицирующих признаков, суд вправе исключить его из объема предъявленного обвинения. Дата, когда Ч.И.М. приехала на участок, не конкретизирована, поскольку это число – 29 августа 2006 г., указано выше по тексту при описании разбойного нападения на потерпевшую. Уголовное дело возвращено прокурору со стадии судебного следствия, государственным обвинителем планировалось приобщение документов, подтверждающих наличие поручения следователю М.А.В. Составление обвинительного заключения 24.09.2009 г. не является существенным нарушением, не повлекло нарушения права на защиту обвиняемого, следовательно, не может расцениваться как препятствие для рассмотрения уголовного дела по существу.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 237 УПК РФ в случае, если обвинительное заключение составлено с нарушением требований Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

В соответствии со ст. 171 УПК РФ в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого должны быть указаны, наряду с другими сведениями, описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию, в том числе мотивов лица при совершении преступления; а также – пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающие ответственность за данное преступление.

При обвинении лица в совершении нескольких преступлений, предусмотренных разными пунктами, частями, статьями Уголовного кодекса Российской Федерации, в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого должно быть указано, какие деяния вменяются ему по каждой из этих норм уголовного закона.

В силу ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении указываются, наряду с другими данными – существо обвинения, место и время совершения преступления, его способы, мотивы, цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Как видно из материалов дела, убийства Ч.И.М., а также Х.С.П. с К.Н.К. совершены не одновременно и в разных местах. Действия обвиняемого не связаны единством умысла, отличаются по мотивам. Несмотря на эти обстоятельства, вопреки доводам кассационного представления и в нарушение ст.ст. 171, 220 УПК РФ, в обвинительных документах при описании преступления отдельно по каждому из эпизодов убийства не указаны их конкретные юридические признаки.

По факту причинения смерти К.Н.К. органами следствия в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении приведены противоречивые мотивы действий обвиняемого – указывается, что у М.П.О. возник умысел на убийство К.Н.К. “с целью скрыть совершенное им преступление”, и здесь же заявляется, что М.П.О. осознавал, что “К.Н.К. может помешать совершению хищению имущества, принадлежащего Х.С.П. и К.Н.К.” (т. 4 л.д. 79, т. 5 л.д. 7). В то же время из описания преступного деяния, квалифицируемого органами расследования по п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ, следует, что М.П.О. обвиняется в убийстве К.Н.К., совершенном в ходе разбойного нападения (т. 4 л.д. 75-77, т. 5 л.д. 4-5).

Кроме того, как правильно в постановлении указал суд, по эпизоду убийства Ч.И.М. органы следствия при описании преступного деяния обвиняемого не указали время совершения преступления, ограничившись выражением “На следующий день, то есть (дата когда приехала на участок Ч.И.М., эта дата установлена) Ч.И.М. приехала на принадлежащий ей участок. ” (т. 4 л.д. 77, т. 5 л.д. 61).

Довод кассационного представления о том, что дата не конкретизирована, поскольку указана выше по тексту при описании разбойного нападения на потерпевшую – не может быть признан состоятельным, поскольку противоречит прямому требованию закона об указании времени совершения не выборочного, по усмотрению следователя, а каждого, вменяемого обвиняемому, преступления.

Приведённые нарушения закона нарушают право обвиняемого на защиту, поскольку лишают его возможности определить объём обвинения, от которого он вправе защищаться.

Из материалов дела видно, что срок предварительного следствия по делу был продлен до 12 месяцев, т.е. до 23 сентября 2009 года, а обвинительное заключение составлено 12 ноября 2009 года (т. 5 л.д. 96), т.е. за пределами срока предварительного следствия, в связи с чем его нельзя признать имеющим юридическую силу.

Помимо этого, обвинительное заключение, после возвращения дела прокурору, составил следователь М.А.В., которому таких поручений не давалось, чем нарушены требования ст.ст. 39, 156, 162 УПК РФ.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона суд правильно признал существенными, не устранимыми в судебном производстве, исключающими возможность постановления приговора или вынесения иного решения на основе данного обвинительного заключения, и вернул уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом.

При таких обстоятельствах оснований к удовлетворению кассационного представления не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление Иркутского областного суда от 1 декабря 2009 года в отношении М.П.О. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Н.С.Е. – без удовлетворения.

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20 января 2010 г. N 66-О09-241

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector