Кто несет ответственность за удаление падающих деревьев на кладбищах?
Prokurors.ru

Юридический портал

Кто несет ответственность за удаление падающих деревьев на кладбищах?

За чей счет должны на кладбище спиливать старое дерево, которое может упасть и разбить памятник?

Как правило, старые гиганты на кладбище – головная боль для граждан, которые ухаживают за могилами родственников. Периодически деревья падают, ломая ограды и памятники, которые стоят больших денег.

Спилить дерево на кладбище – задача непростая. С помощью такой техники как вышка подобраться можно только к деревьям, которые растут преимущественно по периметру кладбища, недалеко от дороги.

Сергей Тур, заместитель директора КУП «Специализированный комбинат коммунально-бытового обслуживания»:
За деревьями на кладбище должны следить сотрудники и работники кладбища. Они осматривают территорию и выявляют аварийно опасные и сухостойкие деревья. Потом принимается решение о сносе этих деревьев. Не всегда есть такая возможность работать с большими деревьями – тогда мы пользуемся услугами промышленных альпинистов.

Верхолазы забираются на верхушку дерева и спиливают ствол по частям, затем эти части аккуратно спускают вниз. Кстати, деревья, которые растут и вне ограды, и внутри, всегда под вниманием работников кладбища. Ведь порой бывает, что место захоронения не посещают годами. Другое дело, если сами родственники хотят спилить старый тополь внутри ограды.

Сергей Тур, заместитель директора КУП «Специализированный комбинат коммунально-бытового обслуживания»:
Они должны прийти к директору кладбища и написать заявление о спиливании данного дерева. Комиссия выезжает на кладбище, смотрит, проверяет и принимает решение, надо ли спиливать данное дерево.

Стоимость такой услуги зависит от высоты и диаметра дерева. Если прибегнуть к помощи промышленных альпинистов, спиливание будет стоить немного дороже. Если все-таки падения не удалось избежать, и рухнувшее дерево разбило памятник и погнуло ограду, возникает закономерный вопрос: за чей счет это все восстанавливать?

Сергей Тур, заместитель директора КУП «Специализированный комбинат коммунально-бытового обслуживания»:
Если это стихийное бедствие, то ответственность за восстановление памятников несут сами родственники. Когда по нашей вине – это уже за наш счет.

Последняя редакция Закона «Об утверждении правил содержания мест погребения» регулирует и вопрос посадки деревьев. Теперь на территории кладбища нельзя сажать высокорослые деревья, можно низкорослые и кустарники.

Страховые компании не так давно стали предлагать новую услугу – страхование памятников. Взнос составляет 3,3% от стоимости надгробия. Застраховать можно на все случаи: и от стихийного бедствия, и от вандализма, сообщили в программе «Добро пожаловаться!» на СТВ.

Перевалочная база для военнопленных, отправленных в лагеря Германии. Неизвестные факты о концлагере Шталаг-352, который находился в Масюковщине

Новости Беларуси. Концлагерь Шталаг-352 близ деревеньки Масюковщина на окраине Минска. До войны здесь был военный городок с деревянными казармами, конюшнями, водонапорной башней, клубом, автомастерской и тиром, сообщили в программе «Неделя» на СТВ.

А с 1941 года – перевалочная база для советских военнопленных, которых отправляли в лагеря Германии. По разным данным, здесь погибли более 80 тысяч узников – от истощения, болезней и издевательств. Имена большинства не известны до сих пор.

И вот появился шанс закрасить хотя бы некоторые белые пятна истории. Во время сноса еще довоенных строений в Масюковщине обнаружены надписи. Велика вероятность, что память о себе оставили бывшие узники Шталага.

Подробнее об этом расскажет Анастасия Дехтяр.

Анастасия Дехтяр, корреспондент:
Масюковщина. Экс-деревня, ныне микрорайон столицы. Сюда окраина Минска дошагала буквально 50 лет назад. Угнетающая тишина, и еще больше пугает осознание так называемого культурного слоя. Интересно, а знают ли местные истину, которая где-то рядом?

Грустно, но факт: краеведческими знаниями никто из опрошенных не блеснул. А ведь поросшей пустырь с заброшенными строениями не просто магнит для сталкеров, а хранитель бесчеловечных событий.

Это фото, что хранится в музее Великой Отечественной, с предельной контрастностью констатирует реальный эпизод: военнопленные тащат обоз с трупами. Этот кадр, как и соседние, сделаны немцами в оккупационном Минске, как раз в той самой Масюковщине. Это Шталаг – лагерь для военнопленных, получивший порядковый номер 352.

Наталья Яцкевич, заведующая отделом научно-исследовательской работы Белорусского государственного музея истории Великой Отечественной войны:
Лагерь Шталаг-352, располагавшийся в Масюковщине – крупнейший лагерь военнопленных. Лагерь состоял из двух частей, городской и лесной.

Из 80 тысяч замученных до смерти жертв архипелага Шталаг поименно известно лишь чуть больше десятой части. Имена продолжают всплывать спустя десятилетия. Хотя нет, их скорее выталкивает земля, так безмерно принявшая своих сыновей на вечный покой. Весной 2016-го поисковый батальон вооруженных сил на территории бывшего лагеря (кстати, еще до недавнего времени здесь размещался действующий военный городок) начал раскопки.

Тогда нашли останки 147 узников, имена трех погибших удалось установить. В канун 3 июля с воинскими почестями их перезахоронили в братскую могилу.

Конкретно в этом месте не уничтожали, а лишь хоронили умерших. На отшибе. А вот там, за железной дорогой, базировался сам лагерь. Сколько же стихийных оврагов и траншей, запорошенных временем, еще прикрывает земля? Оголились кое-какие факты буквально на днях, когда здесь начал орудовать бульдозер. На руинах старых казарм найдены любопытные надписи времен войны.

Во время оккупации в здании был барак. Нары стояли в три яруса. Военнопленные хоть как-то пытались оставить след о себе. В завалах снесенного здания пытаемся отыскать еще артефакты.

Итак, найдено 25 надписей. По четырем автографам удалось установить авторство и судьбы. Потомков одного из узников даже уже отыскали в Краснодарском крае. 21 фамилия по базам архивов проходят как без вести пропавшие, а значит, скорее всего живыми эти люди отсюда не вышли.

Александр Лугин, ведущий специалист Управления по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил Беларуси:
Больше нас, конечно, интересует сведения о тех, дальнейшая судьба кого нам пока не известна. Вероятнее, если мы ее не установим, то они погибли в этом лагере. Это будет еще несколько фамилий, которые установлены по погибшим этого лагеря. Их не так и много, этих фамилий. В паспорте воинского захоронения числится только 12 тысяч 118 известных фамилий. Это на данный момент. Государственная политика Республики Беларусь и память о войне для нас, белорусского народа, священны. Естественно, мы более тщательно стали заниматься этими вопросами. Мы полагаем, что здесь есть траншеи с закопанными военнопленными, погибшими здесь, в лагере.

Это перспективное место раскопок для поискового батальона. Уже в следующем сезоне они, как говорится, копнут глубже. Что же касается строительства микрорайона, пока это долгосрочная перспектива. Сейчас проектировщики и архитекторы занимаются лишь планированием. В Минскградо нас уверили, что в курсе такого исторического фундамента, а перед тем, как проводить застройку, почва тщательно исследуется.

И если находят, к примеру, останки жертв войны, вызывают специалистов – все то же военное управление по увековечиванию памяти. Те же в свою очередь «находки» перезахоранивают в соответствии с законодательством. А впредь, как правило, такие места строители обходят стороной, разбивают там зеленые зоны и скверы.

Ольга Кукса, заместитель директора Спецкомбината КБО Минска:
Существующие нормы законодательства не предусматривают постройку жилого сектора на территории кладбища, если оно не будет перенесено.

Сейчас уже реже, но при земляных работах строители все же иногда натыкаются на жителей царства мертвых. Ничего удивительного – многострадальный Минск пережил столько горя. Да и город, особенно последний век, слишком интенсивно разрастался. Вот и самое старинное сохраненное столичное кладбище – Кальварийское (оно носит статус историко-культурной ценности) – было разбито 200 лет назад за чертой города.

Читать еще:  Сроки выполнения предписания о демонтаже рекламы?

Тимофей один из тех столичных гидов, что занимаются некрологией и водят экскурсии по кладбищам. Ведь некрополи – это своеобразный элемент культуры: от архитектуры до почитания легендарных личностей.

Сейчас в топе самых популярных минских кладбищенских маршрутов Восточное, Кальварийское и Военное. На последнем, говорят, даже устраивают краеведческие квесты: кто быстрее отыщет нужную могилу известного усопшего.

Тимофей Акудович, историк, экскурсовод:
Любы горад еўрапейскі, калі пашыраўся, забудоўваў сваі некропалі. У нас гэта больш, чым у іншых, на жаль, але сам факт ёсць усюды.

Историк уверяет: все города построены на костях. Минск – не исключение. В подкрепление и любопытные исследования американских ученых, которые несколько лет назад приводили специфические расчеты.

За всю историю человечества – то есть примерно с 50 000 лет до нашей эры – на планете родилось 107 миллиардов человек. К тому моменту живыми числились 7 миллиардов: эту отметку население планеты преодолело 31 октября 2011 года. Получается, что 100 миллиардов человек уже умерли. Площадь суши оценивается почти в треть площади всей поверхности планеты и составляет около 149 миллионов квадратных километров. Получается, что на одном квадратном километре покоится по 671 человеку. Это, конечно, все приблизительно, на самом деле все гораздо плотнее.

Почему некоторые минчане возмущаются, мол, мой дом построен на кладбище? Такое теоретически возможно, это касается архитектуры советского наследия. Тогда законом были закреплены временные нормы: кладбище аннулировалось спустя 60 лет после последнего захоронения.

Тимофей Акудович:
Усе знішчалася, пераносілася асабліва ў канцы XIX, XX стагоддзя. Калі на гэта ўсе пакласці яшчэ месца масавых пахаванняў, атрымліваецца, што перыядычна натыкаемся на гэтыя месцы.

Сейчас в столице 23 кладбища. Большинство из них, если вернуться к истории, когда-то были деревенскими.

Тимофей Акудович:
У 70-х гадах Мінск быў самым хуткарастучым горадам Еўропе. І адпаведна вялікая колькасць вясковых могілак проста апынулася ў цэнтры горада. Зараз у гэтым сэнсе жорсткае заканадаўства, і перанос могілак альбо іх ліквідацыя, нават перанос магіл асобных, гэта вельмі складаная працэдура, якая амаль ніколі не робіцца.

Ольга Кукса:
В 50-60-х годах такая картина наблюдалась: кладбища закрываются по всей территории Беларуси. Но это не значит, что на этих объектах запрещено производить захоронения. Все кладбища, если так можно выразиться, живут своей жизнью.

Память и история в современной Беларуси весьма трепетные понятия. Это касается и общего, и частного, особенно, когда речь заходит о Великой Отечественной. Так старательно ее пытаются окончить, перезахоранивая солдат. Только в 2019 году поисковый батальон поднял останки 1901 жертвы войны. 74 фамилии установлены, а значит, родственникам пришли письма из прошлого: их бойцы теперь в списках значатся.

Возвращаясь к истории находок в Масюковщине.

Наталья Яцкевич:
Я считаю, что все такие места нужно мемориализировать. Это не значит, что нужны огромные территории, запрещать строительство и так далее. Вот такие крупные места массового уничтожения должны быть как-то обозначены.

Пока в этом деле звучит барабанная дробь – найденные надписи на экспертизе, расследование продолжается. Возможно, уже совсем скоро на холодных гранитных плитах мемориала золотыми буквами высекут имена тех, кто уже молчит под этой землей.

«За аварийные деревья на могилах отвечают родственники усопших»

«За аварийные деревья на могилах отвечают родственники усопших»

Читать все комментарии

— Если дерево растёт в ограде могилы, следить за его состоянием должно лицо, ответственное за данное захоронение. Это прописано в правилах благоустройства. То есть вы сами должны организовать спил дерева на могиле своего родственника, если оно вам мешает. Договориться можно с кем угодно: с промышленными альпинистами; вышку подогнать, если рядом проходит дорога, и т. д. Единственное — о производстве таких работ надо поставить в известность коменданта кладбища.

Если дерево растёт вне ограды, то за него несёт ответственность «Администрация городских кладбищ». Но мы спиливаем деревья, только если они действительно аварийные и представляют угрозу: если дерево наклонилось, повисло на соседнем дереве и т. д. Это необходимо согласовывать с управлением экологии. Оно должно прислать специалиста, который оценит состояние дерева — аварийное ли оно, сухостойное или ещё какое-то. Только после этого мы можем его спилить. Здоровые деревья, которые никому не угрожают, мы трогать не имеем права. Сейчас очень высокие штрафы за самовольно спиленные деревья: порядка 80 тысяч рублей за каждый ствол.

От редакции. Любимые читатели! Вы профессионально разбираетесь в том или ином вопросе? У вас есть своя точка зрения по актуальным для воронежцев проблемам? Присылайте своё мнение по электронной почте на адрес moe@kpv.ru. Обязательно укажите в теме письма название рубрики «Мнение» и не забудьте оставить координаты для обратной связи.

Самое читаемое

Сетевое издание «МОЁ! Online»
(перевод – «МОЁ! Прямая линия»)

Сетевое издание, зарегистрировано 30.12.2014 г. Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС77-60431 от 30.12.2014 г.

Учредитель: ООО «Издательский дом «Свободная пресса»

Главный редактор редакции «МОЁ!»-«МОЁ! Online» — Ирина Викторовна Булгакова

Редактор отдела новостей «МОЁ! Online» — Александра Васильевна Грицаева

Адрес редакции: 394049 г. Воронеж, ул. Л.Рябцевой, 54

Телефоны редакции: (473) 267-94-00

Мнения авторов статей, опубликованных на портале «МОЁ! Online», материалов, размещённых в разделах «Мнения», «Народные новости», а также комментариев пользователей к материалам сайта могут не совпадать с позицией редакции газеты «МОЁ!» и портала «МОЁ! Online».

Есть интересная новость?
Звоните: (473) 267-94-00. Пишите: web@kpv.ru, moe@kpv.ru

По вопросам размещения рекламы на сайте обращайтесь:

или по телефону в Воронеже: (473) 267-94-13

Подписка на новости: RSS

Наш партнёр:
Альянс руководителей
региональных СМИ России

Данные погоды предоставляются сервисом

Все права защищены ООО ИД «СВОБОДНАЯ ПРЕССА» 2007–2020. Любые материалы, размещенные на портале «МОЁ! Online» сотрудниками редакции, нештатными авторами и читателями, являются объектами авторского права. Права ООО ИД «СВОБОДНАЯ ПРЕССА» на указанные материалы охраняются законодательством о правах на результаты интеллектуальной деятельности. Полное или частичное использование материалов, размещенных на портале «МОЁ! Online», допускается только с письменного согласия редакции с указанием ссылки на источник. Все вопросы можно задать по адресу web@kpv.ru. В рубрике «Воронеж официальный» публикуются сообщения в рамках контрактов об информационном сотрудничестве между редакцией «МОЁ! Online» и органами власти. Материалы рубрики «Новости партнёров» публикуются в рамках договоров (соглашений, контрактов) об информационном сотрудничестве и (или) размещаются на правах рекламы. Партнёрский материал — это статья, подготовленная редакцией совместно с партнёром-рекламодателем, который заинтересован в теме материала, участвует в его создании и оплачивает размещение.

В России запрещена деятельность организаций: «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымско-татарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля»; «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».

КУЛЬТУРА ПЕНЗЫ

I Музыкально-поэтический фестиваль

Вечер Алексея Александрова

Вечер “На Энцелад!”

Встреча “Время верлибра”

Творческий вечер Марии Сакович

Вечер “В начале было слово”

Встреча “Абсурд. Логика алогизма”

Вера Дорошина “Слова на ветру”

СПОРТ ПЕНЗЫ

РЕКЛАМА

Разбитый памятник восстановят за счет бюджета?

Дмитрий ГУЛИН

Кто возместит ущерб от падения сухого дерева

Читать еще:  Является ли долг за административные штрафы наследуемым?

Жительница Пензы, придя на могилу своего мужа на Новозападном кладбище, обнаружила, что на гранитный памятник упало огромное сухое дерево. От удара памятник опрокинулся и раскололся. Кроме того, расколотыми оказались две бордюрные плитки. Женщина обратилась в МУП «Спецбюро» с требованием возместить ей материальный ущерб в размере стоимости восстановления памятника и бордюрных плиток…

МУП «Спецбюро» отказало ей даже в принятии заявления, ссылаясь на то, что удаление и кронирование деревьев относится не к их компетенции. Женщине рекомендовали адресовать претензии управлению ЖКХ Пензы…
УЖКХ Пензы в возмещении причиненного ущерба ей также отказало, со ссылкой на то, что территория городских кладбищ находится в ведении органа местного самоуправления.

Органом местного самоуправления – администрацией Пензы – в рассмотрении вопроса о возмещении материального ущерба было отказано со ссылкой на то, что упавшее дерево находилось на территории захоронений, а потому, «ответственность за причиненный вред должно нести Управление ЖКХ Пензы»…
Круг замкнулся. Что же делать: «проглотить» или заставить ответственные службы возместить ущерб?

Женщина пыталась решить вопрос в досудебном порядке. Обращалась с письмами в прокуратуру Ленинского района Пензы.
Там ей пояснили, что в соответствии с п. 2.1. «Положения об организации ритуальных услуг, содержании мест захоронения и порядке деятельности общественных кладбищ на территории Пензы», координацию деятельности общественных кладбищ и организацию работы по содержанию мест захоронения осуществляет управление ЖКХ Пензы. Иными словами, именно это ведомство и должно понести материальную ответственность.

Однако УЖКХ Пензы на повторный запрос, сообщило, что бюджетом Пензы предусмотрено выделение денежных средств «на оплату субсидий на возмещение недополученных доходов, связанных с оказанием услуг по благоустройству и озеленению города». В соответствии с этим был заключен договор, на основании которого работники предприятия производят работы по уборке дорожного покрытия и вывозу мусора с городских кладбищ. При этом особо отметили, что «производство работ по удалению и кронированию деревьев договором не предусмотрено».

Таким образом, ущерб, причиненный в результате падения дерева на памятник, все организации и ведомства возмещать отказались. Женщина обратилась за защитой в суд.
В судебном решении имеется акт осмотра фотографий упавшего дерева, произведенного начальником отдела воспроизводства, лесоразведения и защиты леса Министерства лесного, охотничьего хозяйства и природопользования Пензенской области.

«Порода дерева – осина, возраст около 35-40 лет, диаметр ствола на высоте груди (1,3 м) – 20 см. Кора на стволе практически отсутствует, остались отдельные ее фрагменты, позволившие определить породу дерева. Согласно Руководству по планированию, организации и ведению лесопатологических обследований, утвержденного приказом Рослесхоза, данное дерево относится к категории «старый сухостой». У старого сухостоя живая листва отсутствует, кора и мелкие веточки осыпались частично или полностью, стволовые вредители вылетели, на стволе грибница дереворазрушающих грибов. Ствол имеет темные пятна – следствие заражения древесины грибами. Причиной падения дерева мог быть сильный порыв ветра…»

«Исследовав собранные доказательства по делу, суд приходит к выводу о том, что ответственным за убытки истца в результате падения дерева является УЖКХ Пензы, поскольку оно ненадлежащим образом выполнило пункт 2.1 «Положения об организации ритуальных услуг, содержании мест захоронения и порядке деятельности общественных кладбищ на территории Пензы».

По нормам действующего законодательства, именно УЖКХ Пензы «организует работу по оказанию ритуальных услуг и содержанию мест захоронения, расположенных в Пензе». Было установлено, что дерево, относящееся к категории «старый сухостой», располагавшееся на территории Новозападного кладбища Пензы, своевременно спилено и убрано не было, «в результате чего, оно упало и повредило надгробный памятник из гранита «Карелия», причинив материальный ущерб…»

Иск женщины к УЖКХ Пензы был удовлетворен частично. С управления ЖКХ Пензы (за счет казны города) был взыскан материальный ущерб в размере 56 тысяч 360 рублей, расходы по уплате госпошлины 1890,8 рублей, а также расходы на составление искового заявления – 1500 рублей. В удовлетворении требований о компенсации морального вреда в 5000 рублей было отказано.

С таким решением не согласилось Финансовое управление Пензы. Оно обратилось в областной суд с апелляционной жалобой. В ней юристы мэрии указывали, что дерево, в результате падения которого был нанесен материальный ущерб, якобы, произрастало за пределами Новозападного кладбища…

Однако вышестоящая инстанция подтвердила справедливость решения, вынесенного судом первой инстанции: ответственность за причиненные в результате падения дерева убытки несет управление ЖКХ Пензы, поскольку оно ненадлежащим образом выполнило свои функции. Ведь согласно Устава Пензы, УЖКХ Пензы, в том числе, «организует работу по оказанию ритуальных услуг и содержанию мест захоронения, расположенных в городе Пензе…»

Итог истории таков: прошел без малого год с момента обнаружения повреждения памятника, до того, как женщине удалось в двух судах заставить коммунальных чиновников признать свою вину и возместить материальный ущерб. Но, полагаем, чем чаще пензенцы будут обращаться в суд за защитой своих прав, тем ответственнее коммунальщики будут выполнять свою работу и охотнее идти на мировую, не дожидаясь решения суда.

«Новая социальная газета», №34, 22 сентября 2016 г.
Публикация размещена с разрешения редакции «НСГ».
Адрес редакции «Новой социальной газеты»: г. Пенза, ул. К. Маркса, 16. Тел./факс.: 56-24-91, 56-42-02, 56-42-04.

Как добиться сноса аварийного дерева?

Объясняем, к чьей зоне ответственности относится уход за зелёными насаждениями в городе.

– У нас рядом с домом стоит старый тополь. Уже который год его осенью и зимой во время ветра качает так, что страшно мимо ходить, но его почему-то не сносят. Сейчас скоро тепло закончится, станет ветрено, и он опять закачается, если вовсе не рухнет сам. К кому нужно обращаться, чтобы его наконец снесли?

Согласно п. 11.3 Правил внешнего благоустройства Кирова ответственность за сохранность зелёных насаждений и уход за ними распределяется в зависимости от территории, на которой они расположены:

в парках, скверах, лесопарках, зонах отдыха – на организации, за которыми закреплены эти территории;

на дворовых территориях – на собственников земельных участков, управляющие и обслуживающие жилищный фонд организации, ТСЖ, ЖСК;

на закреплённых территориях – на владельцев этих территорий;

на территориях застройки – на руководителей компаний, которым предоставлен земельный участок, а со дня начала строительных работ – на строительные организации;

на территориях с ограничением по использованию охранных зон инженерных коммуникаций – на владельцев этих коммуникаций.

Таким образом, если аварийное дерево находится на придомовой территории и земельный участок, на котором расположен дом, сформирован, то его снос ложится на плечи жильцов и собственников нежилых помещений в МКД. В этом случае, чтобы инициировать снос дерева, нужно сначала организовать общее собрание собственников и двумя третями голосов принять решение о необходимости таких действий, способе финансирования и выборе подрядчика. Далее протокол собрания передаётся в управляющую организацию.

По словам эксперта Общественной палаты Кировской области и руководителя АНО «ЖКХ Эксперт» Андрея Воробьева, финансирование спила дерева зависит от договора управления:

– Если в договоре управления прописан спил деревьев, то средства можно взять со счёта дома, если их достаточно. Если же эти работы не оговаривались, то деньги придётся дополнительно собирать с жильцов.

Кроме того, по словам эксперта, если дерево было официально признано аварийным, то есть угрожающим жизни и здоровью людей и их имуществу, то управляющая организация обязана изыскать средства на его спил, даже если они не были предусмотрены договором управления.

– Это в интересах самой же УК, потому что если дерево упадёт и случится что-то серьёзное, например, тополь повредит машину или вообще упадёт на человека, то последствия будут намного серьёзнее, чем убытки от спила дерева, – поясняет Андрей Воробьев.

А вот за бюджетный счёт снос аварийных деревьев возможен только на муниципальной территории. То есть убрать старое дерево с придомовой территории за счёт города можно только в том случае, если земельный участок не сформирован и принадлежит муниципалитету.

Читать еще:  Нужна ли лицензия на реализацию кислорода в баллонах?

Если вы сомневаетесь, находится ли дерево именно на вашем земельном участке, или не знаете, определены ли границы участка, можно взять выкопировку земельного участка в городском управлении градостроительства и архитектуры – в ней помимо прочего отмечаются и все зелёные насаждения на участке. Ещё один способ – обратиться в администрацию.

– Если есть сомнения, то лучше написать письмо в администрацию города о том, что есть такие-то деревья, которые могут угрожать жизни и здоровью граждан и их имуществу, и попросить принять меры. Администрация в ответе разъяснит, в чьей зоне ответственности они находятся, – рассказывает Андрей Воробьев. – Также лучше написать письмо в управляющую организацию, потому что они могут элементарно не знать, что такие деревья есть на участке. А так они уже будут уведомлены, и если дерево всё-таки упадёт, то можно будет дать ход судебному разбирательству и определить, кто именно не принял соответствующие меры: УК, администрация города или «Дирекция зелёного хозяйства».

Если же со стороны жильцов все необходимые меры были приняты, а опасное дерево всё равно продолжает стоять на территории, то нужно писать заявление в правоохранительные органы: если территория принадлежит городу, то нужно писать заявление в прокуратуру; если же участок сформирован и отвечает за него УК, то действовать нужно через суд.

Коротко о главном:

1. Ответственность за зелёные насаждения лежит на собственниках земельных участков, на которых они расположены.

2. Если земельный участок под домом сформирован, деревья на нём относятся к зоне ответственности УК и собственников жилья. Если нет, это отвественность города.

3. На собрании собственников нужно принять решение о необходимости сноса дерева, способе финансирования и выбрать подрядчика, а затем уведомить о своём решении УК.

4. Если в договор управления включён спил деревьев, деньги можно взять со счёта дома. Если нет, средства придётся дополнительно собирать с жильцов.

5. Если дерево официально признано аварийным, то УК обязана найти средства на его снос, даже если это не предусмотрено договором.

6. Чтобы удостовериться, к чьей зоне ответственности конкретное дерево, можно взять выкопировку земельного участка в Управлении градостроительства и архитектуры или отправить письмо в администрацию города.

7. Если администрация города или УК затягивают со сносом дерева, нужно подавать заявление в прокуратуру или иск в суд.

Если у вас есть вопросы, на которые вы не можете найти ответ, задайте их нам, и мы постараемся на них ответить.

Если на кладбище нужно спилить дерево или удалить пень

Дата публикации 18 января 2015 .

Деревья на кладбище достигли максимальной высоты и теперь: а) занимают много места; б) загораживают обзор; в) стали опасными из-за возможного падения; г) на них появились сухие сучья, которые также могут упасть; д) есть опасность повреждения памятников и надгробий и т.д. Такие деревья нужно спилить.

Как на кладбище спиливают деревья?

Спилом деревьев на кладбище занимаются специально уполномоченные организации, имеющие в своем штате специалистов, способных удалить дерево различной сложности. Кладбище – это один из самых сложных участков для удаления деревьев.

Особенность расположения могил, памятников, оград и других сооружений требует аккуратного и точного выполнения работы, иначе могут произойти серьезные разрушения культурных ценностей.

Удаление деревьев на кладбище происходит вручную, так как подъезд автовышки невозможен. Именно эта особенность требует, чтобы работу выполняли профессионалы, так как методы удаления деревьев нестандартны.

Что включает в себя процесс удаления деревьев на кладбище

Прежде чем приступить к удалению деревьев на кладбище, нужно решить ряд административных вопросов: согласовать эту процедуру с администрацией кладбища, а также подготовить контейнер для вывоза порубочных остатков.

Для удаления деревьев в местах захоронений доступен лишь один метод, который является наиболее трудоемким – спил дерева с завешиванием.

Метод спиливания дерева с завешиванием выполняет арборист. Он взбирается на дерево и с помощью крепежных устройств фиксирует себя на нем. Затем бензопилой он опиливает все большие сучья, при необходимости распиливая их по частям. Спиленные части спускает вниз с помощью веревок. Далее распиливают ствол – и так до самого основания. Каждую часть нужно аккуратно, вручную снять из-за нехватки места. Удаление деревьев требует командной работы.

Весь порубочный остаток, опилки грузят в контейнеры и вывозят за пределы кладбища.

Какие деревья требуют обязательного удаления с кладбища

Каждое дерево на кладбище нужно регулярно подвергать осмотру. Срочного удаления требуют следующие деревья:

  • старые, сухие и трухлявые – они могут упасть в любой момент и причинить серьезные разрушения. Такую же опасность представляют сухие или отколотые ветви, которые нужно спилить;
  • деревья с поврежденным стволом: если на дереве есть трещины, следы расколов, то нужно быть внимательными к тому, чтобы вовремя их удалить. Потрескавшийся ствол рано или поздно рассохнется и упадет от малейшего порыва ветра;
  • деревья, изменившие свою структуру, имеющие всевозможные наросты, полости, дупла, расколы, свидетельствующие о заражении грибками или опасными вирусами. Эти деревья отличаются ветхостью, а также опасны для передачи заразных болезней другим растениям на кладбище;
  • деревья, кора которых поражена некрозом – язвенные образования на коре могут охватить все дерево и разрушить его;
  • деревья с повреждениями корневой системы – такое дерево могло быть повреждено опасными климатическими условиями или при проведении копательных работ и представляет собою повышенную опасность для близлежащих памятников и оград.

Когда на кладбище требуется корчевание пней

После того как дерево удалено, оставшийся пень нужно удалить. Если пни остаются, то очень скоро появляется необходимость удалять молодую поросль, а также пень может стать очагом для развития вредоносных бактерий и насекомых.

Удаление пней на кладбище возможно только с использованием химических веществ или ручной техники. К химическим методам удаления пней относят:

  • удаление натриевой селитрой: пень просверливают во многих местах на глубину около 1 см, наполняют натриевой селитрой и поливают водой, чтобы селитра могла хорошо пропитать пень. Подготовленный пень нужно укрыть целлофаном и оставить на срок не менее шести месяцев. По истечении этого срока пень поджигают, и он выгорает полностью вместе с корнями;
  • удаление солью: пень обильно засыпают крупной солью, которая пропитывает древесину. После этого древесина разрушится и превратится в труху, но для этого понадобится много времени – где-то около года, а соль повредит и почву;
  • удаление мочевиной: пень подготавливают тем же способом, что и при удалении селитрой, затем наполняют его мочевиной, укутывают целлофаном и оставляют на несколько месяцев, чтобы он истлел;
  • использование готовых химических реагентов.

Для удаления пней на кладбище из химических способов подходит удаление солью или готовыми химическими реагентами. Также возможно удаление ручным способом: с использованием пилы-ножовки, топора или небольшой дробильной машины. В любом случае, эту работу могут выполнить только профессиональные арбористы, чтобы исключить возникновения ошибок.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector