Могут ли следователи прослушать запись телефонных разговоров?
Prokurors.ru

Юридический портал

Могут ли следователи прослушать запись телефонных разговоров?

При каких условиях налоговики или сотрудники МВД могут прослушивать телефонные переговоры компании?

Кто вправе прослушивать телефонные разговоры.

Делать это могут исключительно оперативные органы, среди них: органы внутренних дел и федеральной службы безопасности, таможенные органы РФ (см. ст. 13 ФЗ от 12.08.1995 №144-ФЗ). Основанием является поступившая информация о признаках совершаемого или подготавливаемого правонарушения. Надо отметить, что в сфере бизнеса подобных преступлений не так много (см. Какие действия в сфере бизнеса привлекут внимание силовиков). В случае налоговых проступков прослушивание телефонов возможно только на основании поручения следователя Следственного комитета РФ (ст. 198 – 199.2 УК РФ).

Что может послужить сигналом.

Информация в оперативные органы, например, из следующих источников:

  • звонок по телефону в полицию;
  • получение сведений из опроса свидетеля по какому-либо делу;
  • получение от налоговых органов информации об уклонении организации от уплаты налога в особо крупном размере;
  • сообщение банка, в котором у организации открыт счет, о подозрительном перечислении денежных средств в крупном размере;
  • плановая проверка уполномоченного органа в сфере оборота драгоценных камней и металлов и т. д.

Какой документ дает разрешение на «прослушку».

Прослушивание относится к оперативно-розыскным мероприятиям, ограничивающим конституционные права человека. Поэтому осуществлять его оперативные органы могут лишь при наличии судебного решения – как до момента возбуждения уголовного дела, так и после (ст. 186 УПК РФ, ст. 6–8 ФЗ от 12.08.1995 №144-ФЗ). Однако в ряде случаев прослушивание возможно и без санкции суда:

  • во-первых, когда случаи не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления. Среди экономических преступлений это, например, может быть прослушка особы, которая собирается дать взятку должностному лицу (чаще всего такая информация поступает от него самого) или же эта особа вымогает у Вас деньги за совершение каких-то действия, входящих в его должностные полномочия.
  • во-вторых, в качестве меры безопасности. Например, если Вас вынуждают совершить какую-либо сделку с применением насилия (п. 2 ст.179 УК РФ). Либо принуждают Вас, как члена совета директоров, к голосованию «определенным» образом или отказу от голосования с угрозой насилия либо уничтожения (повреждения) Вашего имущества (п.2 ст.185.5 УК РФ).

А вот получение или разглашение коммерческой, налоговой или банковской тайны, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, недопущение, ограничение или устранение конкуренции – не относятся к законным основаниям для прослушки (за исключением случаев, с применением насилия или его угрозой).

Важно помнить, что Вы не будете и предполагать о том, что Ваши разговоры контролируются правоохранительными органами. Поэтому следует быть аккуратным и бдительным всегда. Узнать о том, что Вас прослушивают и зафиксировать этот факт практически невозможно. Доказательствами могут быть запись переговоров либо их распечатка, вышедшая каким-либо образом из-под контроля; жучки, найденные в телефонных аппаратах (реже). Если у Вас на руках оказался такой материал, следует обратиться в полицию, прокуратуру за защитой своих конституционных прав и попытаться привлечь лиц, нарушивших тайну Ваших переговоров к уголовной ответственности. Не забывайте, это может быть не только орган государственной власти, но и Ваш конкурент.

Возможными признаками прослушивания могут быть, например: странные звуки, щелчки, скрежет, изменения громкости на телефонной линии, либо собеседник начинает Вас плохо слышать, а Вы слышите его нормально; звуки, исходящие из телефонной трубки, когда она находится на рычаге; телефон часто звонит, а когда вы снимаете трубку, то ничего кроме гудков не слышите или же слышите слабый тональный сигнал или высокий пронзительный тон (визг); наличие статического электричества в телефонном аппарате; Ваши радиоприемник, телевизор неожиданно и часто воспроизводят сильные помехи.

Какие действия в сфере бизнеса привлекут внимание силовиков

Все они перечислены в Уголовном кодексе России:

  • незаконное предпринимательство в особо крупном размере (п. 2 ст.171 УК РФ);
  • производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции в особо крупном размере (ст. 171.1 УК РФ);
  • создание юридического лица через подставных лиц по предварительному сговору (п.2 ст. 173.1 УК РФ);
  • отмывание (легализация) денежных средств в крупном размере (п. 2,3 ст. 174, п. 3 ст. 174.1 УК РФ);
  • принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения организованной группой (п. 2 ст. 179 УК РФ);
  • незаконный оборот драгоценных металлов, камней группой лиц по предварительному сговору (п. 2 ст. 191 УК РФ);
  • преднамеренной банкротство (ст. 196 УК РФ);
  • уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере (п. 2 ст. 199 УК РФ);
  • дача взятки должностному лицу за совершение заведомо незаконных действий (п. 3 ст. 291 УК РФ);
  • незаконное использование товарного знака (п. 3 ст. 180).
  • злоупотребление при эмиссии ценных бумаг (ст. 185 УК РФ);
  • манипулирование рынком (неправомерное использование инсайдерской информации, ст. 185.3 УК РФ);
  • незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ст. 185.4 УК РФ);
  • ограничение конкуренции при определенных обстоятельствах, например, совершенные группой лиц по предварительному сговору (ст. 178 УК РФ).

Вправе ли Вы прослушивать телефонные разговоры сотрудников

Телефонные переговоры, осуществляемые сотрудниками с рабочих телефонов, также являются тайной лиц, которые их ведут. И даже подозрение в том, что сотрудник передает важную для Вас информацию конкуренту – не является основанием для прослушивания его телефонных переговоров. Прослушка возможна лишь при условии, что Вы предварительно уведомили сотрудника об этом и получили его согласие в письменной форме. Однако нельзя забывать о том, что в переговорах всегда участвует две стороны. Поэтому прослушивание даже с согласия работника будет нарушать право лица, с которыми он общается. Законное прослушивание и запись разговоров возможна только при условии, если до начала разговора оба собеседника предупреждены об этом. Такие действия организации будут законными только при условии, что организация будет хранить записи телефонных разговоров у себя, а другие лица не будут иметь возможности ознакомится с их содержанием.

МВД создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

21 июня 2019 года

13 июня 2019 года

12 июня 2019 года

11 июня 2019 года

28 декабря 2018 года

05 ноября 2018 года

01 ноября 2018 года

14 октября 2018 года

15 июля 2018 года

09 июля 2018 года

04 июля 2018 года

16 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

05 апреля 2018 года

24 января 2018 года

20 декабря 2017 года

12 октября 2017 года

28 сентября 2017 года

13 июля 2017 года

20 июня 2017 года

28 апреля 2017 года

23 апреля 2017 года

22 марта 2017 года

21 марта 2017 года

29 декабря 2016 года

5 декабря 2016 года

18 ноября 2016 года

17 ноября 2016 года

ЗАЩИТА ПО НАРКОТИКАМ В МОСКВЕ И ВО ВСЕХ РЕГИОНАХ РОССИИ

Контроль и запись телефонных переговоров

Нынешний век-век информации. И информация сейчас имеет огромную ценность и помогает сохранять превосходство над оппонентами. Потому люди готовы затрачивать огромные ресурсы и средства, чтобы добыть ее. Прослушка телефона – достаточно часто используемое средство. Но мы можем говорить в таком ключе лишь об информативности данного средства и его доказательном значении, и не стоит забывать о соблюдении конституционные права человека на тайну частной жизни.

Прослушать телефонные переговоры возможно лишь в рамках уголовного дела, либо при наличии обоснованного подозрения в причастности лица к совершению совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступления, имея на то веские основания и при условии наличия у правоохранительных органов решения суда на проведение данного следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия. Лишь в таком случае полученная информация применима для органов правосудия. Во всех других случаях прослушивание вашего телефона – это вторжение в вашу частную жизнь и карается законом.

Контроль телефонных и иных переговоров – это прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм.

Сразу заметим, что установка прослушивающих устройств в квартире, офисе или машине не относятся к данному следственному действию. Так как это не является переговорами, это запись вне коммуникаций связи.

Кто имеет полномочия на прослушивание телефонных переговоров и как можно оказаться в положении прослушиваемого?

Оперативно-розыскные мероприятия по прослушиванию телефонных переговоров и снятию информации с технических каналов связи осуществляют ФСБ и ОВД с привлечением собственных оперативно-технических сил.

Контроль и запись переговоров регламентированы ст.186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. И попасть в положение прослушиваемого не так-то просто. Закон гласит, что запись переговоров возможно проводить лишь при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях, содержат сведения, имеющие значение для уголовного дела, и их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном УПК РФ.

Отсюда основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1. Наличие возбужденного уголовного дела.

2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

2) событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации;

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Проведение таких мероприятий ограничивает конституционные права человека на гражданскую тайну переписки, телефонных переговоров, других сообщений, которые передаются по сетям электрической и почтовой связи, и допускается исключительно на основании судебного решения или постановления следователя и при наличии вышеизложенных оснований.

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов.

Как следователь получает разрешение на проведение следственного действия по прослушиванию телефонных переговоров, в рамках возбужденного уголовного дела? Это не так просто.

Следователь направляет ходатайство в суд, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении.

В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично, если законодательством Российской Федерации не установлен иной порядок их рассмотрения, и незамедлительно. Судья (суд) не вправе отказать в рассмотрении материалов в случае их представления.

Читать еще:  Судебные расходы по гражданскому судопроизводству

До возбуждения уголовного дела:

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов.

Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган.

Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу. При этом течение срока не прерывается. При необходимости продления срока действия постановления следствие обязано будет обратиться в суд, и судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания. Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами.

В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» до возбуждения уголовного дела, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Также существует статья 186.1 УПК РФ. “Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами”.

Данная статья не дает столько возможностей для сотрудников правоохранительных органов, как ранее рассмотренная. Она лишь дает возможность отследить количественное выражение соединений между абонентами. Данные сведения сложно трактовать как однозначно доказывающие виновность или невиновность абонентов и лишь доказывает связь между ними.

Получение сведений о количестве соединений между абонентами является своеобразным трамплином к полному прослушиванию телефонных переговоров.

Если информация о соединениях между абонентами будет важна для уголовного дела, то следователь однозначно приложит усилия и обратится с ходатайством в суд о предоставлении судебного решения для получения возможности запросить документы у оператора о количестве абонентских соединений, и о местонахождении абонентов (биллинг).

Согласно ч.2 ст.186.1 УПК РФ, в ходатайстве следователя о производстве следственного действия, касающегося получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо выполнить данное следственное действие;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) период, за который необходимо получить соответствующую информацию, и (или) срок производства данного следственного действия;

4) наименование организации, от которой необходимо получить указанную информацию.

Когда следователь получает судебное решение разрешающее получать информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, он отправляет копию в соответствующую организацию, осуществляющую услуги связи. Руководитель организации обязан предоставить запрашиваемую информацию либо в виде распечатки, либо посредством цифровой записи на съемный носитель. Указанная информация предоставляется в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором указываются период, за который она предоставлена, и номера абонентов и (или) абонентских устройств.

Получение следователем информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами может быть установлено на срок до шести месяцев. Соответствующая осуществляющая услуги связи организация в течение всего срока производства данного следственного действия обязана предоставлять следователю указанную информацию по мере ее поступления, но не реже одного раза в неделю.

Следователь осматривает представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, с участием специалиста (при необходимости), о чем составляет протокол, в котором должна быть указана та часть информации, которая, по мнению следователя, имеет отношение к уголовному делу (дата, время, продолжительность соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами, номера абонентов и другие данные). Лица, присутствовавшие при составлении протокола, вправе в том же протоколе или отдельно от него изложить свои замечания.

Представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, приобщаются к материалам уголовного дела в полном объеме на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления с ними посторонних лиц и обеспечивающих их сохранность.

Если необходимость в производстве данного следственного действия отпадает, его производство прекращается по постановлению следователя, но не позднее окончания предварительного расследования по уголовному делу.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Звоните, сделайте первый шаг на пути к свободе!

Следствию разрешено получать распечатки звонков подозреваемых

Государственная дума одобрила в первом чтении поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, позволяющие следствию не только прослушивать телефонные разговоры подозреваемых, но и получать информацию о входящих и исходящих звонках. Депутаты предлагают также добавить в закон аналогичные нормы для электронной почты и sms-сообщений. Эксперты уверены, что на практике новый законопроект уже давно действует.

Дума одобрила в первом чтении поправки в УПК, облегчающие следственным органам получение информации о входящих и исходящих телефонных звонках подозреваемых.

Сегодня возможность контроля и записи телефонных переговоров в рамках расследования уголовного дела предусмотрена 186-й статьей УПК. Но для этого нужна санкция суда. Вместе с тем действующее законодательство под контролем понимает только прослушивание и запись переговоров, имеющих значение для уголовного дела. А возможность получения информации о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных абонентов настоящей статьей не предусмотрена.

Прослушивание и запись разговоров — довольно длительный и сложный процесс, способный осложнить работу операторов сотовой связи. При этом для расследования целого ряда преступлений (например, кража мобильных телефонов) собственно содержание разговора не столь важно, достаточно установить факты звонков, произведенных с номера, но сделать это оперативно. Поправки дают следственным органам такую возможность. Они дополняют Уголовно-процессуальный кодекс положением, по которому судебные органы наделяются полномочиями принять решение и дать следствию доступ к распечаткам (в том числе в ходе досудебного рассмотрения дела).

Депутаты с пониманием отнеслись к нуждам следственных органов и единогласно поддержали законопроект в первом чтении. Однако в нынешнем варианте сочли его несколько односторонним. Парламентарии хотят ко второму чтению увидеть в документе продуманный механизм контроля за соблюдением прав человека. А именно — прописать предельный срок, за который может быть затребована распечатка, обеспечить право гражданина знать о том, что следствие располагает данными о его звонках, четко установить ответственность за утечку конфиденциальной информации, полученной в ходе оперативно-разыскных действий.

Одновременно депутаты предложили не ограничиваться только телефонными переговорами и дополнить законопроект аналогичными нормами по sms-сообщениям и электронным письмам.

Сотрудники следственных органов будут только рады, если поправки пройдут. «Если поправки пройдут, это будет шикарно, — отметил Infox.ru один из сотрудников следственных органов. — С декабря прошлого года у нас изменился порядок подачи заявлений в суд на прослушивание или детализацию телефонных разговоров. Теперь следователь, желающий прослушать телефонный разговор, должен дать поручение оперативному сотруднику, и тот уже обращается в суд. Причем в Москве выдачей разрешения занимается только Мосгорсуд», — рассказал источник в следственных органах.

«Очень часто нам суд отказывает, опираясь на конституционные права граждан. А надо всего лишь внимательно читать обоснование, по которому мы просим получить разрешение», — посетовал собеседник.

Слежка без границ

Опрошенные Infox.ru юристы, однако, утверждают, что не помнят ни одного случая, когда суд отказывает в прослушивании телефонных разговоров. «На мой взгляд, у правоохранительных органов и до этого законопроекта не было сложностей в получении информации. Я не встречал ни одного случая, когда бы оперативным работникам было отказано в такой заявке. Новая норма — всего лишь очередная попытка лишить граждан их конституционных прав», — рассказал Infox.ru адвокат Руслан Коблев.

Согласно действующему законодательству прослушка и запись телефонных разговоров возможна только с санкции суда. Данные о содержании sms-сообщений и детализацию звонков — все это можно выяснить различными путями сейчас и через суд, а иногда даже просто по запросу следователя, отмечает юрист. «Суд закрывает глаза на то, что не всегда законно правоохранительные органы получают интересующую их информацию. Были даже случаи в моей практике, когда следствие ловили за руку за изменение полученных данных», — добавляет собеседник.

С точки зрения оперативно-разыскных мероприятий за последние несколько лет большинство дел раскрывается именно благодаря биллингу — обработке информации сотовых операторов о звонках, поступивших в зоне совершения преступления. Но следователь должен обосновать, по какой причине и почему данные именно этого владельца телефонного номера интересуют правоохранительные органы.

«Я считаю, что правоохранительным органам, безусловно, необходим этот метод работы. Но он нуждатеся в особом контроле с обязатальной санкцией судебного органа, причем суд должен давать разрешение только после обоснования: как, зачем и почему следователям нужна эта информация. Сейчас в этой области творится полный хаос и фальсификация», — добавил Руслан Коблев.

В свою очередь адвокат Юрий Баграев считает, что необходимо изменить порядок норм о негласной записи телефонных разговоров. «У нас если проводится негласная аудио- или видеозапись в рамках оперативного мероприятия, то не надо никакого разрешения. Я считаю, что в этом случае необходимо опираться на опыт Европы. Внести коррективы, чтобы негласная запись в рамках оперативных мероприятий велась только с разрешения суда. В своей практике я, впрочем, тоже ни разу не видел, чтобы суд отказал следователям», — рассказал адвокат Юрий Баграев.

Эксперты отмечают излишнюю лояльность судебных органов — опираясь на закон об оперативно-разыскной деятельности, любой сотрудник милиции может получить «добро» на прослушивание практически любого гражданина, опираясь на поступившую к нему «оперативную информацию», раскрывать суть которой сотрудник правоохранительных органов не обязан.

Читать еще:  167 приказ мчс рф

«Следователь должен послать запрос, в котором он объясняет, зачем и для чего необходимо вести прослушивание звонков, узнать детализацию звонков и sms-сообщений. Время рассмотрения такого запроса зависит от многих причин, регламентированного срока для подобных обращений нет, — рассказал Infox.ru специалист отдела специальных технических средств одной из частных компаний в сфере информационной безопасности. — Но в любом случае следователь имеет право скрыть оперативные наработки и получить «добро» на слежку за любым гражданином. А вот как он будет распоряжаться полученной информацией — уже другой вопрос».

При этом на российском рынке услуг информационной безопасности в свободной продаже есть множество технических устройств, позволяющих защитить себя от прослушки. «В какой-то мере спасают средства, которые перекодируют речь. Подключившиеся к вашему разговору третьи лица, соответственно, слушают или записывают именно искаженную, не подлежащую разбору речь. Эти средства не являются средством шифрования, то есть человек, который их использует, закон не нарушает», — отмечает эксперт.

Крупные сотовые операторы уже давно не скрывают, что тесно сотрудничают с правоохранительными органами и реагируют на запросы силовых структур. Впрочем, в официальных комментариях и следователи, и поставщики услуг связи всегда указывают на обязательное в таких случаях решение суда.

Закон разрешает слушать и без суда

Прослушивание телефонных разговоров регламентируется законом «Об оперативно-разыскной деятельности». Статья седьмая федерального закона разрешает в качестве оснований для прослушки не только факт возбуждения уголовного дела, но также и «сведения, ставшие известными органам, о признаках преступления в случае, если нет достаточно данных для возбуждения уголовного дела».

А восьмая статья закона предусматривает, что в экстренных ситуациях, когда может быть совершено тяжкое преступление, а также при наличии информации о готовящемся преступлении органы следствия могут установить прослушивание телефона без ордера суда при условии, что запрос будет представлен суду в течение суток. Далее статья утверждает, что в течение 48 часов после начала прослушивания служба обязана получить судебное решение, которое разрешает прослушивание телефонов или приказывает его прекратить.

Максимальный срок прослушивания, установленный законом, составляет полгода. Для продления этого срока нужно новое судебное заседание и «вновь представленные материалы». Собранные материалы могут послужить поводом для возбуждения уголовного дела, а также быть доказательством виновности подозревеаемого.

Согласно пятой статье этого же закона полученные во время слежки материалы, если они не пригодились в дальнейшем в рамках расследования, хранятся один год, а затем уничтожаются, если служебные интересы или правосудие не требуют иного. За три месяца до дня уничтожения материалов об этом уведомляется соответствующий судья.

Прослушивание телефонных переговоров. Практика судебных разбирательств

Согласно Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения (ст. 23 часть 2 Конституции РФ).

Основания для судебного решения

Право каждого на тайну телефонных переговоров по своему конституционно-правовому смыслу предполагает комплекс действий по защите информации, получаемой по каналам телефонной связи, независимо от времени поступления, степени полноты и содержания сведений, которые фиксируются на отдельных этапах ее осуществления.

С учетом изложенного информацией, составляющей охраняемую Конституцией РФ и действующими на территории РФ законами тайну телефонных переговоров, считаются любые сведения, передаваемые, сохраняемые и устанавливаемые с помощью телефонной аппаратуры, включая данные о входящих и исходящих сигналах соединения телефонных аппаратов конкретных пользователей связи. Для доступа к указанным сведениям органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, необходимо получить судебное решение (Определение Конституционного суда РФ от 2.10.03 г. № 345-О).

Результаты оперативно-розыскных мероприятий, связанных с ограничением конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также с проникновением в жилище против воли проживающих в нем лиц (кроме случаев, установленных федеральным законом), могут быть использованы в качестве доказательств по делам, лишь когда они получены по разрешению суда на проведение таких мероприятий и проверены следственными органами в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (абзац 3 п. 14 постановления Пленума Верховного суда РФ от 31.10.95 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Если аудиозаписи телефонных переговоров граждан были получены органом, уполномоченным на осуществление оперативно-розыскной деятельности в соответствии с п. 1 ст. 13 Закона № 144-ФЗ (органы МВД России и ФСБ России), при проведении оперативно-розыскных мероприятий, которые предусмотрены в п. 10 ст. 6 Закона № 144-ФЗ, были полностью соблюдены требования ст. 8 данного Закона, то право граждан на тайну своих телефонных переговоров не считается нарушенным.

При соблюдении уголовно-процессуальной процедуры и обеспечении последующих судебной проверки и оценки доказательств подобные действия не могут быть расценены как недопустимое ограничение гарантированного Конституцией РФ права, поскольку их совершение предполагает достижение конституционно значимых целей (Определение Пермского краевого суда от 21.08.13 г. № 33–7838).

Таким образом, законодательно установленная возможность прослушивать телефонные переговоры граждан является необходимым конституционным ограничением их свобод, которое направлено на обеспечение защиты общественной безопасности и правопорядка, предотвращение преступлений и иных противоправных действий.

Порядок судебного разрешения на прослушивание телефонных переговоров

Материалы об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий рассматриваются судом, как правило, по месту осуществления таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, указанные в части первой ст. 9 Закона № 144-ФЗ, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Это постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов. Срок действия вынесенного судьей постановления исчисляется в сутках со дня его вынесения и не может превышать шести месяцев, если иное не указано в самом постановлении. При этом течение срока не прерывается. В случае необходимости продлить срок действия постановления судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Если судья отказал в проведении оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает упомянутые конституционные права граждан, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность орган вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. Руководители судебных органов (председатели судов и их заместители) создают условия, обеспечивающие защиту сведений, которые содержатся в представляемых судье оперативно-служебных документах.

Граждане вправе обжаловать вынесенные против них решения о прослушивании телефонных переговоров в суд. При этом выбор вида судопроизводства — уголовный или гражданский — зависит от того, в каком порядке прослушивались телефонные переговоры: в рамках производства по делу об административном правонарушении или расследования уголовного дела либо вне рамок таких процедур.

Решения и действия (бездействие) должностных лиц, в том числе относительно прослушивания телефонных переговоров, в связи с их полномочиями по осуществлению уголовного преследования обжалуются в порядке, предусмотренном ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ только тогда, когда они были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания.

Если не имеется сведений о том, что оспариваемые действия сотрудников правоохранительных органов были произведены в рамках производства по уголовному или административному делу, либо явились поводом к возбуждению уголовного или административного дела или были совершены в порядке выполнения поручения следователя, руководителя следственного органа и органа дознания, то оспаривание происходит в порядке гражданского судопроизводства в соответствии с главой 25 Гражданского процессуального кодекса РФ (Определение Московского городского суда от 12.04.13 г. № 11–11947).

Разбирательства в суде

В большинстве случаев граждан информируют о том, что будет проводиться аудиозапись их разговора, но даже если этого не происходит, права граждан не считаются нарушенными, поскольку сами по себе обращения в государственные и муниципальные органы по вопросам, отнесенным законом и иными нормативными правовыми актами РФ к их компетенции, не предполагают какой-либо тайны.

Так, Пермский краевой суд (определение от 4.12.13 г. № 33–11932) отказал гражданину в выдаче аудиозаписи его разговоров с сотрудниками ОВД района, так как аудиозаписи программно-технических средств регистрации информации поступивших в дежурную часть территориального органа по телефону сообщений о происшествиях, в том числе полученных с помощью многофункционального цифрового регистратора сигналов, не выдаются, поскольку используются для служебного пользования. Непредставление гражданину аудиозаписи не нарушает каких-либо его прав и законных интересов, при этом действующим законодательством РФ обязанность сотрудников МВД России представлять аудиозаписи не предусмотрена.

В другом деле суд, отказывая прокурору в удовлетворении его требования о признании незаконными некоторых пунктов Положения о контакт-центре налоговых органов, в которых предусматривалась запись телефонных переговоров, исходил из следующего.

В оспариваемом положении было обусловлено ведение записи всех телефонных переговоров, срок хранения которых составлял 3 месяца с момента записи. Кроме того, отдел работы с налогоплательщиками и СМИ проводил выборочное прослушивание записей телефонных переговоров операторов контакт-центра в целях контроля за качеством их работы. Спорные пункты указанного положения, по мнению прокурора, противоречили базовым конституционным нормам и требованиям иного федерального законодательства.

Однако суд с предъявленным иском не согласился, не усмотрев нарушений прав граждан в оспариваемом положении. Из его текста следовало, что перед соединением с оператором налогоплательщик в обязательном порядке предупреждался о ведении записи телефонного разговора и имел право выбора, продолжать разговор или отказаться от него, т. е. фактически запись телефонных разговоров осуществлялась только с ведома и волеизъявления налогоплательщика (гражданина).

Все работники налоговой службы были уведомлены в установленном порядке о производстве записи таких телефонных разговоров и их выборочном прослушивании для оптимизации работы как сотрудников, так и деятельности самой службы, и это не являлось для них тайной.

В связи с этим целями принятого Положения о контакт-центре налоговых органов были запись и прослушивание телефонных переговоров для обеспечения контроля за служебной деятельностью сотрудников, качеством и компетентностью предоставляемых гражданам консультаций и оптимизация работы самой службы.

Суд также отклонил ссылку прокурора на ст. 23 Конституции РФ о тайне телефонных переговоров, указав, что она не имеет отношения к информации служебного характера, адресованной гражданином другому гражданину как должностному или иному официальному лицу, поскольку в этом случае действуют ведомственные правила (апелляционное определение Волгоградского областного суда от 12.04.12 г. № 33–3656/2012).

Читать еще:  Как получить выплату по страховке при механическом повреждении телефона?

Конституционное право граждан на тайну телефонных переговоров не будет считаться нарушенным, если их согласие на запись разговоров было предварительно получено путем подписания анкет, заявлений, каких-либо иных документов, содержащих указание на согласие произвести аудиозапись разговора (апелляционное определение Московского городского суда от 8.04.14 г. № 33–10935/2014), либо граждане в начале самого разговора были предупреждены о возможности записи и продолжили такой разговор.

В последнем варианте своим поведением граждане фактически выражают свое согласие на запись телефонных переговоров с их участием, поскольку в противном случае, не желая ее осуществления, они могли просто прекратить разговор, повесив телефонную трубку. Поэтому, продолжив телефонный разговор после полученного уведомления о возможности его фиксации, гражданин в дальнейшем теряет право ссылаться на отсутствие своего согласия на такую фиксацию.

Сами граждане в своей повседневной жизни должны учитывать, что право на тайну телефонных переговоров есть не только у них самих, но также и у иных граждан, которые вправе рассчитывать на его уважение и надлежащее соблюдение этого права. Полученную без согласия других граждан аудиозапись их телефонных разговоров и в отсутствие судебного решения, которым установлено ограничение права на тайну телефонных переговоров, нельзя использовать в качестве доказательства в суде, поскольку полученные с нарушением закона доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда на основании части 2 ст. 55 Гражданского процессуального кодекса РФ.

Полученные без санкции суда записи телефонных переговоров граждан, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, исключаются из состава доказательств по соответствующему уголовному делу как полученные с нарушением закона (постановление Президиума Оренбургского областного суда от 21.03.11 г. № 44у-89).

Так, отказывая в удовлетворении исковых требований работника компании об отмене приказа, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за вынужденный прогул и компенсации морального вреда, суд исходил из того, что работодателем были представлены доказательства совершения работником дисциплинарного проступка, процедура увольнения также была соблюдена. Отклоняя ходатайство работника об исследовании в судебном заседании аудиозаписи его телефонного разговора с другим сотрудником компании, из которого, по мнению работника, следовало, что прогул он не совершал, суд сослался на то, что аудиозапись телефонного разговора не является допустимым доказательством.

Ни судебного решения, ограничивающего право второго абонента на тайну телефонных переговоров, ни его согласия на прослушивание разговора работник не представил, поэтому аудиозапись суд исследовать не стал (определение Красноярского краевого суда от 11.01.12 г. № 33–29).

Контроль и запись переговоров и прослушивание телефонных переговоров: сравнительная характеристика

Статья просмотрена: 4279 раз

Библиографическое описание:

Гюрджинян А. С. Контроль и запись переговоров и прослушивание телефонных переговоров: сравнительная характеристика // Молодой ученый. — 2013. — №6. — С. 546-548. — URL https://moluch.ru/archive/53/7235/ (дата обращения: 19.03.2020).

Прежде всего, следует отметить, что уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия следственного действия. В имеющейся же научной и учебной литературе в обобщенном виде оно определяется следующим образом: следственные действия — это производимые в строгом соответствии с законом процессуальные действия, направленные на собирание и исследование доказательств.

Таким образом, чтобы какое-либо действие носило характер следственного действия оно должно соответствовать следующим требованиям:

а) представлять собой процессуальную форму осуществления деятельности;

б) быть направленным на поиск, получение, исследование и использование доказательств на стадии предварительного расследования преступлений [1, с. 2].

Дискуссии о том, являются ли контроль и запись переговоров следственным действием или оперативно-розыскным мероприятием, не угасают по сей день. По этому поводу Б. Т. Безлепкин отмечает, что не только «. решение о прослушивании телефонных переговоров и их звукозаписи, но и само производство такого действия предполагаются как следственное действие» [2, с.103]. По мнению Л. М. Карнеевой, необычность рассматриваемой процедуры заключается в том, что прослушивание и звукозапись переговоров регламентированы как следственное действие при очевидном их негласном характере [3, c. 31–32].

О. Я. Баев считает, что контроль и запись телефонных и иных переговоров не являются следственными действиями. Приводя при этом соответствующие доводы, он пишет: «В то же время мы отнюдь не сомневаемся в высокой информационно-познавательной сущности названных действий и в возможности использования их результатов в судебном доказывании. Но — в соответствующем уголовно-процессуальном режиме» [4, c.15].

С. А. Шейфер, анализируя содержание ст. 186 УПК РФ, констатирует, что «аналогичное действие «прослушивание телефонных переговоров» закреплено п. 10 ч. 1 ст. 6 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в качестве оперативно-розыскного мероприятия. При сравнении этих норм трудно найти существенные различия между ними. В этой процедуре отсутствует определяющий признак следственного действия: непосредственное получение следователем доказательственной информации от ее носителя» [5, c. 22–23]. В то же время С. А. Шейфер, рассматривая систему следственных действий, указывает, что существенным основанием классификации следственных действий является «непосредственный либо опосредованный процесс получения доказательственной информации» [6, c. 76]. Правда, следственным действием с опосредованным процессом получения доказательственной информации С. А. Шейфер считает только проведение экспертизы. Однако сам факт последнего утверждения свидетельствует об относительности тезиса о непосредственном восприятии следователем от объекта доказательственной информации как непременном признаке следственного действия.

Таким образом, в законах сформированы и отражены два аспекта правового статуса контроля и записи переговоров: как следственного действия и как оперативно-розыскного мероприятия.

– Из текста п. 2 ч. 3 ст. 186 и п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ следует, что контроль и запись переговоров — это следственное действие. Но ни для одного следственного действия законодатель не устанавливает срока его проведения, в три раза превышающего установленный двухмесячный срок предварительного следствия (ч. 5 ст. 186 и ч. 1 ст. 162 УПК РФ).

– В отличие от других следственных действий контроль и запись переговоров могут быть прекращены (ч. 5 ст. 186 УПК РФ) на основании постановления следователя.

– Для выполнения любого следственного действия все правовые и организационно-технические возможности имеет сам следователь. Однако контроль и запись переговоров он объективно не в состоянии выполнить самостоятельно, так как не имеет для этого организационно-технических возможностей.

– Кроме того, основным средством фиксации любого следственного действия служит протокол следственного действия (ст. 166 УПК РФ). В протоколе удостоверяется факт проведения следственного действия, обстоятельства и факты, установленные в процессе его проведения. Единственным документом, исходя из положений ст. 186 УПК РФ, который на самом деле имеет доказательственное значение, является протокол прослушивания и осмотра фонограммы записи переговоров. Но прослушивание и осмотр фонограммы — это отдельное самостоятельное следственное действие.

Контроль и запись переговоров характеризуется необычным и несколько непривычным способом собирания доказательственной информации. Поскольку исполнение рассматриваемого следственного действия имеет определенную техническую сложность и требует для повышения его эффективности (особенно на первоначальном этапе) обеспечения скрытости контроля за подозреваемым и обвиняемым, то оно осуществляется специальным кругом субъектов. В качестве его исполнителей выступают управления (отделы) специальных технических мероприятий, функционирующие в составе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Доказательства собирает не сам следователь, а соответствующий орган дознания (подразделение МВД РФ, ФСБ РФ, ФТС РФ и другие), располагающий определенной технической возможностью и специалистами по негласной записи переговоров. Однако отсутствие самостоятельности следователя в подключении специальных устройств к определенной системе связи или нескольким системам связи одновременно, в проведении непрерывного контроля и записи переговоров не может служить решающим аргументом того, что контроль и запись переговоров являются «чистым» оперативно-розыскным мероприятием.

Практически никто уже не отрицает правомерности собирания некоторых доказательств не самим следователем, а специалистом-экспертом, техником-криминалистом, ревизором и другими лицами по его поручению (ст. 58, 164, 168 УПК РФ). В ряде случаев следователь может и не присутствовать постоянно при действиях по сбору доказательств (например, ревизия финансово-экономической деятельности юридического лица может продолжаться несколько месяцев и даже лет). Но доказательства, собранные специалистами, приобщаются к материалам уголовных дел, исследуются, проверяются и оцениваются наряду с теми доказательствами, которые собраны непосредственно самим следователем [7, c. 200–201].

Для большей наглядности можно привести следующую сравнительную таблицу:

Следственное действие

Оперативно-розыскное мероприятие

Согласно п. 2 ч. 3 ст. 186 УПК РФ «Контроль и запись переговоров» — является следственным действием с точки зрения закона.

В статье 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» нет оперативно-розыскного мероприятия «Контроль и запись переговоров», а есть «Прослушивание телефонных переговоров».

Следователь сам инициирует контроль и запись переговоров, поскольку это входит в его компетенцию, а суд дает разрешение на его проведение. Оперативные службы являются только исполнителями соответствующего поручения следователя.

Решение о проведении конкретного оперативно-розыскного мероприятия принимают сотрудники оперативных служб (суд соглашается или не соглашается с их ходатайством об этом в предусмотренных законом случаях)

При контроле и записи переговоров их результаты подлежат обязательному сообщению следователю.

При производстве оперативно-розыскных мероприятий их результаты принадлежат оперативным службам.

Контроль и запись переговоров производятся только после возбуждения уголовного дела и в процессе его расследования.

Оперативно-розыскные мероприятия проводятся как до возбуждения уголовного дела, так и после его направления в суд.

Результаты любого следственного действия имеют статус доказательств.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий носят ориентирующее значение.

Следственные действия не могут быть негласными, реализуются в четко определённом законом порядке.

Оперативно-розыскные мероприятия свободны от процессуальной формы, способ фиксации их результатов законом не определен. Они осуществляются по большей части негласно в соответствии с правилами конспирации.

Таким образом, основным отличием данного следственного действия и оперативно-розыскного мероприятия заключаются в том, что первое проводится на основании постановления следователя только после возбуждения уголовного дела, а второе можно проводить и до возбуждения уголовного дела на основании задания, утвержденного начальником органа дознания. ОРМ и следственное действие в рамках «контроля и записи переговоров» отличаются друг от друга, но одновременно схожи по своей сущности, заключающейся в процессуальных особенностях самого следственного действия.

1. Сидоров А. С. Контроль и запись переговоров: следственное действие или тактическая операция? // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 2. Тюмень: ТГИМЭУП, 2006. 4 c.

2. Безлепкин Б. Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право. 1991. N 8. 458 c.

3. Карнеева Л. М. Доказательственное значение материалов видео- и звукозаписи // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. N 7. 52 с.

4. Баев О. Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Следственная тактика: Научно-практическое пособие // М., 2003. 24 с.

5. Шейфер С. А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России (Материалы научной конференции 22–23 января 2002 г., Москва). М., 2002. 180 с.

6. Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. 120 с.

7. Ширев Д. А. Актуальные вопросы производства контроля и записи переговоров // Чёрные дыры в Рос. законодательстве. 2007. № 2. 387 с.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector