Может ли служить доказательством запись телефонного разговора?
Prokurors.ru

Юридический портал

Может ли служить доказательством запись телефонного разговора?

Является ли скрытая аудиозапись недопустимым доказательством?

В прошлом году был подписан закон, который признал обязательность отнесения фотоматериалов, а также материалов видео- и звукозаписи к доказательствам по делу об административном правонарушении (Федеральный закон от 26 апреля 2016 г. № 114-ФЗ). Эти положения распространяются исключительно на административный процесс, тогда как в гражданском процессе вопрос о признании аудиоматериалов допустимым доказательством все еще остается на усмотрении суда (ст. 55, ст. 59, ст. 60 Гражданского процессуального кодекса). Но на данный момент складывающаяся практика довольно противоречива.

Чаще всего суды отказываются принимать аудиозаписи в качестве доказательств, ссылаясь на то, что их достоверность нельзя проверить надлежащим образом. Например, истец представил звуковые файлы, записанные на обычном компакт-диске. Суд отметил, что эта фонограмма получена не путем записи информации непосредственно от первоисточника звука, а переписана с иного носителя (телефона и/или диктофона) – следовательно, верность такой фонограммы-копии не может быть надлежаще проверена и удостоверена. В итоге представленная аудиозапись была признана недопустимым доказательством (апелляционное определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 15 сентября 2016 г. по делу № 33-15582/2016).

Имеет ли пациент право вести запись приема и рекомендаций на диктофон, предупредив об этом врача заранее, даже если врач против записи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Действительно, закон содержит запрет на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 2 ст. 23, ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, ч. 8 ст. 9 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и защите информации”; далее – закон об информации). Более того, за незаконный сбор сведений о частной жизни лица без его согласия и за нарушение тайны телефонных переговоров и иных сообщений гражданина установлена уголовная ответственность вплоть до лишения свободы до двух лет (ч. 1 ст. 137, ч. 1 ст. 138 Уголовного кодекса). Поэтому о проведении аудиозаписи, по мнению отдельных судов, необходимо обязательно уведомлять своего собеседника (решение Арбитражного суда Нижегородской области от 27 февраля 2015 г. по делу № А43-32610/2014).

Недавно Верховный суд Российской Федерации высказал свою позицию по этому вопросу и вынес определение, которым признал право на использование материалов скрытой аудиозаписи в качестве доказательства в гражданско-правовом споре (Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18). Рассмотрим это дело подробнее.

Суть спора

24 января 2011 г. С. и Р. заключили договор займа, по условиям которого С. предоставила Р. 1,5 млн руб. на три года с начислением 20% годовых, а Р. обязался в указанный срок вернуть сумму займа с процентами.

В период с 18 августа 2011 г. по 10 марта 2012 г. на счет С. в счет погашения долга были переведены денежные средства в размере 128 тыс. руб., но затем платежи прекратились.

С. обратилась в суд с иском к Р. и его бывшей супруге Е., поскольку на момент получения займа они состояли в браке. В своем исковом заявлении С. ссылалась на то, что денежные средства были предоставлены ею по просьбе Р. и Е. на общие нужды семьи – в подтверждение она представила аудиозаписи телефонных переговоров между ней и Е. от 11 июня 2013 г. и от 23 декабря 2013 г., в которых также участвовал Р., и расшифровки этих аудиозаписей.

Районный суд признал долг общим обязательством ответчиков и отметил, что представленная С. аудиозапись подтверждает, что заем был предоставлен Р. с согласия супруги и на общие нужды семьи (для совместно осуществляемой ими предпринимательской деятельности). В итоге требуемая сумма была разделена между Р. и Е. поровну (решение Московского районного суда г. Твери Тверской области от 14 декабря 2015 г. по делу № 2-2622/2015).

Однако Е., считая, что не обязана отвечать по долгам бывшего мужа, обжаловала это решение, и апелляция встала на ее сторону – вся сумма была взыскана с Р. (апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16 февраля 2016 г. по делу № 33-798/2016). Представленная истцом аудиозапись, по мнению суда, являлась недопустимым доказательством, поскольку была получена без согласия Е. (ч. 8 ст. 9 закона об информации).

Понимая, что взысканная с Р. сумма окажется для него неподъемной, С. обратилась в ВС РФ с требованием отменить апелляционное определение и взыскать долг с обоих супругов.

Позиция ВС РФ

КРАТКО
Реквизиты решения: Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 декабря 2016 г. № 35-КГ16-18.
Требование заявителя: Учесть скрытую аудиозапись в качестве доказательства того, что заем был предоставлен ответчикам на общие нужды семьи.
Суд решил: В обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, истец вправе ссылаться на скрытую аудиозапись беседы с ними.

Суд поддержал коллег из районного суда, напомнив, что ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). При этом лицо, намеревающееся использовать их в качестве доказательства в суде, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись (ст. 77 ГПК РФ).

ВС РФ отметил, что истец представил исчерпывающие сведения о том, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи, а Е. не оспаривала их достоверность и подтвердила факт телефонных переговоров с С.

Таким образом, сделал вывод Суд, заключение апелляции о том, что представленные аудиозаписи являются недопустимым доказательством, незаконно.

Более того, продолжил ВС РФ, нельзя было применять в данном случае и положения о запрете на получение информации о частной жизни лица помимо его воли (ч. 8 ст. 9 закона об информации). Апелляция указывала на то, что запись разговора между С. и Е. была сделана без уведомления о фиксации разговора, а потому такая информация получена помимо воли Е., что недопустимо. Однако ВС РФ подчеркнул, что аудиозапись была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, – а запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется.

В результате ВС РФ отменил обжалуемое апелляционное определение.

Позиция юристов

В целом, эксперты поддерживают вывод ВС РФ, отмечая, что часто аудиозапись является единственным доказательством, позволяющим добросовестной стороне подтвердить свою позицию в суде. Однако, по мнению некоторых специалистов, все же стоит отдельно уточнить, как действия заявителей в подобных спорах соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров (ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). А также решить, требует ли отдельной корректировки баланс между субъективными правами и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком.

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов “Комиссаров и партнеры:

“Отрадно, что ВС РФ решил разобраться с таким нелегким вопросом, как возможность использования в качестве доказательств аудиозаписи, на которой зафиксированы сведения о лицах, которые не давали своего согласия на такую фиксацию. Судьи выделили два критерия допустимости скрытой аудиозаписи: по субъекту, осуществлявшему запись, и по содержанию записи. При таком подходе, отраженном в определении, права другого лица не нарушаются. Если же в записях также имеются сведения о частной жизни, то пострадавший имеет в арсенале все доступные средства для защиты своего нарушенного права за вторжение в личную сферу, в том числе процессуальные (ст. 185 ГПК РФ)”.

Елена Мякишева, адвокат Юридической группы “Яковлев и Партнеры”:

“Подход ВС РФ в данном вопросе поддерживаю полностью. Практика показывает, что иногда такая аудиозапись является единственной возможностью доказать свою правоту в суде. Лица, находящиеся в доверительных отношениях (родственники, друзья) часто не оформляют документы, надеясь на порядочность другой стороны. В результате они оказываются ни с чем, если их “контрагент” уклоняется от добросовестного исполнения своих обязательств. В этом случае аудиозапись – единственный шанс, так как наедине люди никого не боятся и говорят то, что не скажут при свидетелях и уж точно не подтвердят в судебном порядке.

Нарушения прав другого лица в данном случае я не вижу: ответчик, пытаясь прикрыться нормами о тайне частной жизни, ведет себя недобросовестно, злоупотребляя правом. При этом записанный разговор касается не личных, интимных тайн, а имущественных правоотношений сторон, которые являются предметом открытого судебного разбирательства”.

Читать еще:  Смена имени и отчества

Сергей Карпушкин, юрист практики “Разрешение споров” юридической фирмы “Борениус”:

“Обычно стороны не планируют судиться друг с другом. Часто многие договоренности не оформляются документально. Прежний сверхконсервативный подход судебной практики к аудиозаписям оставлял безоружной добросовестную сторону, которая к моменту принятия решения об обращении в суд, как правило, сталкивалась с нехваткой доказательств. В судебном споре оппоненты используют все возможные аргументы, включая ссылки на исковую давность и отрицание каких-либо незадокументированных договоренностей, даже если еще вчера наличие долга признавалось. В таких случаях аудиозаписи нередко являются единственным доказательством.

ВС РФ определил критерии их допустимости: а) осуществление записи лицом, участвующим в коммуникации, б) фиксация обстоятельств, связанных со спорным правоотношением сторон. Позиция ВС РФ должна развеять сомнения нижестоящих судов относительно законности аудиозаписей в арсенале доказательств спорящих сторон. При этом судам придется овладеть искусством оценки этого специфического типа доказательств: чтобы избежать возможных злоупотреблений, необходимо тщательно анализировать значение слов в контексте конкретной беседы, учитывать интонацию, которая может изменить буквальный смысл произнесенного и т. д.”.

Роман Беланов, руководитель проектов компании “Хренов и партнеры”:

“Закон действительно допускает использование в качестве доказательств в гражданском процессе аудиозаписей. Однако в подавляющем большинстве случаев в судебных заседаниях оспаривается подлинность произведенных записей, а значит и сведений, которые в них содержатся.

Фоноскопические экспертизы подлинности записей очень сложны, затянуты и дороги и почти всегда не могут точно ответить на вопрос: кем именно были произнесены слова на записи? Это связано с рядом технических факторов, в том числе и с использованием конкретных средств записи (в частности, мобильный телефон не обеспечит того нужного качества записи, который может дать профессиональный диктофон). Поэтому, даже при наличии аудиозаписей суды нередко не могут установить их подлинность и именно поэтому не ссылаются на них как доказательство.

Но в деле, которое рассматривалось ВС РФ, была неспецифическая ситуация, так как подлинность записи не оспаривалась. Поэтому в этом деле Суд обоснованно рассматривал такую запись как допустимое доказательство”.

Анастасия Малюкина, юрист адвокатского бюро Forward Legal:

“Позиция, отраженная в определении ВС РФ, не является принципиально новой. В 2015 году тот же состав судей, ссылаясь на те же аргументы, признал допустимым доказательством видеозапись разговора, сделанную без согласия второго участника и позднее представленную в суд, чтобы подтвердить безденежность договора займа (определение ВС РФ от 14 апреля 2015 г. по делу № 33-КГ15-6). Вместе с тем, дело С. имело свои нюансы и очень жаль, что судебная коллегия обошла их стороной, включая вопрос о том, как действия истца соотносятся с нормами о тайне телефонных переговоров.

С точки зрения закона сделанная тайно аудио- или видеозапись не становится автоматически недопустимым доказательством. Законодатель всегда ищет баланс между субъективными правами, с одной стороны, и необходимостью выяснять действительные обстоятельства дела, с другой. Рассматриваемое определение – хороший повод для дискуссии о том, требует ли этот баланс корректировки в условиях, когда каждый может записать свой разговор с другим человеком”.

Я записываю все телефонные разговоры. Законно ли это?

Я записываю вообще все свои телефонные разговоры. Если что-то забыл, могу всегда послушать и освежить в памяти. Если разговор касается не только меня, но и всей семьи — например, звонят рассказать об ипотечном кредите и его условиях, — удобнее потом дать послушать супруге запись с менеджером банка, чем пересказывать своими словами.

Задался вопросом, насколько законна такая запись. Обязан ли я предупреждать вторую сторону о том, что записываю разговор? Могу ли я использовать эту запись для защиты своих прав, например, когда кто-то угрожает мне по телефону? Или же когда частенько звонят с назойливой рекламой, могу я использовать запись, чтобы наказать звонивших по закону?

Вы когда-то писали, что записывать свой разговор можно, это называется надлежащим доказательством. Но в статье про то, как доказать, что договор был, говорите, что суды часто отказываются приобщать записи в качестве доказательств и нужна экспертиза. Я запутался.

Расскажите, что я вообще могу делать со своей записью, а что нет?

Сама по себе запись телефонных переговоров никаких законов не нарушает. Вы и собеседник знаете, о чем говорили, для вас двоих это не тайна.

А вот о том, что дальше можно делать с такой записью и что нельзя, я расскажу подробнее.

Что говорит закон

Существуют категории информации, к которым нет доступа без согласия обладателя:

Если телефонный разговор между вами и собеседником касается бытовых вопросов, ни к одной из перечисленных категорий он не относится. Вы можете его записывать и хранить при условии, что записи не будет в открытом доступе в интернете или где-то еще.

В личных целях вы можете пользоваться записями разговоров без ограничений: например, как записной книжкой, чтобы самому себе что-то напоминать.

Даже если вы делитесь записью с супругой, нарушением это тоже не считается. Например, ваш разговор об ипотеке с менеджером банка можно дать послушать кому угодно: речь о публичном предложении, условия которого доступны всем желающим.

Тайну телефонных разговоров защищает статья 138 УК РФ. Если вы или собеседник во время разговора решили его записать, статья вас не касается. Но касается, если вы специально записываете чужой разговор, в котором сами не участвуете. Санкции за такое преступление — от штрафа в 80 000 рублей до исправительных работ на срок до одного года.

Объясняю, как это работает. Если вы сами звоните супруге и включаете запись разговора — это законно. Но если вы установите на телефоне супруги программу для записи ее разговоров с другими людьми — это преступление. В суде рассказы о поиске возможных любовников в этом случае не помогут.

Как хранить записи телефонных разговоров

Предупреждать собеседника о том, что вы записали разговор, необязательно. Но нельзя передавать посторонним людям аудиозаписи без согласия собеседника. За нарушение грозит административная ответственность по статье 13.14 КоАП РФ и штраф от 500 до 1000 рублей.

Если разглашение информации из разговора приведет к потере репутации или к иному ущербу, пострадавший вправе требовать компенсацию. Варианты ущерба тут могут быть какими угодно: например, разглашение фактов из жизни человека, которые он скрывал от окружающих.

Как используют запись телефонных разговоров в суде

На мой взгляд, самостоятельно сделанная аудиозапись разговора не самое лучшее доказательство. Суды крайне неоднозначно относятся к ним и не всегда приобщают в качестве доказательства к делам.

Приведу пример из судебной практики. Женщина дала в долг 1,5 млн рублей, а должник деньги не вернул. В качестве доказательства женщина предоставила в суд аудиозаписи телефонных разговоров с супругой должника. Супруга подтверждала, что деньги заняли для совместного с мужем бизнеса. Раз так — значит, ответчиков по иску двое, шансы вернуть долг выше.

Суд первой инстанции признал аудиозаписи доказательством. Во второй инстанции сказали, что разрешение на запись никто не получал, поэтому это не доказательство. Точку поставил Верховный суд. Он постановил, что закон не нарушали: запись разговора о долге сделал один из собеседников, речь шла именно о долге, это можно признать доказательством.

После этого дела многие СМИ написали, что Верховный суд разрешил ведение записи переговоров. Но на самом деле все не так просто. Решение приняли по конкретному делу, где учитывалось содержание конкретного разговора. Аудиозапись могли не признать доказательством, если бы в разговоре упоминались какие-то персональные данные.

Часто из записи непонятно, когда она была сделана, при каких обстоятельствах и о чем был разговор. Например, беседа должника с кредитором состоит из нецензурной лексики, междометий и в ней не упоминаются конкретные имена, факты и обстоятельства.

Правоохранительные органы и суды отдают предпочтение записям, полученным с соблюдением всех процессуальных норм. Процессуальные нормы — это прописанная в законе последовательность действий, гарантирующая подлинность записи и законность ее получения. Ее делают на учтенный носитель специально обученные сотрудники. В случае с негласной записью телефонного разговора сотрудники полиции всегда получают разрешение суда. Оспорить подлинность такой записи крайне сложно.

Читать еще:  Обязательно ли межевание участка для его покупки?

Когда, кроме записи телефонного разговора, у потерпевшего нет других доказательств, следователи могут скопировать файл или даже изъять телефон и приобщить его вместе со всеми записями к материалам дела в соответствии с требованиями уголовного кодекса. Это называется «выемка» — ст. 183 УПК РФ.

Но даже в этом случае окончательное решение о том, доказательство ли эта запись или нет, принимает суд. И не всегда решения суда однозначны: судьи тоже люди и могут ошибаться. Об этом у нас есть целая рубрика — «Изумительные истории».

Что нужно знать, чтобы отстоять свои интересы с помощью записей телефонных разговоров

Аудиозапись — слабая защита. Если речь идет о деньгах, грамотно составленный договор полезнее записи на телефоне.

Если вы планируете использовать запись разговоров для защиты, стройте беседу так, чтобы собеседник обязательно представился. Постарайтесь проговорить дату разговора, место и обстоятельства, с которыми он связан. Не обсуждайте информацию, относящуюся к личным данным, говорите четко и по делу.

Не используйте ненормативную лексику и специфические термины, понятные только вам и собеседнику. Помните, смысл разговора должен быть понятен не только вам, но и судье.

Потребуется подтвердить не только факт разговора, но и его точное время. Детализацию разговоров закажите у своего оператора мобильной связи.

Если вы стали жертвой уголовного преступления, одной аудиозаписи с угрозами или вымогательством будет недостаточно. Обратитесь с заявлением в полицию, сотрудники знают, что делать в такой ситуации. Они могут получить судебное решение и поставить телефон мошенника на прослушивание.

Если у вас есть вопрос об инвестициях, личных финансах или семейном бюджете, пишите. На самые интересные вопросы ответим в журнале.

Как записать телефонный разговор и использовать эту запись в суде?

Согласно Гражданскому процессуальному кодексу РФ, записи телефонного разговора считаются самостоятельным средством доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). Согласно ст. 77 ГПК РФ, при предъявлении таких записей на электронном или ином носителе человек должен указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Если человек не может пояснить происхождение записи, то она не может использоваться в качестве доказательства в суде.

По словам юриста Натана Будовница, доказательствами по делу являются сведения о фактах, полученные в предусмотренном законом порядке. На основе их суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, которые имеют значение для правильного рассмотрения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

В каких случаях суд откажется приобщать запись разговора в качестве доказательства?

Суды признают аудиозапись, произведенную без согласия собеседника, при условии, что она фиксирует факты деловой жизни, а не личной. Согласно положениям Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации», запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина.

«Важным обстоятельством необходимо считать, кто осуществил запись и какие обстоятельства на ней зафиксированы. Если собеседник записывал именно свой разговор, то такая запись может быть использована в суде, если она при этом имеет отношение к рассматриваемому спору», — говорит Будовниц.

Суды часто неоднозначно относятся к записям телефонного разговора и не всегда приобщают их в качестве доказательства к делам, поскольку в процессе записи не исключено случайное или умышленное искажение событий, информации и т. д. Также благодаря возможностям современной техники можно изменить звукоряд, имитировать голоса, накладывать различные шумы и т. д. Поэтому судебные инстанции отдают предпочтение записям, полученным с соблюдением всех процессуальных норм, гарантирующих подлинность записи и законность ее получения. Ее делают на учтенный носитель специально обученные сотрудники. Для негласной записи телефонного разговора сотрудники полиции всегда получают разрешение суда. Оспорить подлинность такой записи довольно сложно. На основании ч. 3 ст. 185 ГПК РФ, для выяснения содержащихся в записи сведений судом может быть привлечен специалист, который может назначить экспертизу.

В суде записи к записям приобщается расшифровка текста. Это необходимо, поскольку качество аудиозаписи порой бывает таким, что при однократном воспроизведении не всегда можно разобрать отдельные слова или фразы. Соответствие такой расшифровки оригиналу удостоверяется составившим его лицом или лицами.

Как следует записывать телефонный разговор?

Если вы планируете использовать запись разговоров для защиты в суде, старайтесь построить разговор таким образом, чтобы собеседник представился, а вы при этом назвали дату разговора, место и обстоятельства, с которыми он связан. Старайтесь не обсуждать информацию, относящуюся к личным данным, говорите исключительно по делу, а также помните, что смысл разговора должен быть понятен не только вам, но и судье.

«Если запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в записанном разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами, то такая запись закон не нарушает и может быть принята судом», — говорит юрист.

В суде вам потребуется подтвердить не только факт разговора, но и его точное время. Детализацию разговоров можно заказать у своего оператора мобильной связи.

Можно ли использовать тайную аудиозапись как доказательство в суде?

Еще 2 года назад Верховный суд признал доказательством тайную аудиозапись разговора. Тайно записанные аудиофайлы разговоров признаны доказательством в суде. Но записывать на диктофон, не уведомляя участников, можно не все разговоры.Пусть и с большим запозданием, но судебная практика меняется под воздействием технического прогресса. Прокомментировали прецедент адвокаты из Адвокатского бюро г. Москвы «Щеглов и Партнеры».

Еще несколько лет назад суды вообще не принимали записи как доказательства под предлогом того, что им неизвестно, где и кем они сделаны. Судьи порой мотивируют отказ невозможностью идентификации голосов на записях. Теперь, с решением Верхового суда, тайная запись на диктофон практически становится легальной.В частности, аудиозапись способна подтвердить в суде следующие факты: выдачу денег взаймы, словесное оскорбление, угрозы, признание долга, черную зарплату, вымогательство взятки. Впрочем, этот перечень неисчерпаем.Многие юристы и адвокаты назвали это решение Фемиды знаменательным и важным, поскольку такие доказательства порой — единственные в деле.

Напомним о деле, которое было рассмотрено 2 года назад. В Верховный суд обратилась жительница Твери Анна, пытающаяся с 2014 года вернуть деньги, которые она дала в долг родственнице и ее мужу Ивану.Из материалов дела следует, что в 2011 году истец одолжила супругам полтора миллиона рублей на три года под 20 процентов годовых. Средства предназначались на общие нужды семьи, под которыми подразумевался семейный бизнес. Был заключен договор займа. Но вскоре ячейка общества распалась, должники деньги не вернули, и заемщица подала на них в суд. Она потребовала полтора миллиона долга, один миллион 450 тысяч в качестве процентов за пользование деньгами и 226 тысяч за просрочку возврата займа.

Тверской суд постановил взыскать долг и проценты по нему — всего 2,7 миллиона рублей в солидарном порядке (то есть поровну) с бывших супругов. Но это решение было отменено в апелляции.Тогда суд решил с каждого должника взыскать по полтора миллиона рублей в пользу заемщицы. Но и это решение было отменено. Апелляция по-своему рассудила дело: долг в три миллиона был взыскан только с супруга, поскольку его бывшая жена доказала в суде, что кредитором был именно муж, а она лишь дала согласие на это.Представленную экс-супругой аудиозапись телефонного разговора с кредитором, подтверждающей, что деньги берутся на общие нужды семьи, суд счел недопустимым доказательством. Судья сослался на пункт 8 статьи 9 Федерального закона от 27 июля 2006 года «Об информации, информационных технологиях и защите информации», согласно которому запрещается требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в том числе информации, составляющей личную или семейную тайну, и получать такую информацию помимо воли гражданина, если иное не предусмотрено федеральными законами.

Верховный суд высказал иное мнение, признав абсолютно законной скрытую аудиозапись. В своем решении высшая судебная инстанция указала, что «запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется».

Читать еще:  Основные требования к речи оратора

Иными словами, автор тайной записи никого не подслушивала, не собирала информации о чьей-то чужой жизни. Она фиксировала свою частную жизнь: о том, что кто-то ей должен и не отдает. И, следовательно, имела полное право записывать свои разговоры.Дело о долге вновь отправили в Тверь на пересмотр.

Стоит отметить, что жертвы вымогательства часто записывают разговор и предоставляют запись правоохранительным органам. Случаев, когда первый разговор со злоумышленником, записанный скрытно, де-факто ложится в основу расследования, хватает. По гражданским делам к доказательствам в виде аудио и видеозаписей часто прибегают в спорах между бывшими супругами.

По ГПК (статья 55) аудио- и видеозаписи относятся к доказательствам, которые стороны вправе представлять суду. А закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» запрещает осуществлять запись без согласия гражданина. Кроме того, статья 138 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконное прослушивание, записывание на технические устройства телефонных переговоров посторонним лицом.

Верховный суд России, по сути, разрешил записывать важные переговоры по телефону без разрешения собеседников. Более того, под работающие микрофоны можно даже давать в долг, и запись в случае конфликта станет доказательством в суде – не хуже бумажной расписки. Такую правовую позицию Верховный суд страны занял при рассмотрении конкретного спора. Самое главное: запись собственных деловых разговоров не является вмешательством в чужую частную жизнь. Ведь тот, кто записывает, не посторонний в беседе. Обсуждаемые вопросы затрагивают его напрямую.

Комментируя данное решение старший управляющий партнер Адвокатского бюро города Москвы «Щеглов и Партнеры», Почетный адвокат России Юрий Щеглов отметил: «Действительно, в России нет и не было единой позиции правоприменителей относительно допустимости в качестве доказательства аудиозаписей, сделанных без согласия другого собеседника.

Есть правопорядки, в которых такие аудиозаписи категорически неприемлемы. Россия – это не тот случай.

Отмечу, что и до указанного знакового решения Верховного суда РФ иные судьи принимали аудиозаписи. Другие позволяли включить аудиозапись в судебном заседании для ознакомления. А уж, принимая решение, если и не давали оценку аудиозаписи в тексте судебного акта, то точно внутренне учитывали её содержание.

Я поддерживаю позицию, что в российской действительности для личных целей такие записи действительно допустимы. Согласитесь, иной раз у сторон нет иной возможности доказать договоренности, иначе как предоставив аудиозапись или переписку сторон. Чем существенно отличается переписка сторон в мессенджере от записи телефонного разговора? Провести экспертизу на предмет внешнего воздействия можно в отношении каждого из доказательств.

Предположу, что распространение такой записи в сети интернет или для публичного прослушивания не в связи с защитой прав участника разговора будет расценено судами как нарушение закона о защите персональных данных.

А в данном контексте я искренне приветствую позицию Верховного суда и свершившееся правосудие!».

При каких условиях диктофонная запись признается допустимым доказательством по делу?

Из изложенных вами обстоятельств не понятно, был ли заключенный вами договор связан с осуществлением предпринимательской или иной экономической деятельности. Об отношениях каких именно лиц — физических или юридических — идет речь? В связи с чем нельзя однозначно определить, какие нормы в данном случае подлежат применению: ГПК РФ или АПК РФ — и к практике каких судов, общей юрисдикции или арбитражных, обратиться. Рассмотрим оба варианта.

ГПК РФ относит аудиозаписи к самостоятельным средствам доказывания (ч. 1 ст. 55 ГПК РФ). Согласно ст. 77 ГПК РФ лицо, представляющее аудио- и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи. Если лицо затрудняется пояснить происхождение записи, то такая запись считается непригодной в качестве доказательства в суде. В практике судов общей юрисдикции встречались дела, при рассмотрении которых суды отказывались принять аудиозапись в качестве доказательства. Одним из оснований в рассматриваемом аспекте служил тезис о том, что сделанные без ведома другого лица записи нарушают право такого лица на тайну частной жизни (см., например, апелляционное определение СК по гражданским делам Тверского областного суда от 16.02.2016 по делу № 33-798/2016).

В то же время в практике судов общей юрисдикции можно было найти и прямо противоположные выводы. Так, судом был рассмотрен спор по иску одного гражданина к другому о возврате долга по расписке. Ответчик утверждал, что вернул истцу деньги, но оригинал расписки не получил. В подтверждение своих слов он представил аудиозапись беседы с истцом. Истец возражал против использования этого доказательства, так как он не давал согласия на фиксацию договора. Суд встал на сторону ответчика. При этом он отметил, что в силу ст. 77 ГПК РФ аудиозапись является одним из доказательств, которое может быть исследовано и положено судом в основу решения при разрешении гражданско-правового спора. Тот факт, что истец не знал о ведении ответчиком аудиозаписи, не указывает на недопустимость этого доказательства, поскольку ответчик являлся участником данных переговоров и имел право на запись своего разговора (Решение Первореченского районного суда г. Владивостока от 01.03.2016 по делу № 2-5566/2015).

В конце 2016 г. Коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ сформулировала важную правовую позицию о том, что скрытая аудиозапись является надлежащим доказательством при обосновании факта заключения договора и связанных с ним обстоятельств. Как было отмечено Коллегией ВС РФ, аудиозаписи отнесены Гражданским процессуальным кодексом РФ к самостоятельным средствам доказывания, в связи с чем истица в обоснование того, что денежные средства по договору займа предоставлялись на общие нужды супругов, вправе ссылаться на аудиозапись беседы с ними. Запись телефонного разговора была произведена одним из лиц, участвовавших в этом разговоре, и касалась обстоятельств, связанных с договорными отношениями между сторонами. В связи с этим запрет на фиксацию такой информации на указанный случай не распространяется (Определение ВС РФ от 06.12.2016 по делу № 35-КГ16-18).

АПК РФ также допускает использование аудиозаписей в качестве доказательств (ч. 2 ст. 64 АПК). Согласно ч. 2 ст. 162 АПК воспроизведение аудио- и видеозаписей проводится арбитражным судом в зале судебного заседания или в ином специально оборудованном для этой цели помещении. Факт воспроизведения аудио- и видеозаписей отражается в протоколе судебного заседания.

При рассмотрении договорных споров при наличии соответствующего ходатайства одной из сторон суды заслушивают аудиозаписи разговоров представителей контрагентов. Между тем такие доказательства не являются основными. Ключевое значение судьи придают письменным доказательствам. Так, например, Седьмой арбитражный апелляционный суд при рассмотрении дела о возврате долга по договору констатировал, что условием подтверждения факта совершения организацией хозяйственной операции является наличие первичного документа бухгалтерского учета, оформленного в установленном законом порядке. Подтверждением приема наличных денег в кассу организации является квитанция к приходному кассовому ордеру, а перечисления на расчетный счет общества — платежное поручение. Запись разговора, состоявшегося между представителями сторон, допустимым доказательством не является. Даже при установлении посредством фоноскопической экспертизы принадлежности голосов она не может подтверждать внесение денежных средств в сумме, заявленной к взысканию. С позицией апелляции согласился суд округа (см. постановление АС Западно-Сибирского округа от 27.10.2016 № Ф04-100/2016 по делу № А27-11390/2015). Таким образом, суды исходили из того, что определенные обстоятельства могут быть подтверждены только письменными доказательствами.

Между тем, если в вашем случае речь идет о каких-то обстоятельствах, которые сложно подтвердить письменными доказательствами (например, тот факт, что ответчик отрицал наличие в объекте каких-либо недостатков и т.п.), то представляется, что арбитражный суд учтет аудиозапись. При этом принципиально важно, чтобы аудиозапись позволяла отнести разговор к спорным правоотношениям (см. постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31.03.2016 № 03АП-1037/16 по делу № А33-27525/2015).

При представлении диктофонной записи как доказательства в суде общей юрисдикции или арбитражном суде рекомендуем:

указать в ходатайстве о ее приобщении к делу на обстоятельства ее совершения: кем, когда и при каких условиях она была осуществлена;

пояснить, какие существенные для дела обстоятельства могут быть подтверждены данной записью;

приложить к аудиозаписи ее текстовую расшифровку;

ходатайствовать о проведении экспертизы диктофонной записи на предмет отсутствия следов монтажа и идентификации голосов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector