Оспаривание банком сделки
Prokurors.ru

Юридический портал

Оспаривание банком сделки

Оспаривание сделок, совершенных банком в преддверии аннулирования лицензии или объявления его банкротом

Статьи

Оспаривание сделок, совершенных банком в преддверии аннулирования лицензии или объявления его банкротом

Признание в суде сделок, совершенных кредитной организацией до аннулирования лицензии или признания банка банкротом, представляет собой процесс столкновения различных интересов. С одной стороны, кредиторам, находящимся в реестре, важно сохранить конкурсную массу, а с другой — есть клиенты банка, которые заранее смогли вывести из банка свои деньги, но находятся в рискованном положении, когда их средства могут быть возвращены назад по решению суда.

В таких делах важно изучить все доводы конкурсного управляющего и оценить представленные доказательства, а также понять, какими целями руководствовались участники сделки при ее совершении.

Примером детального разбирательства дела о признании недействительными сделок в аналогичной ситуации является определение московского арбитражного суда от 29 декабря 2018 года.

Предыстория спора

После отзыва 20.07.2017 у ПАО «Межтопэнергобанк» лицензии, ему назначили временную администрацию Банка РФ. В октябре 2017 г. банк признан банкротом.

ООО «Сибирь Девелопмент» (далее также Общество или Заемщик) получило в июле 2015 года кредит в банке под лимит выдачи. Сумма кредита ограничивалась 400 млн. рублями. Получить деньги Общество было вправе в любое время, но не позднее 30 января 2017 г. Пользоваться кредитом Общество могло до 30 октября 2017 г. За пользование кредитом Заемщик оплачивал проценты. В качестве обеспечения исполнения своих обязательств Общество предоставило в залог имущественные права и заручилось поддержкой поручителя.

Намереваясь погасить кредит, Общество внесло по нему со своего счета оплату в размере 17,5 млн. руб. несколькими платежами, которые были датированы 29 июня 2017 г.

Управляющий считал, что платежи проведены с нарушением имеющейся очередности. В результате их исполнения один из клиентов банка получил явное преимущество, несмотря на то, что имелись иные неудовлетворенные требования.

Банк с конца июня 2017 года прекратил выплаты по некоторым вкладам. Была сформирована картотека платежек клиентов по двум корреспондентским счетам, так как у учреждения не было на данных счетах необходимых средств для их исполнения. Общая сумма долга составила чуть больше 18 млн. руб.

По мнению управляющего, банк выборочно исполнял поручения клиентов, что указывало на оказание преимущества одним перед другими. Если бы спорные операции не были выполнены, то они попали бы в общую очередь к остальным кредиторам.

Истец считал, что сделки имели под собой цель вывести из конкурсной массы имевшуюся у Заемщика кредиторскую задолженность. Данные операции не являлись типичными для Заемщика, так как ранее он не погашал свой кредит досрочно.

Суд отклонил все доводы истца.

Оспаривание сделок с предпочтением

Конкурсный управляющий уполномочен законом на обращение с исками о признании сделок, исполненных банком, недействительными (п.1 ст. 189.90 Закона о банкротстве).

Согласно ст. 61.3 Закона, совершение банковской операции можно признать незаконной в двух случаях:

  • если в результате банковской операции было отдано предпочтение одному из клиентов, а срок исполнения требования еще не подошел к моменту ее совершения, а также у банка имелись другие обязательства для исполнения;
  • если банк ранее отказал в платеже клиенту, но несмотря на это провел платежную операцию с другим кредитором.

Во всех указанных случаях в учет берутся сделки, совершенные за месяц до подачи заявления о банкротстве (п. 2 .ст. 61.3).

Недействительными также могут быть признаны сделки, которые были совершены банком в период, когда ему была назначена временная администрация по управлению делами (п. 3 ст. 189.40 Закона).

Оспариваемые сделки приходились как раз на этот период. Но для суда не достаточно лишь формального основания наличия сделки в обозначенное время. Поэтому он исследует причины ее совершения и оценивает все доказательства в совокупности.

В одном из определений ВС РФ, принятом 10.11.2016 г., сказано, что отсутствие необходимых финансов в делах о банкротстве проверяется отдельно по каждому счету или субсчету, по которому выполнен платеж.

Так, Истец указала на нехватку денег на корсчете, с которого была произведена операция. Однако из банковской выписки следовало, что на начало дня на счете было 19 млн. руб., а к концу дня — 38 млн. руб. При этом на конец дня 29 июня 2017 г. остаток по незавершенным операциям составил 18 млн. руб. Таким образом, на счете имелось достаточно денег для проведения спорной операции.

Платеж был осуществлен через Сибирский филиал банка. 29 июня 2017 года филиалом проводились также расходные и приходные операции.

Согласно представленной оборотной ведомости, по корсчету филиала банка совершались операции, а незавершенных платежей не было. То есть филиал работал в обычном для него режиме.

Оспаривание подозрительных сделок, которые обычно не совершаются организацией

На истце лежит обязанность по сбору материалов, указывающих на то, что сделка не похожа на обычно совершаемую организацией. В качестве таковых могут быть представлены следующие сведения:

  • во время исполнения сделки по совершению банковского платежа на их проведение был наложен запрет;
  • в период исполнения сделки была собрана картотека по другим невыполненным платежам из-за отсутствия денег на соответствующем корреспондентском счете;
  • расходная операция выполнена без соблюдения очередности, в обход других платежей;
  • платежная операция выполнена, так как у клиента имелись сведения о будущем отзыве у банка лицензии;
  • вкладчик принял решение забрать вклад досрочно без получения причитающихся процентов без наличия на то веских причин.

По документам дела суд заключил, что управляющий не доказал, что сделка была не такой, как ранее совершаемые операции, либо что она была выполнена с предпочтением.

Из документов дела видно, что Заемщик погашал кредит систематически, причем с февраля 2017 г. по спорную дату средства вносились досрочного более 20 раз. Связано это было с действительными целями финансово-хозяйственной деятельности Заемщика и имеющейся у него бизнес-моделью Застройщика.

В деле имелось разрешение на возведение строительного объекта. В бизнес-плане Заемщика средства от реализации построенного жилья рассматривались как источник возврата кредита.

В день совершения спорной операции дом был введен в эксплуатацию. С указанного момента привлекательность объекта увеличилась для покупателей, что сказалось на доходах Общества.

Погашение кредита 29 июня 2017 г. имело досрочный характер, как и ранее совершаемые платежи. Возможность досрочной оплаты была предусмотрена кредитным договором. Такая схема кредитования использовалась Обществом в отношениях с банком и ранее. Перевод денежных средств имел реальный характер, так как осуществлялся за счет поступлений от реализации квартир.

Следовательно, Истец не доказал, что расходная операция была для сторон кредитного договора выходящей за пределы обычно совершаемых ими операций.

Недостаток финансовых средств на корреспондентских счетах и наличие картотеки неисполненных платежей не влечет за собой автоматическое признание сделки незаконной. Выяснению подлежат обстоятельства совершенного перевода, с какого счета он произведен, имелись ли там достаточные финансовые средства, существовала ли очередность погашения платежей.

Управляющий указал в иске, что по имевшемуся корсчету есть невыполненный платеж по заявке Г.Г. Юрьевой. Суд установил, что с заявлением о выдаче вклада гражданка обратилась в московский допофис банка 11 июля 2017 г., в котором ей было отказано.

Однако из документов видно, что данное требование возникло после спорных платежей, а не до них. Следовательно, управляющий не доказал незаконность сделок.

Сделки, не превышающие 1% активов организации, не могут быть оспорены

Не подлежат рассмотрению в суде споры о таких сделках, которые организация совершала независимо от принятия решения о банкротстве, то есть обычные для ее хозяйственной деятельности. Закон оговаривает, что стоимость сделок не должна превышать 1% от размера активов должника, вычисляемого на основании финансовой отчетности (п. 2 ст. 61.4 Закона).

По имеющимся документам суд установил, что на дату отзыва лицензии размер активов должника составлял 20 млрд. руб., следовательно, 1% от данной суммы равен 200 млн. руб. Данная сумма существенно превышает размер спорных операций.

Управляющий не предоставил суду фактов, согласно которым сделки превысили установленный законам порог в 1%.

Учитывая сделанные выводы, суд отказал в признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности.

В обоснование принятого решения дополнительно указал на позицию ВС РФ, согласно которой сложности в работе банка не исключают продолжение обычной хозяйственной деятельности и исполнение ранее заключенных договоров. Иначе все операции банка, совершенные за месяц до прихода временной администрации, автоматом являлись бы недействительными, что не соответствует принципам гражданского законодательства и нарушает обычный порядок вещей.

Таким образом, для того чтобы признать действия банка по выполнению платежных операций недействительными в период, когда финансовая ситуация была нестабильной, необходимо собрать неоспоримые доказательства. Они должны подтвердить, что цель операции имела под собой предоставление предпочтения одному из клиентов, а также наличие в банке картотеки с невыполненными платежами по такому же счету. Кроме того, общая сумма таких сделок должна превышать 1% от активов банка.

Оспаривание сделок, совершенных должником до банкротства

Сделки, совершенные должником за три года до банкротства, могут быть оспорены.

Но это не повод отказаться от подачи заявления о несостоятельности. Ведь отменить сделку, совершенную более года назад, кредиторам будет непросто.

Закон «О несостоятельности» дает возможность заимодателям опротестовать сделку, совершенную должником за три года до банкротства. Сделка признается недействительной, имущество возвращается человеку-банкроту и включается в конкурсную массу, то есть подлежит продаже с торгов.

Поэтому финучреждение может подать заявление о признании заемщика банкротом, чтобы получить возможность для оспаривания.

Финансовый управляющий наделен большими полномочиями в банкротном деле. Его действия будут зависеть от того, кто оплачивает услуги. Если платит банк, то управляющий проявит настойчивость в суде для отмены договоров. Когда управляющий представляет интересы должника, то будет действовать в его интересах.

Граждане получили возможность заявить о несостоятельности с октября 2015 года. До этого момента еще не работал Закон «О банкротстве». Поэтому, если должник продал имущество до октября 2015 года, то договор купли-продажи нельзя оспорить на основании ФЗ «О несостоятельности».

Сделки, заключенные до октября 2015 года, можно оспорить по общим нормам Гражданского кодекса

Срок для опротестования установила ст. 10 Гражданского кодекса. Срок для обращения в суд зависит от даты подписания договора.

Когда заключен договор

Срок для оспаривания

До 1 сентября 2013 года

Позднее 1 сентября 2013 года

Десять лет, но не более трех лет с момента как заимодатель или управляющий узнал об отчуждении имущества

Чтобы оспорить договор нужно доказать, что действия должника были направлены на причинение вреда заимодателям. Но не всегда удается подтвердить это обстоятельство.

Примеры незаконных сделок:

1. У должника начались проблемы с погашением кредита, и он продал квартиру своей сестре по цене намного ниже среднерыночной.

2. Суд уже признал гражданина несостоятельным. После чего гражданин продает автомобиль и комнату в коммунальной квартире, которой он владеет.

Все-таки банкротные нормы могут применяться при отчуждении имущества до 2015 года, если гражданин является индивидуальным предпринимателем. Чем больше времени прошло от даты подписания договора должником, тем меньше шансов оспорить продажу.

Сделку можно отменить при соблюдении четырех условий

Для отмены договора должны быть действительно веские основания. Нельзя опротестовать продажу квартиры, потому что заемщик продал ее своей сестре по низкой стоимости. Есть четыре условия для отмены договора:

1. Контрагентом является близкий родственник, знакомый или другой человек, который знает о проблемах должника с погашением кредита. Понимает, что цель продажи – это причинение ущерба заимодателям.

2. Заемщик уже имеет проблемы с возвратом задолженности: допускает просрочки, сумма задолженности превышает стоимость собственности, которая принадлежит должнику.

3. Гражданин совершил сделку, невыгодную для себя и его кредиторов. Например, подписал дарственную на недвижимость. Выгоды от подарка гражданин не имеет, а финансовое положение только ухудшается.

4. Имущество не является неприкосновенным. Список неприкосновенного имущества утвердила ст. 446 Гражданского процессуального кодекса. Например, единственное жилье у должника нельзя отнять.

Действия юристов кредитной организации нацелены на оспаривание договоров. Удается даже оспорить продажу или дарение единственного жилья. Но для заемщика отрицательных последствий не будет, поскольку единственную квартиру все равно нельзя отнять. Исключением являются случаи, когда жилье находится в залоге у кредитной организации.

Примеры законных и незаконных сделок:

Пример №1. Кузнецова Мария взяла три года назад кредиты в банке, но через год ее уволили с работы, начались просрочки по кредиту. Поэтому Мария продала машину. Финансовый управляющий или заимодатель получит все шансы отменить договор, если докажет причинение убытков. Во внимание принимается цена договора, дальнейшая судьба денежных средств, полученных должником. Исследуется тот факт, были ли совершены реальные расчеты или автомобиль был продан за «смешные» деньги.

Читать еще:  Наказуемо ли нарушение тайны переписки на работе?

Пример №2. Малышев Николай имеет в собственности две квартиры. Одну из них продал. После чего взял кредит в финансовой организации. Но через год перестал погашать кредит, так как остался без работы. Финучреждение вряд ли сможет отменить продажу квартиры, так как на тот момент Малышев еще не оформил кредит и не имел задолженности.

Пример №3. Васильева Алена взяла кредит на покупку машины, но через полгода поняла, что не сможет его выплачивать. Поэтому она поспешила продать свою квартиру в столице. Жилплощадь, которая находится в центре столицы, продана за 1,5 млн рублей. Стоимость жилья сильно занижена, потому кредиторы или управляющий смогут добиться отмены договора.

Кстати, в делах о несостоятельности финансовый управляющий обладает широкими полномочиями. Может направить запросы в Росреестр, налоговую инспекцию, ГИБДД, чтобы собрать необходимую информацию. Потому не получится утаить от кредиторов нюансы сделки.

Кредиторы могут оспорить не только договор купли-продажи, но и другие сделки

Должник может попытаться скрыть имущество другим способом: подписать с супругой брачный договор, заключить соглашение о разделе собственности. Но кредиторы должны первыми узнать о таких сделках – должник по закону обязан уведомить их о сделке письменно. Когда заемщик подписывает брачный контракт, а финучреждение узнает об этом постфактум, то договор будет оспорен.

5 рискованных сделок для банкрота:

1. Подписание брачного контракта или соглашения о разделе имущества за три года до банкротства.

2. Заключение мирового соглашения по судебному делу.

3. Передача другому заимодателю средств, полученных по исполнительному производству от своего должника.

4. Перечисление средств для погашения долгов перед другим заимодателем.

5. Выплата зарплаты и премий – для частного предпринимателя.

Сделку не получится оспорить, если должник действовал добросовестно

Суд принимает во внимание, для каких целей заемщик использовал средства, вырученные от продажи собственности. Если пытался рассчитаться с кредиторами, значит, действовал добросовестно. Защитил интересы заемщика, являющегося индивидуальным предпринимателем, Арбитражный суд Московской области (дело № А41-58450/2012). У гражданина начались проблем с погашением кредита. Поэтому он продал свои земельные участки, находящиеся в Московской области. Финансовому управляющему договор купли-продажи показался подозрительным, и он пытался его опротестовать. Но безуспешно. Суд отказался отменить сделку, поскольку нет доказательств недобросовестности заемщика. Не доказано, что участки проданы по цене ниже рыночной, а средства, вырученные от продажи, должник использовал для расчетов с кредиторами.

Кредиторы могут оспорить недобросовестные действия должника

Казалось бы, можно скрыть имущество, если переписать его на супругу. Но уйти от кредиторов на самом деле непросто. Арбитражный суд Красноярского края отменил брачное соглашение, подписанное должником (дело № А33-21816/2015 от 04.05.2016). Гражданин уже понимал, что ему «светит» разорение и подписал с женой соглашение о разделе имущества. Позднее супруги изменили режим совместной собственности, подписав брачный контракт. После этого супруга поспешила подарить сыну часть имущества. Гражданин старался поскорее провести все сделки, пока не началась процедура банкротства. Суд сделал вывод, что заемщик намеренно скрыл имущество от кредиторов, потому и подписал брачный договор. Передача имущества признана недействительной сделкой.

Суд может пересмотреть, не только договор купли-продажи, но и другие договора, подписанные гражданином. Учитывается дата заключения договора, цена имущества, а также поведение самого должника.

Аналитика Публикации

Практика оспаривания сделок при банкротстве кредитных организаций

Эльвира Хасанова, Младший юрист Арбитражной практики

Согласно статистике по состоянию на 01.01.2017, приводимой Банком России[1] на своем сайте, 288 кредитных организаций (87,54 % от общего числа ликвидируемых кредитных организаций) признаны арбитражными судами банкротами, в них открыто конкурсное производство и назначены конкурсные управляющие. При этом статистика удовлетворения требований кредиторов является низкой – в связи с недостаточностью средств кредитных организаций в течение продолжительного времени требования в среднем удовлетворяются на 15,8 % от сумм установленных требований.

При этом основной задачей кредитора (или контрагента) должника нередко становится не только получение удовлетворения собственных требований, но и защита сделок с должником от оспаривания по правилам главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”.

Оспаривание сделок по правилам главы III.1 Закона о банкротстве нередко становилось предметом исследования в различных статьях, а потому необходимо сделать акцент именно на специфике этого института при банкротстве кредитных организаций.

Общие основания оспаривания сделок по правилам Закона о банкротстве с учетом специфики кредитных организаций

Законом о банкротстве предусмотрены следующие виды сделок, которые подлежат оспариванию:

подозрительные сделки (статья 61.2 Закона о банкротстве), которые уменьшают конкурсную массу. При этом указанной статьей выделяются два вида подозрительных сделок – сделки, совершенные при неравноценном встречном исполнении обязательств стороной сделки (пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве) и сделки, направленные на причинение вреда кредиторам (пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве).

сделки с предпочтением (статья 61.3 Закона о банкротстве), которые влекут или могут повлечь за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

При этом общие правила, установленные в главе III.1 Закона о банкротстве, применительно к кредитным организациям работают не всегда. В частности, следует выделить следующие особенности регулирования признания сделок недействительными в рамках банкротства кредитных организаций.

Такие особенности установлены в главе IX Закона о банкротстве. Так, датой, по отношению к которой определяются сроки для квалификации совершенной сделки должника как подозрительной или с предпочтением, является дата назначения временной администрации по управлению кредитной организацией[2].

Временная администрация, являясь специфическим участником дела о банкротстве кредитных организаций, обладает самостоятельным правом оспаривания сделок должника. После открытия конкурсного производства правом на оспаривание сделки могут воспользоваться конкурсный управляющий (как правило, это Агентство по страхованию вкладов) или иные лица в соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве (в том числе и кредиторы банкротящегося банка).

Обладает особенностями и определение момента течения срока исковой давности для оспаривания сделок в процедуре банкротства кредитной организации. Нередко к банкротству банка приводят противоправные действия его собственников или органов управления, что влечет за собой уничтожение или сокрытие соответствующей первичной документации. В этих случаях суды устанавливают, что срок исковой давности для конкурсного управляющего банка начинает течь с момента окончания установленного судом срока передачи документации руководящими органами банка в АСВ[3].

Особенности оспаривания сделок при банкротстве кредитных организаций

Как указывалось выше, сделки, оспариваемые по основаниям подозрительности, делятся на сделки, совершенные при неравноценном встречном удовлетворении (пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве) и сделки, совершенные с намеренным причинением вреда кредиторам (пункт 2 стати 61.2 Закона о банкротстве).

При этом оспаривание сделок в рамках процедуры банкротства кредитных организаций помимо указанных процессуальных особенностей обладают материально-правовыми аспектами, которые необходимо включать в предмет доказывания. Проще всего изучить такие особенности на конкретных примерах. В России формирование практики оспаривания сделок, совершенных кредитными организациями, по правилам главы III.1 Закона о банкротстве связано с такими значимыми процедурами как банкротство ПАО “Нота-Банк”, ООО “Внешпромбанк” и пр. Такие процедуры примечательны тем, что не только должник являлся кредитной организацией, но и ряд контрагентов (заинтересованных лиц при оспаривании сделок) также были кредитными организациями (российскими и зарубежными банками).

При рассмотрении дел о банкротстве кредитных организаций сформировались основные тенденции оспаривания сделок на практике.

1) Так, зачастую в процедурах банкротства кредитных организаций оспариваются сделки уступки прав требования, в которых банк в преддверии банкротства уступает право требования к заемщику по заниженной цене. При этом следует отличать оспаривание такого договора цессии по правилам Закона о банкротстве от оспаривания договора по безденежности (фактически дарения) не только по применимым нормам права, но и по фактическим обстоятельствам: встречное предоставление (хоть и неравноценное) все же присутствует при оспаривании сделки по правилам Закона о банкротстве.

Примером положительной практики для должника является спор в рамках дела о банкротстве КБ “Альта-Банк” (ЗАО), в котором в оплату за уступленное право требования по кредитному договору в размере 132 млн. руб. кредитная организация получила вексель от юридического лица с минимальным уставным капиталом и не находящегося по юридическому адресу (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.12.2017 по делу № А40-31573/2016).

В качестве обратной практики следует привести постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.07.2017 по делу № А40-151915/2015 (дело о банкротстве ОАО “Банк Российский Кредит).

На основе судебных актов возможны следующие рекомендации для кредитных организаций (как для потенциальных должников, так и для их контрагентов): не производить оплату передаваемых прав требования векселями и иными ценными бумагами, стоимость которых может вызывать сомнения; проверять контрагента при заключении сделки (релевантно только для потенциальных должников); не допускать уступки прав с дисконтированием.

Еще одной рекомендацией является проведение оценки приобретаемых (или уступаемых) прав с формированием отчета об оценке, который будет служить обоснованием цены договора цессии[4].

2) Оспаривание сделок должника, совершенных с предпочтением одному кредитору перед другими, является наиболее распространенной практикой в банкротстве кредитных организаций, поскольку в преддверии банкротства банков объем расчетных операций достигает своего максимума, а лица стремятся любыми доступными способами получить удовлетворение своих требований к банку.

При этом банкротство кредитных организаций как субъектов финансового рынка предусматривает наличие дополнительных оснований для установления предпочтительного характера удовлетворения требований кредитора.

На практике такими сделками могут быть признаны любые операции, за счет которых контрагенты должника получают удовлетворение свои требований при фактической существующей недостаточности денежных средств в кредитной организации-должнике. При этом такая недостаточность неизбежно влечет за собой невозможность удовлетворения требований иных кредиторов кроме того, который получил преимущественное удовлетворение.

Так, например, в ходе процедуры банкротства ООО “Внешпромбанк” была оспорена сделка по погашению кредитной задолженности за счет средств заемщика, находившихся в этом же банке на расчетном счете. Фактически заемщик погасил требования к себе за счет своих требований к банку. Арбитражные суды, признавая такую сделку недействительной, указали, что в преддверии процедуры банкротства при наличии картотеки неисполненных платежных поручений заемщик не мог использовать свои денежные средства на расчетном счете как средство погашения кредитной задолженности (постановление Арбитражного суда Московского округа от 08.02.2018 по делу № А40-17434/2016).

Напротив, в банкротстве ПАО “Нота-Банк” аналогичная операция (контрагентом по которой выступала зарубежная кредитная организация – ОАО “Белинвестбанк”) была судом признана правомерной, поскольку она была проведена по счету, на котором отсутствовала картотека неисполненных платежных поручений на момент совершения сделки (постановление Арбитражного суда Московского округа от 16.11.2017 по делу № А40-232020/2015).

При погашении любых требований контрагентов кредитной организации в преддверии ее банкротства (когда уже имеются сведения о финансовых затруднениях должника) с учетом приведенной практики рекомендуется при невозможности совершить какую-либо расходную операцию с денежными средствами в кредитной организации (например, перевод в иной банк) не использовать альтернативные способы извлечения имущественного блага из этих денежных средств, поскольку с высокой долей вероятности такая операция будет оспорена впоследствии.

Кроме того, суды указывают, что кредитные организации в преддверии банкротства испытывают определенные трудности в исполнении обязательств перед своими клиентами. Однако данное обстоятельство не означает, что кредитная организация перестает исполнять поручения клиентов. Само по себе появление в этот период времени у банка сложностей не исключает возможность осуществления обычной хозяйственной деятельности и, как следствие, не исключает возможность применения положений пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве к оспариванию действий кредитной организации по исполнению поручений ее клиентов[5]. Указанный довод скорее полезен для кредитных организаций, выступающих в качестве ответчиков по заявлениям об оспаривании сделок в рамках процедуры банкротства должника.

3) Помимо особенностей оспаривания сделок, указанных выше, необходимо учитывать, что Законом о банкротстве предусмотрены исключения из общих условий оспаривания сделок по основаниям, предусмотренным пунктом 1 статьи 61.2 и статьей 61.3 Закона о банкротстве.

Согласно статье 61.4 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.2 и статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период.

Читать еще:  Номинальный директор, как себя защитить?

Следовательно, наличие двух указанных условий (совершение сделки в обычной хозяйственной деятельности и не превышение 1% порога) исключает возможность признания оспариваемой сделки недействительной. Впрочем, применение статьи 61.4 Закона о банкротстве по отношению к кредитным организациям также имеет свои особенности (статья 189.40 Закона о банкротстве).

Еще одним исключением из обычной хозяйственной деятельности является совершение сделки, отличающейся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком) и, соответственно, не может быть, по общему правилу, отнесен к таким сделкам не обоснованный разумными экономическими причинами досрочный возврат кредита (пункт 14 Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”).

Примерами успешного оспаривания таких сделок (досрочного погашения кредита, совершения иных платежей вне графика или в нехарактерном размере) являются судебные акты в банкротстве КБ “Холдинг-Кредит” (Определение ВАС РФ от 26.05.2014 по делу № А40-77625/2012), ОАО “Смоленский Банк” (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 19.01.2016 по делу № А62-7344/2013), ОАО “Юникорбанк” (постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.02.2016 по делу № А40-131002/2014).

Напротив, в делах о банкротстве ОАО Банк “Аскольд” (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 17.11.2017 по делу № А62-22/2014), ЗАО КБ “Европейский трастовый банк” (постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.12.2015 по делу № А40-22001/2014) в удовлетворении заявлений об оспаривании аналогичных сделок было отказано в связи с тем, что платежи совершались в графике и в рамках обычной хозяйственной деятельности.

Основной рекомендацией, очевидно, является строгое соблюдение графика платежей по длящимся обязательствам перед должником. Исполнение обязательства за пределами графика (досрочно или с существенной просрочкой) автоматически создает риск успешного оспаривания такого платежа.

С учетом растущего количества процедур банкротства кредитных организаций потенциальным кредиторам следует обратить внимание на следующее: грань между статусом кредитора и обязанного лица в таких случаях достаточно тонкая.

При наличии обоснованных сомнений в финансовой стабильности должника не следует заключать с ним каких-либо сделок, содержащих какие-либо условия о неравноценном предоставлении (скидка, реализация по заниженной цене и пр.). Кроме того, следует воздержаться от погашения любых кредитных обязательств в досрочном порядке, а напротив, строго соблюдать график возврата кредита. Любые операции, связанные с взаимозачетом требований (например, погашение кредита путем списания денежных средств с расчетного счета в этом же банке), также несут в себе высокую степень риски будущего оспаривания.

Любые признаки несостоятельности кредитной организации должны с неизбежностью влечь за собой максимальное внимание к любым операциям с такой организацией со стороны ее контрагентов.

[2] В случае, если в отношении кредитной организации осуществляются меры по предупреждению банкротства с участием Агентства по страхованию вкладов, названные периоды отсчитываются с даты утверждения Комитетом банковского надзора Банка России плана участия Агентства по страхованию вкладов в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка (пункт 3 статьи 189.40 Закона о банкротстве).

[3] Напр., постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.03.2013 по делу № А40-27086/12-36-90.

[4] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.03.2017 по делу № А56-19568/2016.

[5] Определение ВАС РФ от 28.10.2013 по делу № А72-3615/2012, постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.03.2018 по делу № А40-31570/2016, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 14.06.2017 по делу № А40-247973/15, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.07.2017 № А56-52798/2016, постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2017 по делу № А48-1180/2016.

Банковское обозрение

Механизм оспаривания сделок в банкротстве должника призван максимально пополнить конкурсную массу и не допустить включения в реестр требований недобросовестных кредиторов. Рассмотрим, какие критерии для определения недействительности сделок, совершаемых банком в преддверии банкротства, применяют суды и как развивается судебная практика по данной категории дел

Сделки в преддверии банкротства

Количество клиентов банков, признанных банкротами, исчисляется миллионами, при этом объем удовлетворяемых требований кредиторов невелик 1 .

Проанализировав все сделки с банками, которые нам приходилось оспаривать, мы пришли к выводу, что их можно разделить на две группы.

Первая — сделки с предпочтением, совершенные условно добросовестными клиентами-кредиторами. Сюда в первую очередь относятся операции, направленные на возврат из проблемного банка денежных средств его клиентами. Данные действия, как правило, совершаются способами снятием денежных средств со счетов через кассу банка и переводом денежных средств на счета в другие кредитные организации. Когда ни один из этих двух способов невозможен, совершаются операции по погашению остатками на счетах задолженности перед банком либо по дроблению вклада на суммы, не превышающие сумму страхового возмещения (1 млн 400 тыс. рублей). Данные действия совершаются крупными вкладчиками, чьи вклады превышают сумму страхового возмещения, а также юридическими лицами, требования которых попадают в третью очередь, где, к сожалению, наименьший процент удовлетворения.

Как правило, если над банком нависла угроза отзыва лицензии, служащие банков знают или, по крайней мере, догадываются об этом. При таких обстоятельствах указанные сделки с предпочтением, если банк принимал вклады физлиц, составляют большинство среди оспариваемых сделок.

Вторая группа — это сделки, направленные на вывод ликвидных активов из кредитной организации. Здесь, как правило, участвуют собственники или топ-менеджеры проблемных банков и совершаются так называемые подозрительные сделки или даже «вредоносные». В их числе: замена ликвидных активов низколиквидными, уступка прав требования на нерыночных условиях (например, по цене, по срокам оплаты, по другим условиям), перевод долга, прекращение обязательств путем предоставления отступного, а иной раз без какого-либо встречного предоставления (например, прекращение обеспечительных обязательств — поручительств, залогов).

А что же суды?

По нашим наблюдениям, примерно до 2017 года заявления АСВ об оспаривании сделок, совершенных кредитной организацией, суды удовлетворяли достаточно охотно, особенно, это касается сделок с предпочтением, совершенных за месяц до назначения временной администрации в банке. В них все просто: сделка совершена в пределах месячного срока до введения временной администрации, имеется картотека — все, выносится решение признать сделку недействительной, применить последствия недействительности.

Сделки же из второй группы сложнее: больше доказательств, выше стандарт доказывания, довольно часто возникают нюансы со сроками давности и другие моменты, осложняющие принятие решения.

Социальная напряженность нарастала, в ряде городов проходили акции протеста, действия АСВ по оспариванию подобных операций повсеместно критиковались.

И вот 2 апреля 2018 года Верховный Суд РФ принял судьбоносное Определение № 305-ЭС17-22716, в котором указал, что «наличие в банке картотеки не может образовывать презумпцию при оспаривании сделок по выдаче наличных денежных средств добросовестным вкладчикам (клиентам) банка. Такое обстоятельство принимается судом во внимание наряду с иными при исследовании вопроса о типичности сделки для конкретной кредитной организации. Иное означало бы применение по подобного рода обособленным спорам пониженного стандарта доказывания по отношению к конкурсному управляющему, что не соответствует статусу обычных граждан-вкладчиков, являющихся, как правило, слабой стороной правоотношений».

Отправляя спор на новое рассмотрение, Верховный Суд РФ указал, что судам следует учесть его позицию, правильно распределить бремя доказывания, и определить, действовал ли вкладчик при снятии вклада добросовестно.

После таких разъяснений суды первых инстанций стали отказывать в удовлетворении заявлений об оспаривании операций по снятию вкладчиками наличных через кассу, ссылаясь на упомянутое выше определение Верховного Суда РФ. Мотивировали решения тем, что прямой заперт ЦБ РФ на выдачу денежных средств отсутствует, выдача осуществлялась в соответствии с условиями договора вклада, в отсутствие картотеки неисполненных обязательств в отношении вкладчиков банка, что вкладчики не знали о затруднениях в банке и не являются аффилированными лицами по отношению к банку.

Однако затем последовала реакция окружных судов, которые призвали более внимательно изучать обстоятельства дел. Так, Арбитражный суд Поволжского округа, рассмотрев кассационную жалобу конкурсного управляющего Эл банка на отказ в признании недействительными операций по снятию вкладчиками наличных денежных средств через кассу банка, указал 2 , что арбитражными судами не все обстоятельства дела были установлены и проверены. В частности, конкурсный управляющий основывал свою позицию на том, что вкладчики сняли денежные средства, потеряв значительную часть процентов, поскольку вклад был срочным. Суды не проверили причины таких экономически нецелесообразных действий вкладчиков. Вкладчики же утверждали, что снятие денежных средств было связано с необходимостью оплаты медицинских услуг, с покупкой квартиры, стройматериалов и т.д., и этим возражениям суды не дали должной правовой оценки. Без устранения данных обстоятельств рассмотрение дела не может быть полным.

Это касается физических лиц. С юридическими лицами дело обстоит иначе. Для них презумпции, обозначенные в п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве, никто не отменял, и наличие картотеки по корреспондентскому счету является едва ли не решающим фактором при рассмотрении дела. В данный вопрос Верховный Суд РФ Определением от 8 октября 2018 года по делу № 305-ЭС16-21458 внес ясность. Суд указал, что презумпцию, предусмотренную подп. 1 п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве относительно выхода сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности при совершении операции через корреспондентский счет при наличии по нему картотеки, нужно толковать буквально, а не расширенно. Само по себе наличие картотеки на одном корреспондентском счете (субсчете) при совершении операции через другой счет (субсчет) не свидетельствует о выходе сделки за пределы хозяйственной деятельности при условии, что нет доказательств осведомленности клиента о наличии картотеки на ином корреспондентском счете.

Поскольку «иных свидетельств нетипичности банковской операции для конкретной кредитной организации и (или) ее клиента, которые в совокупности указывали бы на то, что платеж (перевод) совершен за пределами обычной хозяйственной деятельности, не представлено», Верховный Суд отказал в признании сделки недействительной.

Добросовестность клиента

Мы видим, что прослеживается смена формального подхода на более глубокое изучение фактических обстоятельств дела. Если ранее по данной категории споров понятие добросовестности практически не упоминалось в судебных актах, то сейчас установление добросовестности клиента является необходимым условием для полного и всестороннего рассмотрения дела.

В определении судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 23 августа 2018 года по делу № А79-8396/2015 изложена правовая позиция по стандарту доказывания недобросовестности контрагента по оспариваемой сделке и переходу бремени доказывания. ВС РФ указал, что системный анализ действующих положений об оспаривании сделок по специальным основаниям (например, сравнение п. 1 и п. 2 ст. 61.2 или п. 2 и п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве) позволяет прийти к выводу, что по мере приближения даты совершения сделки к моменту, от которого отсчитывается период подозрительности (предпочтительности), законодателем снижается стандарт доказывания недобросовестности контрагента как условия для признания сделки недействительной. Бремя процессуальной активности перелагается на ответчика, который должен раскрыть добросовестный характер мотивов своих действий. Если оспариваемая сделка заключена за несколько дней до возбуждения дела о банкротстве должника (назначения временной администрации — п. 3 ст. 189.40 Закона о банкротстве), квалификация поведения контрагента на предмет недобросовестности (осведомленности о цели причинения вреда) должна осуществляться исходя из такого пониженного стандарта доказывания в отличие от аналогичных сделок, заключенных, например, за два года до названной даты.

Можно сказать, что в последнее время произошла некая «либерализация» позиций судов в подходах к оспариванию сделок, совершенных кредитными организациями. Это, несомненно, положительный сигнал для гражданского оборота и для банковского сектора, так как риск признания сделки совершенной в преддверии отзыва лицензии для добросовестного кредитора снижается. Возможно, благодаря этому доверие к банкам понемногу будет возвращаться.

Нерешенные вопросы

Следует отметить, что в отношении второй группы сомнительных сделок — сделок, направленных на вывод активов из кредитной организации, есть некоторые нерешенные вопросы, и их решение послужило бы наибольшему пополнению конкурсной массы. Один из них касается срока, в пределах которого конкурсный управляющий должен обратиться в суд с заявлением об оспаривании сделки. Напомним, что срок исковой давности по оспоримым сделкам составляет 1 год.

В соответствии с п. 8 ст. 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по требованию руководителя временной администрации финансовой организации о признании сделки недействительной по основаниям, предусмотренным ст. 61.2 или 61.3, исчисляется со дня, когда временная администрация узнала или должна была узнать о наличии таких оснований, а также о наличии у финансовой организации признаков банкротства. Как показывает практика, временной администрации по управлению банком не свойственна функция выявления сомнительных сделок, это не относится к их основной задаче. Также редко юридические фирмы приступают к работе по юридическому сопровождению деятельности банка в период действия временной администрации. Выявление сомнительных сделок в подавляющем большинстве начинается лишь конкурсным управляющим после открытия конкурсного производства в отношении банка, а это процесс небыстрый. Требуется глубокий анализ деятельности банка. Возможно, могут быть выявлены сделки, подлежащие оспариванию, за пределами срока исковой давности, и здесь конкурсный управляющий рискует получить отказ в иске по этому основанию со всеми вытекающими для него последствиями.

Читать еще:  Обжалование предписания трудовой инспекции

По нашему мнению, было бы правильно исчислять срок для оспаривания сделок не с момента введения временной администрации банком, а с момента открытия конкурсного производства. Судебная практика по этому вопросу пока не сформировалась. Может быть, нам самим доведется ее формировать.

1. По состоянию на 1 июля 2018 года 324 кредитные организации (90% общего числа ликвидируемых кредитных организаций) признаны банкротами. Совокупно требования кредиторов первой очереди удовлетворены в объеме 52,8%, второй очереди — 14,8%, третьей — 13,9%.
2. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа Ф06-18461/2017 от 24.07.2018 г. по делу № А55-11508/2016.

Специальные сроки и вывод активов: как оспорить сделки банкрота

В судебной практике наметилась тенденция к сохранению стабильности гражданского оборота, и из-за этого сделки признают недействительными лишь в исключительных случаях, говорит Елена Норкина, старший юрист Волга Лигал Волга Лигал Региональный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство 16 место По выручке × . Исключением из этого являются оспаривания сделок по так называемым банкротным основаниям, отмечает она: «Участившееся число подобных разбирательств очевидно связано с нынешними экономическими реалиями».

Сроки и специальный субъект

Заявители объективно ограничены в возможности доказать основания недействительности обжалуемых соглашений, объясняет Полина Стрельцова, юрист по банкротным проектам VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа ТМТ 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По количеству юристов Профайл компании × : «Истцы не имеют доступа ко всей документации и сведениям, относящимся к оспариваемой сделке». Учитывая такую особенность, правоприменитель упростил задачу заявителям в подобных спорах. Истцам достаточно подтвердить существенность сомнений в реальности сделки и ее действительной цели, а ответчик уже должен опровергнуть эти аргументы (п. 20 Обзора судебной практики Верховного суда № 5, который утвержден Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 года).

– Арбитражный управляющий (может обратиться с таким заявлением по собственной инициативе или по решению собрания кредиторов).

– Мажоритарные кредиторы (10% требований в реестре кредиторов).

– Миноритарные кредиторы (получили право на оспаривание: 1) обжаловав бездействия управляющего; 2) объединившись с другими кредиторами).

Полина Стрельцова, юрист Vegas Lex.

Самое общее обстоятельство в таком оспаривании – злоупотребление правом при заключении сделки. Но чем более специальным будет основание, тем эффективнее признать соглашение недействительным, говорит Анастасия Муратова, юрист Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство 6 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 32-33 место По количеству юристов 33 место По выручке Профайл компании × .

Но в таких случаях и сложнее собрать доказательства, правильно их квалифицировать, сформировать правовую позицию, добавляет она. Эксперт поясняет, что на практике одна и та же сделка зачастую содержит в себе признаки недействительности по разным причинам одновременно: «Поэтому важен не только сбор доказательств (выписки по счетам должника, сведения о его имуществе на различные периоды, документы по конкретным сделкам), но и их правильная интерпретация».

– Подозрительные сделки: 1) с целью причинить вред имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве); 2) с неравноценным встречным предоставлением (п. 1 ст. 61.2 закона о банкротстве).

– Преференциальные сделки (ст. 61.3 закона о банкротстве), которые совершены с предпочтением в отношении одного из кредиторов.

Вячеслав Голенев, адвокат МКА «Железников и партнеры».

В обсуждаемых спорах, по сравнению с обычным оспариванием, есть специальный субъект –это управляющий должника, обращает внимание Голенев. Но не на каждом этапе банкротства арбитражный управляющий наделен возможностью оспорить сделки, предупреждает Муратова. В процедуре наблюдения он таким правом не обладает. В споре о банкротстве ООО «НГЦ МЖК» (дело № А43-19799/2015) арбитражный управляющий Анна Кириллова оспаривала сделку несостоятельной организации по уступке долга, когда уже шло конкурсное производство. Но параллельно с этим суды постановили отменить решение о банкротстве предприятия и вернули фирму в процедуру наблюдения. Ссылаясь на это обстоятельство, три инстанции посчитали правильным не рассматривать требование Кирилловой о признании сделки недействительной, пока компания не войдет в конкурсный этап. Производство по заявлению управляющего приостановили. Суды указали на то, что по закону временный управляющий в процедуре наблюдения не может оспаривать соглашения банкротящейся фирмы.

Трудности возникают и при определении правильных сроков в этой теме. По общему правилу годичный срок для оспаривания подозрительной сделки считается с даты открытия конкурсного производства, говорит Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art de Lex Art de Lex Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры – high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право × . Хотя управляющий или кредиторы могут доказать, что они узнали о спорной операции значительно позже. Так, в деле № А46-6454/2015 управляющий оспорил сделки банкрота через два года после принятия судом решения о несостоятельности предприятия. Тем не менее три инстанции признали столь позднее обращение законным, сославшись на то, что заявитель не получал первичные документы по спорным соглашениям и вообще узнал о них случайно, участвуя в другом разбирательстве.

Когда сделка привела или может привести к досрочному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими Если одному из кредиторов оказано предпочтение.

Срок для оспаривания Основание для оспаривания
1 месяц до принятия заявления о признании банкротом.
6 месяцев до принятия заявления. Когда сделка направлена на обеспечение обязательства, возникшего до ее совершения. Если операция изменила или может изменить очередность удовлетворения требований одного из кредиторов должника.
6 месяцев до принятия заявления. Когда кредитор или контрагент по сделке знал о признаках несостоятельности должника или недостаточности его имущества.
1 год до принятия заявления. Когда по сделке получено неравноценное встречное предоставление. Если цена в худшую для должника сторону отличается от цены по аналогичным операциям.
3 года до принятия заявления. Если сделка причиняет вред имущественным правам и интересам кредиторов и другая сторона соглашения знала о такой противоправной цели.

Вывод активов и банкротство банков

Но главные проблемы в банкротстве возникают, когда бенефициары должника пытаются спасти имущество. Для этого они используют различные схемы, одна из таких – вывести активы из несостоятельной компании путем заключения нескольких последовательных сделок между контрагентами, которые формально не связаны между собой. Зачастую в этой ситуации одно или несколько промежуточных звеньев в дальнейшем ликвидируются, объясняет Зурабян. Ранее подобные хитрости помогали не возвращать имущество в конкурсную массу, даже если сделки успешно оспаривались, говорит эксперт. Но сейчас судебная практика защищает добросовестных участников оборота, отмечает юрист. Теперь в таких делах суды не оценивают аффилированность банкрота с его контрагентами лишь по юридическим признакам (участие в уставном капитале общества, наличие полномочий на принятие решений от имени обществ), предупреждает Стрельцова. Суды стали смотреть на признаки фактической аффилированности между участниками спорного соглашения.

В подобных ситуациях получится применить и последствия недействительности сделки в отношении последнего приобретателя выведенных активов. Так, в деле № А40-33328/16 компания «Инвестиционный Торговый Бизнес Холдинг», получив от Инвестторгбанка кредит на 300 млн руб., по цепочке сделок передала эти средства другим фирмам и физлицам. Операции эти провели менее чем за год до того, как ЦБ назначил в банке временную администрацию – Агентство по страхованию вкладов. АСВ обжаловало спорные соглашения, доказав, что 300 млн руб. через цепочку сделок фактически ушли акционерам кредитной организации. Суды признали спорные соглашения недействительными и постановили, что истинные заемщики должны вернуть эту сумму банку.

Вообще, когда оспариваются банковские операции, совершенные перед банкротством кредитной организации, доказательства недобросовестности второго участника сделки порой не выдерживают никакой критики, возмущается Норкина. По ее словам, иногда кажется, что суду достаточно одного лишь заявления АСВ, чтобы признать такие сделки недействительными. Она замечает, что аналогичные ситуации возникают и с банками, которые не стали несостоятельными, а лишь переживают финансовые трудности. Так, в деле № А40-183445/2016 на втором круге рассмотрения АСГМ отказался взыскивать с санируемого банка «Уралсиб» возмещения по банковским гарантиям на $20 млн. Суд пришел к выводу, что сделки по выпуску гарантий наносят ущерб банку и другим его кредиторам. А бенефициар по спорным соглашениям является недобросовестным лицом, так как принял гарантии от «проблемной» кредитной организации, заключил суд.

Участниками подобных разбирательств при банкротстве кредитных организаций становятся и их заёмщики. Клиент Волжского социального банка внес очередной платеж по кредиту за месяц до того, как у банка отозвали лицензию. Если учитывать временной период, в который прошла эта операция, то временная администрация банка в лице АСВ добилась признания этой сделки недействительной (дело № А55-28168/2013). Заявитель указал, что клиент, перечисляя деньги ВСБ, знал о плачевном финансовом состоянии своего кредитора. Вместе с тем Норкина считает, что такие сделки надо оспаривать лишь в тех случаях, когда есть весомые доказательства осведомленности заемщика о проблемах банка, деньги клиента для погашения займа хранятся в этой же кредитной организации, а корреспондентский счет банка уже заблокирован.

Если говорить о еще одном основании («неравноценном встречном предоставлении»), то по нему получится оспорить сделки предбанкротного периода, когда ликвидное имущество должника продали по цене существенно ниже рыночной, приводит пример Евгений Пугачев из Интеллектуальный капитал Интеллектуальный капитал Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры – mid market) группа Интеллектуальная собственность × : «Или когда покупатель так и не заплатил деньги за приобретенный актив». Кроме того, по специальным банкротным основаниям можно оспорить не только договоры или соглашения, но и платежи должника, говорит юрист: «Например, банковский безналичный перевод, который в судебной практике расценивается как сделка».

В обсуждаемых спорах нередко приходится доказывать и осведомленность контрагента о неплатёжеспособности фирмы в ее предбанкротный период, чтобы признать сделку недействительной, замечает Муратова. Но подтвердить такой факт сложно, поэтому суды чаще всего принимают решение не в пользу заявителя. В деле № А40-16677/16 о банкротстве «Р-Холдинга» 9-й ААС разъяснил, что знание о наличии у предприятия многочисленных кредиторов еще нельзя приравнивать к осведомленности о неплатежеспособности компании.

Недостатки и сложности

Оспаривание сделок в банкротстве – это сложный комплексный процесс, который требует учесть финансово-экономическое состояние должника за период, предшествующий спорной операции, говорит Роман Речкин, старший партнер INTELLECT INTELLECT Региональный рейтинг группа Интеллектуальная собственность группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . Кроме того, такое оспаривание, как правило, происходит не один месяц – за это время ответчик успевает вывести все свои активы, рассказывает Муратова. Поэтому даже успех в подобном деле вовсе не гарантирует, что удастся реально пополнить конкурсную массу должника, резюмирует Муратова.

Главной особенностью банкротства является то, что оспаривание сделки происходит в состоянии несостоятельности должника, когда имеющихся у него активов недостаточно для расчетов с кредиторами. С одной стороны, это упрощает оспаривание, поскольку, как правило, не нужно доказывать негативные последствия конкретной сделки. С другой стороны, в таких спорах приходится анализировать финансово-экономическое состояние должника за три года до открытия дела о банкротстве.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector