Один из супругов в психбольнице
Prokurors.ru

Юридический портал

Один из супругов в психбольнице

Можно ли сдать человека в психиатрическую больницу без его согласия

Когда человек находится в неадекватном состоянии, родные и близкие вызывают врача. Нередко визита специалиста оказывается недостаточно, чтобы вернуть больного к нормальной жизни, и требуется госпитализация в психиатрическое отделение. Вот здесь-то и возникает очень важный вопрос. Как положить человека в психиатрическую больницу без его согласия и можно ли это сделать.

Мой знакомый столкнулся с подобной ситуацией. Его дедушка впал в неадекватное и опасное для окружающих состояние. Пожилой человек пытался поджечь жилье, ругался, плакал. Вызвали врача, но тот отказался госпитализировать мужчину ввиду отсутствие согласия с его стороны. Оказалось, что действия врача были неправомерными, о чем я и расскажу в заметке.

На каком основании гражданина могут поместить в психдиспансер?

Чтобы сдать человека в психиатрическую больницу без его согласия, необходимо иметь веские основания. Процедура регламентирована законом «О психиатрической помощи» в статьях 28-29. Есть несколько причин, по которым может потребоваться такое вмешательство:

  1. Наличие направления, выписанного врачом-психиатром.
  2. Обращение гражданина в приемное отделение псих.больницы за получением помощи.

Когда речь идет о помещении в стационар на основании личной просьбы, то документ подается в письменном виде. Когда в больницу необходимо поместить ребенка, согласие официального представителя требуется в обязательном порядке.

В качестве такого лица может выступать родитель или опекун. Иногда основанием выступает решение попечительного органа, вынесенное на основании обращения, поступившего от заинтересованного лица. При госпитализации человека без его согласия либо без разрешения законного представителя необходимо будет представить ряд документов. Самая главная бумага — это решение врача-психиатра, указывающее на то, что человеку требуется принудительное лечение.

Как быть, если специалиста нет?

Оформить документ, выступающий основанием для направления пациента на лечение в психдиспансер, могут только специалисты определенного профиля:

  • врач, работающий в психиатрическом отделении или в психоневрологическом диспансере;
  • врач-психиатр бригады скорой псих.помощи;
  • практикующий частный специалист в психиатрии.

Если врача найти не получается, а действия гражданина, страдающего психическими расстройствами, представляют угрозу, то необходимо вызвать специалиста на дом либо связаться с полицией. Представители силовой структуры вправе задержать гражданина, а потом уже вызвать специалиста и отправить гражданина на освидетельствование. На основании свидетельства уже можно будет вынести решение о необходимости принудительного решения либо отказаться от такового.

Как поступить, если психически больной человек – это родственник?

Часто деменция начинается в старческом возрасте. Нередко люди обращаются за помощью, когда их престарелые родственники стали представлять опасность для окружающих именно в связи с психическим расстройством. Поскольку псих.дипансер – это лечебное учреждение, госпитализировать родственника туда можно будет лишь при наличии психического расстройства. Диагноз должен быть поставлен врачом.

Важным нюансом является то, что заболевание должно быть излечимо в период пребывания в мед.учреждении. Кроме того, должны выполняться некоторые условия:

  • у родных и близких отсутствует возможность делать уколы в домашних условиях, либо родственники проживают в другом районе населенного пункта;
  • посещение врачей скорой помощи не дает никаких результатов;
  • пациент не получает нужного лечения.

В качестве основания не может рассматриваться то, что обратившееся лицо не имеет возможности или желания ухаживать за больным родственником. Важным нюансом является наличие сознательного согласия от пациента на такую госпитализацию. Вряд ли найдутся люди, которые пожелают добровольно лечь в «психушку». Принудительно же можно госпитализировать пациента лишь на основании направления специалиста. Врач принимает в учет тяжесть заболевания и степень опасности, которую гражданин представляет для общества.

Симптомы, при которых могут госпитализировать человека принудительно

Есть несколько характерных признаков, которые позволяют поместить гражданина на принудительное лечение в псих.диспансер. В частности, речь идет о следующих моментах:

  • агрессивное поведение, когда человек не желает употреблять пищу, хочет покончить жизнь самоубийством, дерется и кидается на окружающих;
  • человек не может себя обслуживать, плохо ориентируется в ситуации и в пространстве;
  • нарушение общественного порядка. Состояние здоровья постоянно ухудшается.

Решение о помещении в стационар принимает психиатр, но после тщательного осмотра пациента и постановки диагноза.

Какие могут возникнуть проблемы с госпитализацией?

Есть несколько нюансов, которые могут стать препятствием для назначения принудительного лечения больному человеку, а именно:

  1. Человек должен дать добровольное согласие на освидетельствование. Если гражданин уже числится на псих.учете, то такое согласие не требуется. В специальных случаях специалист обязан запросить санкцию суда.
  2. Пожилые люди могут иметь и соматические заболевания, способные привести к временному психовозбуждению. В этом случае до посещения психиатра потребуется пройти ряд других специалистов. Без заключений этих специалистов в госпитализации могут отказать.
  3. Пациентов старше 65 лет в больницу на лечение не берут, хотя в законодательстве таких ограничений нет и действия врачей незаконны.

Отдельно стоит сказать о работе скорой помощи. Психиатры выезжают лишь на случаи, когда больной человек представляет опасность для окружающих.

Заключение

В конце заметки представлю несколько выводов:

  1. Поместить человека на принудительное лечение в псих.диспансер без его добровольного согласия не получится без наличия официального основания.
  2. В качестве законного основания рассматривается направление врача-психиатра или обстоятельства, когда пациент представляет угрозу для окружающих.
  3. Пожилого родственника «сдать» в псих.больницу тоже не удастся без соответствующих документов.

Можно ли упечь жену в психушку, только по заявлению мужа.

На учете в психдиспансере жена не стоит. Алкоголь и наркотики не принимает.

От 2 июля 1992 года N 3185-I

Статья 23. Психиатрическое освидетельствование

(1) Психиатрическое освидетельствование проводится для определения: страдает ли обследуемый психическим расстройством, нуждается ли он в психиатрической помощи, а также для решения вопроса о виде такой помощи.

(2) Психиатрическое освидетельствование, а также профилактические осмотры проводятся по просьбе или с согласия обследуемого. Психиатрическое освидетельствование, а также профилактические осмотры в отношении несовершеннолетнего в возрасте до 15 лет проводятся по просьбе или с согласия его родителей либо иного законного представителя, в отношении лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, если такое лицо по своему состоянию не способно дать согласие на психиатрическое освидетельствование, – по просьбе или с согласия его законного представителя. В случае возражения одного из родителей либо при отсутствии родителей или иного законного представителя освидетельствование несовершеннолетнего проводится по решению органа опеки и попечительства, которое может быть обжаловано в суд. Законный представитель лица, признанного в установленном законом порядке недееспособным, извещает орган опеки и попечительства по месту жительства подопечного о просьбе или даче согласия на проведение психиатрического освидетельствования подопечного не позднее дня, следующего за днем такой просьбы или дачи указанного согласия.

(3) Врач, проводящий психиатрическое освидетельствование, обязан представиться обследуемому и его законному представителю как психиатр, за исключением случаев, предусмотренных пунктом “а” части четвертой настоящей статьи.

(4) Психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя в случаях, когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

(5) Психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя, если обследуемый находится под диспансерным наблюдением по основаниям, предусмотренным частью первой статьи 27 настоящего Закона.

(6) Данные психиатрического освидетельствования и заключение о состоянии психического здоровья обследуемого фиксируются в медицинской документации, в которой указываются также причины обращения к врачу – психиатру и медицинские рекомендации.

Статья 24. Психиатрическое освидетельствование лица без его согласия или без согласия его законного представителя

(1) В случаях, предусмотренных пунктом “а” части четвертой и частью пятой статьи 23 настоящего Закона, решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя принимается врачом-психиатром самостоятельно.

(2) В случаях, предусмотренных пунктами “б” и “в” части четвертой статьи 23 настоящего Закона, решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя принимается врачом-психиатром с санкции судьи.

Смотреть Закон РФ от 2 июля 1992 года N 3185-1 “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»”

Смотреть Приказ Минздрава России от 8 апреля 1998 г. N 108 «О скорой психиатрической помощи»

Комментарий к статье 24.

1. Решение о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя может быть принято самостоятельно врачом-психиатром в двух случаях:

а) когда по имеющимся данным обследуемый совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает его непосредственную опасность для себя или окружающих (случай, предусмотренный пунктом “а” части четвертой статьи 23 Закона о психиатрической помощи), или

Читать еще:  Каковы условия отработки после целевого обучения?

б) если обследуемый находится под диспансерным наблюдением вследствие наличия у этого лица хронического и затяжного психического расстройства с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями (случай, предусмотренный частью пятой статьи 23 Закона о психиатрической помощи).

При этом такое решение принимается врачом-психиатром на основании заявления родственников лица, подлежащего психиатрическому освидетельствованию, врача иной медицинской специальности, должностных лиц и иных граждан. В случае, когда по полученным сведениям лицо представляет непосредственную опасность для себя или окружающих, заявление может быть устным, в остальных случаях оно подается в письменной форме.

Необходимость единоличного решения в таких случаях продиктована стремлением максимально упростить и ускорить процедуру, поскольку промедление может привести к самоубийству или совершению общественно опасного деяния.

2. В ч. 2 речь идет о случаях недобровольного освидетельствования, которые по особенностям психического состояния лица и характеру нарушений поведения не относятся к неотложным. Необходимость психиатрического вмешательства обусловлена здесь:

а) беспомощным состоянием лица, которое в силу тяжелого психического расстройства не способно самостоятельно удовлетворять свои основные жизненные потребности (п. “б” ч. 4 статьи 23 Закона о психиатрической помощи),

б) существенным вредом его здоровью, который может наступить вследствие прогрессирования психического расстройства, связанного с неоказанием психиатрической помощи (п. “в” ч. 4 статьи 23 Закона о психиатрической помощи).

В обоих этих случаях в связи с отсутствием непосредственной опасности для самого лица или окружающих допустимо некоторое промедление с оказанием психиатрической помощи, достаточное для того, чтобы были получены дополнительные гарантии соблюдения прав и законных интересов личности. При этом заявление о необходимости психиатрического освидетельствования подается в суд по месту жительства освидетельствуемого. К заявлению прилагаются мотивированное заключение врача-психиатра о необходимости такого освидетельствования и другие имеющиеся материалы. В течение трех дней со дня подачи заявления судья единолично рассматривает заявление о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина и принимает решение о принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина или об отказе в принудительном психиатрическом освидетельствовании гражданина.

Порядок подачи заявления и принятия решения о психиатрическом освидетельствовании лица без его согласия или без согласия его законного представителя описан в статье 25 Закона о психиатрической помощи.

3. По Приказу Минздрава России от 8 апреля 1998 г. N 108 «О скорой психиатрической помощи» вызов психиатрической бригады должен быть принят, если пациент находится в неблагоприятных бытовых условиях и по имеющимся данным совершает действия, дающие основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства, которое обусловливает:

а) его непосредственную опасность для себя или окружающих, или

б) его беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или

в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Эти критерии подробно освещены в комментарии к ст. 29.

В методических рекомендациях по организации работы бригад скорой психиатрической помощи (в Приложении 4 к Приказу Минздрава России от 8 апреля 1998 г. N 108 «О скорой психиатрической помощи») указывается, что когда условия неблагоприятны (отсутствие наблюдения, ухода за больным, * его вне семьи, на улице и т.д.), беспомощный пациент (критерий “б”) и пациент с плохим клиническим прогнозом в случае оставления его без психиатрической помощи (критерий “в”) становятся опасными для себя. В этих случаях критерии “б” и “в” части 4 статьи 23 Закона о психиатрической помощи совпадают с критерием “а” и пациент должен быть недобровольно освидетельствован психиатром скорой помощи и без санкции судьи (даже без признаков непосредственной опасности, что выглядит противоречащим части 2 статьи 24 Закона о психиатрической помощи).

Один из супругов в психбольнице

Войти

Развод по-ВТБшному: как упечь жену в психушку

Здравствуйте, я адвокат Астаниной Анны. Наше главное действующее лицо, Левин В.О – банкир (на тот момент первый зам президента ВТБ, ныне управляющий филиалом «Еврофинанс»).

Моя доверительница Астанина Анна , в свое время приняла решение уйти от мужа. У них двое детей сын и дочь. Анне не нравилось, что отец воспитывает детей в духе «золотой молодежи», и это явилось камнем преткновения.

Оба ребенка остались с Анной. Но в апреле 2008 года сын принял решение жить с отцом, поскольку мама требовала от сына учиться, а папа к этому вопросу относился спокойно. Произошло это не слишком красиво, папа просто забрал сына после школы, и Анна смогла выяснить, где ее сын только через некоторое время от общих знакомых. Левин трубку не брал и на смс не отвечал.

Общение к этому моменту между Анной и отцом детей было очень напряженным, а после переселения сына он вообще личный контакт прекратил. В дело вошел посредник от Левина – Ботерашвили Ш.Д., которого Левин уполномочил решать вопросы по содержанию дочери, порядка общения с детьми как с одной, так и с другой стороны.

В декабре 2008 года Ботерашвили уговорил Анну встретиться в СПб для передачи крупной денежной суммы на ребенка. Он приобрел для нее билет и отправил своего водителя встретить ее в аэропорту. Водитель привез Анну в ресторан «Арагви», который был закрыт по техническим причинам. Он объяснил это тем, что это его ресторан и закрыли его, чтобы не мешали беседе. Спустя некоторое время после начала беседы, Ботерашвили в жесткой форме потребовал от Анны подписать документы о передаче дочери на воспитание отцу. Анна, естественно, отказалась. После этого Ботерашвили со словами «психушка по тебе плачет» дал знак своему водителю и охраннику, и те, придвинув Анну столом, стали вливать ей водку. Когда она начала захлебываться потребовали чтобы пила сама. Все это сопровождалось побоями. Влито было около литра водки. Последние слова, которые запомнила Анна, были: «вот и скорая подъехала». Остальное вспоминается как в тумане отрывками.

Позже Анна очнулась уже в психиатрической больнице, абсолютно голая, еще находясь под воздействием алкоголя. Выбежала из палаты, стала искать выход, на окнах были решетки, все двери закрыты. К ней подбежали медсестры, и она стала их просить дать ей одежду, дать возможность позвонить родственникам или вызвать милицию. Ей ввели транквилизатор, и она опять уснула.

Утром, в состоянии сильнейшего похмельного состояния, ее осмотрела комиссия врачей, а днем состоялось выездное заседание суда, и был рассмотрен вопрос о ее недобровольной госпитализации. Все ее просьбы дать позвонить родственникам и адвокатам были проигнорированы. Адвокат в процессе был по назначению.

Утром же этого дня, до суда, появился Левин в сопровождении Ботерашвили и няни, которая работала раньше в их семье и которая после ухода Феди перешла с ним к Левину. Ими, в качестве «объективного анамнеза», были вылиты тонны грязной лжи. Как впоследствии утверждали врачи, они Левину ничего не сообщали, вопрос, откуда он узнал так быстро, остается открытым, но суд не интересует.

Решение суда было обжаловано и отменено кассационной инстанцией.

На данный момент дело рассматривается по третьему кругу. Было проведено 2 экспертизы. Одна в центре им. Сербского, которая дала заключение, что Анна была и есть здорова и оснований для госпитализации не было. Вторая была назначена по ходатайству больницы как экспертиза в суде, только в составе врачей, рекомендованных больницей и проведенная в суде в комнате приставов, без судьи, без протокола и при наличии отказа Анны, дала заключение, что она была больна.

Писать об этом можно долго.

Пока Анна находилась в больнице, из квартиры в Москве, мужем (или по его указанию) была похищена дочь, которая оставалась с няней. И сразу же был подан иск в суд в СПб об определении места жительства детей с отцом. Наверное можно не рассказывать, как проходят подобного рода суды, где одной из сторон выступает богатый человек. Конечно же Анну и слушать никто не стал. Детей передали отцу. Левин лично ни разу не появлялся в суде. Негласно, «красной нитью» через все слушание проходило то, что Анна психически больна и опасна для своих детей. Судом был направлен запрос в суд, рассматривающий дело по психиатрии, а также в больницу, о предоставлении решения. Больница направила эпикриз, поскольку вступившее в законную силу решение отсутствовало.

Детей Анна не видела с момента помещения ее в психиатрическую больницу. Ею был наложен запрет на выезд детей заграницу. Сделано это было для того, чтобы хотя бы иметь возможность контролировать, где они находятся и в надежде, что Левин в обмен на согласие на выезд позволит видеться с детьми. Но наш самый гуманный и объективный суд в мире (кстати тот же самый, что и выносил решение о передаче детей), заменил согласие матери на свое решение, которым выезд был разрешен на веки вечные, а не однократный выезд, в отличии от простых граждан РФ. Суд даже не заинтересовал тот момент, что в паспортах детей отсутствовали отметки о пересечении границы РФ, только отметки иностранных государств.

Читать еще:  По какому виду деятельности можно отчитываться 3НДФЛ?

Анна неоднократно обращалась в органы ОП как сама, так и через адвокатов. Ответ был всегда один: «пусть решает суд» и что Анна больна и опасна для своих детей. Уполномоченный по правам ребенка в СПб также ничем не смогла помочь. Обращались мы, куда только можно, и в Общественную палату и Ген. прокурору и Уполномоченному по правам человека в РФ и т.д. Помощи как не было, так и нет, одни отписки, да такие, что становится сразу ясно, что никто и не читал особо.

Анна в августе 2009 года подала иск о порядке общения с детьми. Спустя более чем год, такое решение было принято. В процессе в основном обсуждался вопрос психического заболевания Анны. Адвокат Левина блистал познаниями закрытого процесса, который шел параллельно. И это при утверждении того, что Левин и краем не причастен к этому инциденту. Он даже раньше, чем узнала наша сторона в процессе по психиатрии , заявил, что назначена повторная судебно-психиатрическая экспертиза. Он открыто заявлял, что после вступления в силу решения по психиатрическому процессу, ими будет подан иск об ограничении либо о лишении родительских прав. Не удалось пока, т.к. мы не отступаем. Прекрасные органы ОП МО «Тверское», призванные на защиту интересов детей, дали свое заключение, в котором просили Анне в иске отказать в полном объеме.

С сыном Анна начала общаться спустя где-то полгода, поскольку ему уже было 13 лет, и он настоял на встречах. Дочь Анна первый раз увидела в июне 2010 года. Ее привезли в сопровождении няни и охраны. Няне было дано указание, держать ребенка все время за руку и не отпускать. Встреча длилась 30 минут. Следующая встреча произошла только после вступления решения в законную силу в декабре 2010 года. Всего таких встреч состоялось несколько. Левин не стремится исполнять решение суда, постоянно придумывает причины для отказа. Однажды, не предупредив Анну, которая живет в Москве и приезжает на встречи в СПб, вывез девочку заграницу. На просьбы Анны сказать куда и на сколько ответил по электронной почте (общение ведется только таким образом), что это не ее дело и ничего он сообщать не собирается. Анна даже долгое время не знала по какому адресу проживают ее дети, ООП сообщали ложную информацию, что они живут в Москве и Левин суду сообщил ту же информацию. Правда выяснилась случайно. Также случайно, от сына, после продолжительного периода «информационной блокады», Анна узнала, что его спешно услали в школу в Англии. Адвокат упорно лгал, что он учится в школе на Васильевском острове. Пока Анна не предоставила копию письма сына.

На данный момент Левин проводит кампанию по настраиванию дочери против матери. На просьбы о соблюдении порядка встреч рекомендует обращаться в суд. Об этой истории неоднократно писали Питерские СМИ. Но наши попытки пробиться на ТВ, а также в некоторых крупных СМИ блокировались Левиным. Статьи изымались из верстки.

Можно ли сдать человека в психиатрическую больницу без его согласия

Когда человек находится в неадекватном состоянии, родные и близкие вызывают врача. Нередко визита специалиста оказывается недостаточно, чтобы вернуть больного к нормальной жизни, и требуется госпитализация в психиатрическое отделение. Вот здесь-то и возникает очень важный вопрос. Как положить человека в психиатрическую больницу без его согласия и можно ли это сделать.

Мой знакомый столкнулся с подобной ситуацией. Его дедушка впал в неадекватное и опасное для окружающих состояние. Пожилой человек пытался поджечь жилье, ругался, плакал. Вызвали врача, но тот отказался госпитализировать мужчину ввиду отсутствие согласия с его стороны. Оказалось, что действия врача были неправомерными, о чем я и расскажу в заметке.

На каком основании гражданина могут поместить в психдиспансер?

Чтобы сдать человека в психиатрическую больницу без его согласия, необходимо иметь веские основания. Процедура регламентирована законом «О психиатрической помощи» в статьях 28-29. Есть несколько причин, по которым может потребоваться такое вмешательство:

  1. Наличие направления, выписанного врачом-психиатром.
  2. Обращение гражданина в приемное отделение псих.больницы за получением помощи.

Когда речь идет о помещении в стационар на основании личной просьбы, то документ подается в письменном виде. Когда в больницу необходимо поместить ребенка, согласие официального представителя требуется в обязательном порядке.

В качестве такого лица может выступать родитель или опекун. Иногда основанием выступает решение попечительного органа, вынесенное на основании обращения, поступившего от заинтересованного лица. При госпитализации человека без его согласия либо без разрешения законного представителя необходимо будет представить ряд документов. Самая главная бумага — это решение врача-психиатра, указывающее на то, что человеку требуется принудительное лечение.

Как быть, если специалиста нет?

Оформить документ, выступающий основанием для направления пациента на лечение в психдиспансер, могут только специалисты определенного профиля:

  • врач, работающий в психиатрическом отделении или в психоневрологическом диспансере;
  • врач-психиатр бригады скорой псих.помощи;
  • практикующий частный специалист в психиатрии.

Если врача найти не получается, а действия гражданина, страдающего психическими расстройствами, представляют угрозу, то необходимо вызвать специалиста на дом либо связаться с полицией. Представители силовой структуры вправе задержать гражданина, а потом уже вызвать специалиста и отправить гражданина на освидетельствование. На основании свидетельства уже можно будет вынести решение о необходимости принудительного решения либо отказаться от такового.

Как поступить, если психически больной человек – это родственник?

Часто деменция начинается в старческом возрасте. Нередко люди обращаются за помощью, когда их престарелые родственники стали представлять опасность для окружающих именно в связи с психическим расстройством. Поскольку псих.дипансер – это лечебное учреждение, госпитализировать родственника туда можно будет лишь при наличии психического расстройства. Диагноз должен быть поставлен врачом.

Важным нюансом является то, что заболевание должно быть излечимо в период пребывания в мед.учреждении. Кроме того, должны выполняться некоторые условия:

  • у родных и близких отсутствует возможность делать уколы в домашних условиях, либо родственники проживают в другом районе населенного пункта;
  • посещение врачей скорой помощи не дает никаких результатов;
  • пациент не получает нужного лечения.

В качестве основания не может рассматриваться то, что обратившееся лицо не имеет возможности или желания ухаживать за больным родственником. Важным нюансом является наличие сознательного согласия от пациента на такую госпитализацию. Вряд ли найдутся люди, которые пожелают добровольно лечь в «психушку». Принудительно же можно госпитализировать пациента лишь на основании направления специалиста. Врач принимает в учет тяжесть заболевания и степень опасности, которую гражданин представляет для общества.

Симптомы, при которых могут госпитализировать человека принудительно

Есть несколько характерных признаков, которые позволяют поместить гражданина на принудительное лечение в псих.диспансер. В частности, речь идет о следующих моментах:

  • агрессивное поведение, когда человек не желает употреблять пищу, хочет покончить жизнь самоубийством, дерется и кидается на окружающих;
  • человек не может себя обслуживать, плохо ориентируется в ситуации и в пространстве;
  • нарушение общественного порядка. Состояние здоровья постоянно ухудшается.

Решение о помещении в стационар принимает психиатр, но после тщательного осмотра пациента и постановки диагноза.

Какие могут возникнуть проблемы с госпитализацией?

Есть несколько нюансов, которые могут стать препятствием для назначения принудительного лечения больному человеку, а именно:

  1. Человек должен дать добровольное согласие на освидетельствование. Если гражданин уже числится на псих.учете, то такое согласие не требуется. В специальных случаях специалист обязан запросить санкцию суда.
  2. Пожилые люди могут иметь и соматические заболевания, способные привести к временному психовозбуждению. В этом случае до посещения психиатра потребуется пройти ряд других специалистов. Без заключений этих специалистов в госпитализации могут отказать.
  3. Пациентов старше 65 лет в больницу на лечение не берут, хотя в законодательстве таких ограничений нет и действия врачей незаконны.

Отдельно стоит сказать о работе скорой помощи. Психиатры выезжают лишь на случаи, когда больной человек представляет опасность для окружающих.

Заключение

В конце заметки представлю несколько выводов:

  1. Поместить человека на принудительное лечение в псих.диспансер без его добровольного согласия не получится без наличия официального основания.
  2. В качестве законного основания рассматривается направление врача-психиатра или обстоятельства, когда пациент представляет угрозу для окружающих.
  3. Пожилого родственника «сдать» в псих.больницу тоже не удастся без соответствующих документов.
Читать еще:  Приказ о продаже оборудования

Один из супругов в психбольнице

Войти

Развод по-ВТБшному: как упечь жену в психушку

Здравствуйте, я адвокат Астаниной Анны. Наше главное действующее лицо, Левин В.О – банкир (на тот момент первый зам президента ВТБ, ныне управляющий филиалом «Еврофинанс»).

Моя доверительница Астанина Анна , в свое время приняла решение уйти от мужа. У них двое детей сын и дочь. Анне не нравилось, что отец воспитывает детей в духе «золотой молодежи», и это явилось камнем преткновения.

Оба ребенка остались с Анной. Но в апреле 2008 года сын принял решение жить с отцом, поскольку мама требовала от сына учиться, а папа к этому вопросу относился спокойно. Произошло это не слишком красиво, папа просто забрал сына после школы, и Анна смогла выяснить, где ее сын только через некоторое время от общих знакомых. Левин трубку не брал и на смс не отвечал.

Общение к этому моменту между Анной и отцом детей было очень напряженным, а после переселения сына он вообще личный контакт прекратил. В дело вошел посредник от Левина – Ботерашвили Ш.Д., которого Левин уполномочил решать вопросы по содержанию дочери, порядка общения с детьми как с одной, так и с другой стороны.

В декабре 2008 года Ботерашвили уговорил Анну встретиться в СПб для передачи крупной денежной суммы на ребенка. Он приобрел для нее билет и отправил своего водителя встретить ее в аэропорту. Водитель привез Анну в ресторан «Арагви», который был закрыт по техническим причинам. Он объяснил это тем, что это его ресторан и закрыли его, чтобы не мешали беседе. Спустя некоторое время после начала беседы, Ботерашвили в жесткой форме потребовал от Анны подписать документы о передаче дочери на воспитание отцу. Анна, естественно, отказалась. После этого Ботерашвили со словами «психушка по тебе плачет» дал знак своему водителю и охраннику, и те, придвинув Анну столом, стали вливать ей водку. Когда она начала захлебываться потребовали чтобы пила сама. Все это сопровождалось побоями. Влито было около литра водки. Последние слова, которые запомнила Анна, были: «вот и скорая подъехала». Остальное вспоминается как в тумане отрывками.

Позже Анна очнулась уже в психиатрической больнице, абсолютно голая, еще находясь под воздействием алкоголя. Выбежала из палаты, стала искать выход, на окнах были решетки, все двери закрыты. К ней подбежали медсестры, и она стала их просить дать ей одежду, дать возможность позвонить родственникам или вызвать милицию. Ей ввели транквилизатор, и она опять уснула.

Утром, в состоянии сильнейшего похмельного состояния, ее осмотрела комиссия врачей, а днем состоялось выездное заседание суда, и был рассмотрен вопрос о ее недобровольной госпитализации. Все ее просьбы дать позвонить родственникам и адвокатам были проигнорированы. Адвокат в процессе был по назначению.

Утром же этого дня, до суда, появился Левин в сопровождении Ботерашвили и няни, которая работала раньше в их семье и которая после ухода Феди перешла с ним к Левину. Ими, в качестве «объективного анамнеза», были вылиты тонны грязной лжи. Как впоследствии утверждали врачи, они Левину ничего не сообщали, вопрос, откуда он узнал так быстро, остается открытым, но суд не интересует.

Решение суда было обжаловано и отменено кассационной инстанцией.

На данный момент дело рассматривается по третьему кругу. Было проведено 2 экспертизы. Одна в центре им. Сербского, которая дала заключение, что Анна была и есть здорова и оснований для госпитализации не было. Вторая была назначена по ходатайству больницы как экспертиза в суде, только в составе врачей, рекомендованных больницей и проведенная в суде в комнате приставов, без судьи, без протокола и при наличии отказа Анны, дала заключение, что она была больна.

Писать об этом можно долго.

Пока Анна находилась в больнице, из квартиры в Москве, мужем (или по его указанию) была похищена дочь, которая оставалась с няней. И сразу же был подан иск в суд в СПб об определении места жительства детей с отцом. Наверное можно не рассказывать, как проходят подобного рода суды, где одной из сторон выступает богатый человек. Конечно же Анну и слушать никто не стал. Детей передали отцу. Левин лично ни разу не появлялся в суде. Негласно, «красной нитью» через все слушание проходило то, что Анна психически больна и опасна для своих детей. Судом был направлен запрос в суд, рассматривающий дело по психиатрии, а также в больницу, о предоставлении решения. Больница направила эпикриз, поскольку вступившее в законную силу решение отсутствовало.

Детей Анна не видела с момента помещения ее в психиатрическую больницу. Ею был наложен запрет на выезд детей заграницу. Сделано это было для того, чтобы хотя бы иметь возможность контролировать, где они находятся и в надежде, что Левин в обмен на согласие на выезд позволит видеться с детьми. Но наш самый гуманный и объективный суд в мире (кстати тот же самый, что и выносил решение о передаче детей), заменил согласие матери на свое решение, которым выезд был разрешен на веки вечные, а не однократный выезд, в отличии от простых граждан РФ. Суд даже не заинтересовал тот момент, что в паспортах детей отсутствовали отметки о пересечении границы РФ, только отметки иностранных государств.

Анна неоднократно обращалась в органы ОП как сама, так и через адвокатов. Ответ был всегда один: «пусть решает суд» и что Анна больна и опасна для своих детей. Уполномоченный по правам ребенка в СПб также ничем не смогла помочь. Обращались мы, куда только можно, и в Общественную палату и Ген. прокурору и Уполномоченному по правам человека в РФ и т.д. Помощи как не было, так и нет, одни отписки, да такие, что становится сразу ясно, что никто и не читал особо.

Анна в августе 2009 года подала иск о порядке общения с детьми. Спустя более чем год, такое решение было принято. В процессе в основном обсуждался вопрос психического заболевания Анны. Адвокат Левина блистал познаниями закрытого процесса, который шел параллельно. И это при утверждении того, что Левин и краем не причастен к этому инциденту. Он даже раньше, чем узнала наша сторона в процессе по психиатрии , заявил, что назначена повторная судебно-психиатрическая экспертиза. Он открыто заявлял, что после вступления в силу решения по психиатрическому процессу, ими будет подан иск об ограничении либо о лишении родительских прав. Не удалось пока, т.к. мы не отступаем. Прекрасные органы ОП МО «Тверское», призванные на защиту интересов детей, дали свое заключение, в котором просили Анне в иске отказать в полном объеме.

С сыном Анна начала общаться спустя где-то полгода, поскольку ему уже было 13 лет, и он настоял на встречах. Дочь Анна первый раз увидела в июне 2010 года. Ее привезли в сопровождении няни и охраны. Няне было дано указание, держать ребенка все время за руку и не отпускать. Встреча длилась 30 минут. Следующая встреча произошла только после вступления решения в законную силу в декабре 2010 года. Всего таких встреч состоялось несколько. Левин не стремится исполнять решение суда, постоянно придумывает причины для отказа. Однажды, не предупредив Анну, которая живет в Москве и приезжает на встречи в СПб, вывез девочку заграницу. На просьбы Анны сказать куда и на сколько ответил по электронной почте (общение ведется только таким образом), что это не ее дело и ничего он сообщать не собирается. Анна даже долгое время не знала по какому адресу проживают ее дети, ООП сообщали ложную информацию, что они живут в Москве и Левин суду сообщил ту же информацию. Правда выяснилась случайно. Также случайно, от сына, после продолжительного периода «информационной блокады», Анна узнала, что его спешно услали в школу в Англии. Адвокат упорно лгал, что он учится в школе на Васильевском острове. Пока Анна не предоставила копию письма сына.

На данный момент Левин проводит кампанию по настраиванию дочери против матери. На просьбы о соблюдении порядка встреч рекомендует обращаться в суд. Об этой истории неоднократно писали Питерские СМИ. Но наши попытки пробиться на ТВ, а также в некоторых крупных СМИ блокировались Левиным. Статьи изымались из верстки.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector