По каким признакам литературу могут признать экстремистской? ""
Prokurors.ru

Юридический портал

По каким признакам литературу могут признать экстремистской?

Статья 1. Основные понятия

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 148-ФЗ статья 1 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции

Статья 1. Основные понятия

Для целей настоящего Федерального закона применяются следующие основные понятия:

Информация об изменениях:

Пункт 1 изменен с 13 декабря 2019 г. – Федеральный закон от 2 декабря 2019 г. N 421-ФЗ

1) экстремистская деятельность (экстремизм) :

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте “е” части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

использование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, за исключением случаев использования нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, при которых формируется негативное отношение к идеологии нацизма и экстремизма и отсутствуют признаки пропаганды или оправдания нацистской и экстремистской идеологии;

публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг;

2) экстремистская организация – общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности;

3) экстремистские материалы – предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 236-ФЗ пункт 4 статьи 1 настоящего Федерального закона изложен в новой редакции

4) символика экстремистской организации – символика, описание которой содержится в учредительных документах организации, в отношении которой по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 1 настоящего Федерального закона

Как распознать экстремистский материал и не стать его распространителем

Человечество продолжает уплетать блага цивилизации. Процесс эволюции и совершенствования необратим, поскольку люди быстро привыкают ко всем новшествам. Ими в свое время стали книги, газеты, а следом и Интернет. В любое время можно сделать запрос в своем карманном гаджете – и вот необходимая информация уже на ладони. Но полезна и безопасна ли она? Распознать некачественный информационный продукт под яркой упаковкой умозаключений и доводов становится все сложнее. Причем предложить его вам может кто и где угодно: милейшая старушка в маршрутке или аноним в Интернете. Ныне на животрепещущей проблеме сортировки качественной и достоверной информации от сущего мусора функционируют мощные механизмы воздействия пропагандистов и подстрекателей. Как распознать экстремизм в любом его проявлении и самому не попасть под статью, должен знать каждый.

Знай врага в лицо

Познакомимся поближе. Итак, экстремизм – это приверженность крайним взглядам и методам действий, подразумевающих провокацию беспорядков и вовлечение в террористические акции. Главными инструментами являются так называемые экстремистские материалы. Призыв к экстремистской деятельности может принимать любые формы: от печатной до аудио и визуальной. Чтобы не попасться на удочку и не стать ведомым, стоит присмотреться к тому, что вы смотрите, слушаете или читаете.

Начнем с того, что каждый уважающий себя экстремист будет всеми способами оправдывать терроризм. Важно помнить, что не все террористические группировки считаются таковыми на территории нашей страны, например, ливанская « Хезболла». Принять решение о запрете той или иной организации может лишь суд, поэтому позитивные высказывания в адрес разрешенных в России группировок считать проявлением экстремизма нельзя. Узнать, запрещена ли в нашей стране та или иная организация, можно на сайте Национального антитеррористического комитета nac.gov.ru.

Экстремистские материалы нацелены на возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни. Они подразумевают призывы к убийству, избиению, а также выселению представителей определенной национальности, вероисповедания и социальной группы. Доходит до унизительного сравнения с животными, неодушевленными предметами и высмеивания значимых исторических событий, национальных и религиозных святынь. Порцию направленной на возбуждение неприязни и розни критики может получить любая социальная группа, будь то мужчины, женщины, медики, полицейские или циркачи. Важной чертой здесь является публичность высказывания. Будет ли человек продвигать свои взгляды в Интернете, листовках или же станет декларировать идеи в очереди за хлебом – Уголовный кодекс предусматривает наказание по каждому из таких случаев. Вот вам пример: в Минеральных Водах год назад за ксенофобные высказывания в адрес женщины против мужчины было возбуждено уголовное дело.

В тесной связи с возбуждением розни находится притеснение интересов человека из-за его национальной, религиозной и языковой принадлежности. Если в публичном заявлении кто-либо будет выступать за неравноправие – дескать, не достоин этот человек жить и работать наравне с нами, – этот гражданин опасен, смело проходим мимо.

Преступление и наказание

Антиэкстремистское законодательство существует в стране с 2002 года и продолжает расширяться и совершенствоваться. Оно основывается на Федеральном законе « О противодействии экстремистской деятельности» и включает в себя статьи Уголовного кодекса, Кодекса об административных правонарушениях и некоторые положения, относящиеся к гражданскому праву. Согласно закону, информационные материалы признаются экстремистскими судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов.

Определить, какой именно фрагмент текста формирует положительное отношение к экстремизму, должен лингвистический анализ. Экспертное сообщество, в которое входят религиоведы, теологи, философы, психологи и лингвисты, подробно изучает речевые обороты и смысловые конструкции, чтобы определить степень их влияния на умы аудитории. Система логичная, но не без недостатков. О них рассказал руководитель миссионерского отдела Ставропольской и Невинномысской епархии, член общественного совета ГУВД по СК, следственного комитета СК и минюста СК отец Антоний (Скрынников). По его мнению, компетентность некоторых экспертов оставляет желать лучшего. В качестве примера он приводит решение Выборгского суда Санкт-Петербурга о признании перевода « Нового мира» экстремистским материалом:

– Этот перевод сделан Свидетелями Иеговы. При всех подтасовках, изменениях и научной несостоятельности все же в основном массиве текст остался Библией. Есть смысл запретить комментарии и толкования к Священному Писанию, а не саму книгу.

Второй проблемой Отец Антоний видит скорость появления экстремистских материалов, которая не позволяет своевременно вносить их в список запрещенных. Особенно это касается различной ваххабитской литературы, листовок, брошюр и всего подобного.

Правомерно или нет признан материал экстремистским, но считаться с решением суда необходимо. Узнать подноготную подброшенной в почтовый ящик книги и проверить легитимность внушающего подозрение файла можно с помощью федерального списка экстремистских материалов. Он составляется Министерством юстиции России на основании копий вступивших в законную силу решений судов о признании информационных материалов экстремистскими. Актуальная версия списка поддерживается на сайте Минюста РФ и всегда доступна для просмотра. Считаются незаконными не только статьи, буклеты, видеоролики и аудиозаписи, но и целые страницы в социальных сетях. В списке можно встретить довольно известные фильмы, мультфильмы и книги, которые много лет не попадали под запрет. Пролистать список стоит и для самопроверки. Допустим, захотелось вам угостить своих подписчиков резонансным репостом, а вы возьмите да сверьтесь с документом. Так убережете себя и свою аудиторию от опасного контента. Беспокоятся, как бы что опасное не разместить от своего имени, и профессиональные журналисты, блогеры и фотографы. Согласно данным Центра защиты прав СМИ, за консультацией по вопросам экстремизма к ним обращались 90 раз. Попасться можно и на хранении запрещенных материалов, как это сделал житель Ставрополя, которого оштрафовали за хранение брошюр Свидетелей Иеговы, так как эта организация в августе была признана экстремистской.

Случайного репоста быть не может

Только ленивый не рассуждал об увеличении роли Интернета в жизни общества. За последний десяток лет он из диковинного средства развлечения и узконаправленного инструмента стал частью повседневной жизни. Однако не каждый осознает, что сетевое пространство не место для откровенных бесед и неосторожных заявлений. Экстремистов Интернет привлекает возможностью создания электронной площадки. На прошлой неделе осужденного в 2010 году за подготовку подрыва Новгородского кремля уроженца Кисловодска приговорили к двум годам колонии строгого режима за экстремистский пост в соцсети ВКонтакте. Выяснилось, что во время отбывания срока мужчина надиктовал своей знакомой текст, который содержал оскорбления в отношении госслужащих, и попросил опубликовать его у него на странице. Как видите, даже находясь за решеткой, экстремисты всеми силами стараются проявлять активность.

Читать еще:  Оплата задолженности по Исполнительному Производству

У законопослушных граждан Интернет создает иллюзию свободы и безответственности за свои действия. Очевидный беспорядок подтолкнул власть к введению закона, ужесточающего меры по контролю за контентом в Интернете. Отныне недостаточно избегать призывов к противоправным действиям по отношению к людям в связи с цветом кожи, национальностью, вероисповеданием и прочим.

Обратите внимание на свое сетевое поведение, ведь для отстаивания собственных идей уже необязательно шагать вдоль улиц с транспарантами и выкрикивать лозунги. Это подметили не только пользователи, но и законодатели и исполнители, которые внимательно следят за обстановкой. Бывает и так: поставил лайк, сделал репост провокационной записи, а осознал ошибку спустя время. Или же захлестнула злость – негодование вылилось в комментарий или гневный текст. Следует забыть о приватности своего блога или аккаунта — вернее, исходить из того, что все, что вы пишете в Интернете, суд сочтет публичным. В прошлом году в Ессентуках девушка-блогер в резкой форме высказалась в адрес лиц иного вероисповедания. За комментарий она поплатилась возбуждением уголовного дела и штрафом в размере 50 тысяч рублей.

Власть четко нацелена на наведение порядка в Интернете – в этом уверена заведующая кафедрой журналистики СКФУ Ольга Лепилкина. В соответствии с государственными контрактами, заключаемыми с краевым комитетом по делам национальностей и казачества, кафедра четвертый год проводит мониторинг информационных материалов, распространяемых на территории Ставропольского края через средства массовой информации и сеть Интернет, с целью выявления и оперативного реагирования на материалы экстремистской направленности. Как говорит О. Лепилкина, современному обществу, в особенности подрастающему поколению, необходимо четко уяснить правила поведения в Сети и понимать, что именно признается экстремизмом. Результаты мониторинга показали, что пользователей, допускающих высказывания с экстремистским уклоном, отнюдь не большинство. Среди них зачастую те, кто, вероятно, не осознает последствий своего речевого поведения. Молодежи свойственно бравирование, люди постарше высказывают свою досаду тем способом, который они считают подходящим. Многие ведутся на провокацию троллей – разжигателей споров и ссор в форумах и комментариях.

Как рассказали в Антитеррористической комиссии Ставропольского края, стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года, утвержденная Президентом России в 2014 году, к числу наиболее опасных видов экстремизма относит националистический, религиозный и политический. И если опыт противодействия первым двум в крае имеется – националистическому и религиозному экстремизму успешно противостоит комитет Ставропольского края по делам национальностей и казачеству, то профилактикой политического экстремизма органам власти края еще предстоит заняться.

Политический экстремизм может проявляться в возбуждении ненависти либо вражды по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе, политической партии или общественной организации, в том числе путем распространения призывов к насильственным действиям, прежде всего через Интернет, в вовлечении отдельных лиц в деятельность экстремистских организаций или групп, в проведении несогласованных акций, организации массовых беспорядков и совершении террористических актов.

Экспеты обратили внимание на то, что в отличие от 90-х годов XX века с их ростом сепаратизма, национализма, актуализации религиозного фактора (события в Чечне, Дагестане и др.) в последнее время именно политический экстремизм несет серьезную угрозу обществу. Как движущую силу его, как правило, воспринимает молодежь до 30 лет – студенты вузов и ссузов. Только в 2017 году на территории края прошло более 40 акций политического характера, из них 18 – сторонниками Алексея Навального и Вячеслава Мальцева. В 2016 году на выборах в Госдуму лидер « Артподготовки» В. Мальцев выдвигался от партии « Парнас». В ходе дебатов в эфире федеральных каналов он выступил с резкой критикой в адрес руководства страны и призывал к революции. Сейчас он находится за пределами страны и, по некоторым данным, подал документы на предоставление ему политического убежища во Франции. Однако его сторонники по-прежнему есть и на Ставрополье.

Экстремизм многогранен в своих формах и способен легко подстроиться под требования времени. Конечно, он все еще встречается в виде бумажных листовок, книг и буклетов, но самой благоприятной средой для его развития на сегодняшний день является Интернет, ведь там проще скрываться под вымышленным именем или в закрытой группе. Тем не менее экстремисты стремятся охватить как можно больше людей и найти подход к каждому их типу. Но, как говорится, кто предупрежден, тот вооружен. Если вам доведется столкнуться с материалом, признаки которого указывают на его экстремистский характер, поспешите заявить о нем и остановить его дальнейшее распространение. Для этого необходимо кликнуть по ссылке « Сообщить о противоправном контенте» на сайте Национального центра информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет (нцпти.рф) и заполнить небольшую форму.

Статья 1. Основные понятия

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 27 июля 2006 г. N 148-ФЗ статья 1 настоящего Федерального закона изложена в новой редакции

Статья 1. Основные понятия

Для целей настоящего Федерального закона применяются следующие основные понятия:

Информация об изменениях:

Пункт 1 изменен с 13 декабря 2019 г. – Федеральный закон от 2 декабря 2019 г. N 421-ФЗ

1) экстремистская деятельность (экстремизм) :

насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;

публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;

возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;

пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения;

воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения;

совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте “е” части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации;

использование нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, за исключением случаев использования нацистской атрибутики или символики, либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо атрибутики или символики экстремистских организаций, при которых формируется негативное отношение к идеологии нацизма и экстремизма и отсутствуют признаки пропаганды или оправдания нацистской и экстремистской идеологии;

публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения;

публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением;

организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг;

2) экстремистская организация – общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которых по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности;

3) экстремистские материалы – предназначенные для обнародования документы либо информация на иных носителях, призывающие к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывающие или оправдывающие необходимость осуществления такой деятельности, в том числе труды руководителей национал-социалистской рабочей партии Германии, фашистской партии Италии, публикации, обосновывающие или оправдывающие национальное и (или) расовое превосходство либо оправдывающие практику совершения военных или иных преступлений, направленных на полное или частичное уничтожение какой-либо этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной группы;

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 21 июля 2014 г. N 236-ФЗ пункт 4 статьи 1 настоящего Федерального закона изложен в новой редакции

4) символика экстремистской организации – символика, описание которой содержится в учредительных документах организации, в отношении которой по основаниям, предусмотренным настоящим Федеральным законом, судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

ГАРАНТ:

См. комментарии к статье 1 настоящего Федерального закона

Признание материалов экстремистскими

Айдар Султанов, юрист, г. Нижнекамск.

Дмитрий Косихин, газета “ЭЖ-Юрист”.

Проанализируем норму, которая признает информационные материалы экстремистскими, и предусмотренные за это преступление санкции, а также содержание экстремистской деятельности и условия привлечения к ответственности. Как законодательство и судебная практика проводят разграничения между производством, распространением и использованием экстремистами материалов в личных или научных целях?

Гипотеза или санкция

В статье 13 Федерального закона от 25.07.2002 N 114-ФЗ “О противодействии экстремистской деятельности” речь идет об ответственности за распространение экстремистских материалов, которая является публично-правовой формой ответственности.

Читать еще:  Подскажите как поступить?!

Надо отметить, что норма, которая устанавливает ответственность за распространение публичных материалов, является сложносоставной. Так, гипотеза данной нормы содержится в различных статьях Закона N 114-ФЗ, в ст. ст. 280, 282, 282.1 УК РФ и ст. 20.29 КоАП РФ (хотя российские классики теории права учили, что разбить норму-предписание на несколько статей невозможно) . Основные санкции находятся в УК РФ и КоАП РФ. В Законе N 114-ФЗ содержатся лишь дополнительные санкции, такие как признание материалов экстремистскими и опубликование этой информации в федеральном списке экстремистских материалов, а также конфискация материалов, признанных таковыми (в принципе, данные санкции могут быть и основными).

Алексеев С.С. Основные вопросы общей теории социалистического права // Алексеев С.С. Собрание сочинений. Т. 3.

Включение материалов в федеральный список экстремистских материалов является не только санкцией, но и гипотезой нормы о привлечении к административной ответственности, установленной в ст. 20.29 КоАП РФ. В отсутствие факта включения материалов в федеральный список экстремистских материалов административной ответственности не наступает. То есть признание информационных материалов экстремистскими представляет собой установление одного из элементов административно-правового состава, без которого не существует административно-правовой ответственности. Фактически можно признать, что законодатель, формулируя положения об административной ответственности, согласился с тем, что описание экстремистской деятельности настолько широкое и неопределенное, что привлечение к административной ответственности возможно, когда тот или иной материал будет находиться в федеральном списке экстремистских материалов.

Безусловно, это порождает вопросы относительно соответствия законодательства о противодействии экстремистской деятельности принципу правовой определенности, который, помимо прочего, требует, чтобы правовая норма была ясной и недвусмысленной (Постановления КС РФ от 25.04.1995 N 3-П, от 15.07.1999 N 11-П, от 11.11.2003 N 16-П, от 13.12.2001 N 16-П, от 17.06.2004 N 12-П), сформулированной таким образом, чтобы адресат нормы мог уяснить, какие действия или бездействие могут быть основанием для привлечения его к ответственности (Постановления ЕСПЧ по делу “Коэм против Бельгии”, п. п. 145 – 146; по делу “ОАО Нефтяная компания “ЮКОС” против РФ”, п. 567). Впрочем, обсуждение данных вопросов требует отдельной статьи.

А автор кто?

Утверждение о том, что признание материалов экстремистскими является санкцией, нуждается в более подробном рассмотрении, поскольку существует точка зрения, что признанием материалов экстремистскими суд лишь “устанавливает правовое состояние материалов”. Так, в Определении судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 10.01.2008 по делу N 33-91/2008 была выражена следующая позиция: “В представлении прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга о признании экстремистскими информационных материалов, содержащихся в книге “А”, не ставится вопрос о привлечении какого-либо лица к административной или уголовной ответственности. Фактически прокурор в представлении просит установить правовое состояние информационных материалов, изложенных в указанной книге, которое в дальнейшем может иметь юридическое значение, в том числе не только для привлечения лиц к ответственности за распространение, производство или хранение таких информационных материалов, но и для их изъятия, дальнейшего предотвращения их распространения иными лицами, что допускается в гражданском судопроизводстве по правилам особого производства”.

Однако информационные материалы – это не вещь, которая существует сама по себе, это всегда результат чьей-то деятельности, у них всегда есть автор. В связи с этим возникают вопросы: какие правовые последствия возникают для автора информационных материалов вследствие признания созданных им информационных материалов экстремистскими; можно ли рассматривать вопрос о признании материалов экстремистскими без привлечения автора?

В соответствии со ст. 15 Закона N 114-ФЗ автор печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов (произведений), предназначенных для публичного использования и содержащих хотя бы один из признаков, предусмотренных ст. 1 Закона N 114-ФЗ, признается лицом, осуществлявшим экстремистскую деятельность, и несет ответственность в установленном законодательством РФ порядке. Признание информационных материалов экстремистскими – это признание того, что они предназначены для обнародования и призывают к осуществлению экстремистской деятельности либо обосновывают или оправдывают необходимость осуществления такой деятельности (ч. 3 ст. 1 Закона N 114-ФЗ). При этом экстремистская деятельность – это действия, поименованные в ч. 1 ст. 1 Закона N 114-ФЗ.

Следовательно, признание информационных материалов экстремистскими может иметь место, только когда данный материал был предназначен для распространения, а не для личного использования. В то же время из приведенных выше норм следует однозначный вывод, что такое признание – это всегда установление факта совершения автором данного материала экстремистской деятельности. Признание информационных материалов экстремистскими является установлением противоправности действий автора и осуждением, порицанием этого автора и одновременно ограничением его свободы выражения мнений, поскольку такое признание – одновременно запрет распространения информационных материалов.

Дело техники

Законодатель в качестве общего запрета в ст. 13 Закона N 114-ФЗ указал: “На территории Российской Федерации запрещаются распространение экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения”.

Далее законодатель специально оговорил, что производство, хранение или распространение экстремистских материалов являются правонарушением и влекут за собой ответственность только в случаях, предусмотренных законодательством РФ. Данная оговорка вызывает вопрос: нарушение общего запрета на производство, хранение и распространение экстремистских материалов не всегда является правонарушением? Лишь в строго определенных случаях? Тогда зачем нужно было формулировать общий запрет?

Полагаем, что все же законодатель здесь просто использовал неудачную юридическую технику и, намереваясь сделать ссылку на административное и уголовное законодательство, нечаянно поставил под сомнение общий запрет на производство, хранение и распространение экстремистских материалов.

Однако в публичном праве, в той его части, где ставится вопрос об ответственности, текст нормы должен быть сформулирован строго определенным образом, исключающим произвольное толкование. Правоприменитель связан буквальным написанием нормы и не вправе применять нормы об ответственности по аналогии или пытаться расширительно толковать нормы права.

Соответственно, можно утверждать, что законодатель, устанавливая, что “информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу”, фактически создал норму, которая предусматривает признание экстремистскими материалов лишь при наличии специально установленных в материальном праве случаях, когда производство, хранение и распространение экстремистских материалов являются правонарушением.

Гражданско-правовой элемент

Упоминание в ст. 13 Закона N 114-ФЗ, что “одновременно с решением о признании информационных материалов экстремистскими судом принимается решение об их конфискации”, на наш взгляд, также является подтверждением того, что признание материалов экстремистскими есть мера публично-правовая, применяемая одновременно с другой публично-правовой мерой. Таким образом, конфискация – это не гражданско-правовая мера, поскольку носит не компенсационный, а карательный характер.

В главе ГК РФ, посвященной прекращению права собственности, имеется ст. 243 ГК РФ, посвященная конфискации, но она не является регламентацией санкции. Скорее, данная статья является гражданско-правовым отражением применения санкций за совершение преступления или иного правонарушения в уголовно-процессуальном либо административно-процессуальном порядке. Полагаем, что она была включена в ГК РФ по причине того, что законодатель принимал ГК РФ при еще незаконченной кодификации административного законодательства, состоявшего в то время из многочисленных подзаконных актов, включая ведомственные акты. Соответственно, в ст. 243 ГК РФ были закреплены некоторые гарантии того, что конфискация будет возможна только на основании законов и что решение о конфискации, принятое в административном порядке, может быть в последующем оспорено в судебном порядке.

На сегодняшний день данные гарантии в ГК РФ в связи с кодифицированием административного законодательства просто излишни: ст. 3.7 КоАП РФ предусматривает, что конфискация назначается только судьей . В соответствии с КоАП РФ конфискация признается как основным, так и дополнительным административным наказанием (ч. 2 ст. 3.3 КоАП РФ).

Султанов А.Р. О кодификации законодательства об административных правонарушениях и антимонопольном законодательстве // Закон. 2007. N 7.

Позиция КС РФ

Конфискация и порядок ее применения неоднократно рассматривались КС РФ.

В Постановлении КС РФ от 25.04.2011 N 6-П было отражено: “Гражданский кодекс Российской Федерации устанавливает, что в случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (пункт 1 статьи 243). На такое же понимание конфискации имущества – как особой меры публичной ответственности за деяние, которое по общему правилу совершено собственником этого имущества, – ориентируют и нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства (часть вторая статьи 2 и пункт “г” части первой статьи 104.1 УК Российской Федерации, пункт 1 части третьей статьи 81 УПК Российской Федерации)”.

Обращаясь в ряде своих решений (Постановления от 25.01.2001 N 1-П, от 27.04.2001 N 7-П, от 17.07.2002 N 13-П, Определения от 09.04.2003 N 172-О, от 07.12.2010 N 1570-О-О и др.) к вопросу о вытекающих из Конституции РФ общих принципах юридической ответственности, которые, по существу, относятся к основам правопорядка, КС РФ пришел к следующим выводам.

Как следует из ч. 2 ст. 54 Конституции РФ, юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые признаются законом, действующим на момент их совершения, правонарушениями. Следовательно, наличие состава правонарушения является необходимым основанием для всех видов юридической ответственности. При этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений, должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как с субъектами юридической ответственности. В свою очередь, наличие вины как элемента субъективной стороны состава правонарушения – общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, то есть закреплено непосредственно в законе.

Читать еще:  Незаконные доначисления за воду в МУП УИС

Таким образом, для того чтобы конфисковать информационные материалы, нужно установить виновность лица, который их создал в целях распространения, либо распространял эти экстремистские материалы, либо их производил или хранил в целях распространения. То есть создание, производство, хранение экстремистских материалов влекут ответственность лишь при наличии умысла, направленного на распространение экстремистских материалов.

Наверное, это действительно правильный подход, который разрешает проблему владения в личных целях материалами, признанными экстремистскими, в частности владения в научных целях.

Лингвистическая экспертиза по делам об экстремизме

Лингвистическая экспертиза по делам об экстремизме – это новый вид исследования, проводимого относительно политико-правового, социально-экономического и культурологического явления, одним из проявлений которого являются негативные высказывания в адрес представителей какой-либо национальности, вероисповедания, расы или социальной группы.

Что входит в понятие «экстремизм»?

Само понятие «экстремизм» толкуется как «деструктивная приверженность крайним мерам и взглядам, главным образом, в политической деятельности, лишение общественного духа понимания и терпимости». Экстремизм проявляется в сфере межнациональных и межконфессиональных идеологических противоречий, конфликтов в форме массовых беспорядков, актов вандализма и хулиганских действий, пропаганды превосходства или исключительности людей на основе социальной, национальной, расовой, языковой или религиозной принадлежности. Под экстремизмом понимаются также призывы к насильственному изменению конституционных основ страны (революция, восстание, вооруженный мятеж, неповиновение властям). Побуждение к диверсиям, подрывающим обороноспособность и экономическую безопасность, также законодательно подпадает под определение экстремизма. Противоправными являются призывы к незаконному отделению регионов от страны.

Речевой фактор является одним из ведущих в определении некоторых видов экстремистской деятельности, поскольку вербально (словесно) человек может организовывать действия других людей с помощью оценок, суждений, манипуляций или мотивации. Для правильной и квалифицированной оценки противоправных действий, связанных с возбуждением вражды и ненависти, необходимо привлечение профессиональных знаний в области лингвистики.

Что необходимо предоставить специалисту для проведения лингвистической экспертизы по делам об экстремизме?

Для исследования специалисту предоставляют:

  • аудио- и видеозаписи разговоров и выступлений;
  • газетные, журнальные и Интернет-публикации (статьи на сайтах, записи в социальных сетях), рукописные тексты;
  • книги, брошюры, плакаты, листовки и другую печатную продукцию;
  • зафиксированное на носителе изображение граффити, стендов, баннеров;
  • материалы дела, которые имеют прямое отношение к предмету исследования.

Если анализируется звучащая речь, то ее необходимо дословно расшифровать. Эту процедуру также выполняет специалист-лингвист. Если расшифровка уже предоставлена инициатором экспертизы, то ее необходимо сопроводить носителем с записью. Если необходимо проанализировать печатный текст, то на экспертизу предоставляется издание полностью, вырезка или хорошо читаемая ксерокопия всего текста полностью, содержащая предмет исследования и выходные данные. В случае наличия электронной версии издания можно предоставить ссылку на сетевой ресурс.

Особого внимания требуют материалы Интернет-публикаций. Если это статья, то можно предоставить ссылку на сетевой ресурс или принтскрин. В случае анализа текста, помещенного в блоге или сервисе для обмена быстрыми сообщениями (чате), то необходимо предоставить не только бумажную версию данного текста, но и электронную. Это обусловлено тем, что Интернет-коммуникация обладает такой специфической чертой, как гиперссылки, которые не могут быть адекватно изучены на бумаге, то есть вне сетевого пространства.

Если исследованию подлежит сайт, то необходимо предоставить архив на цифровом носителе с указанием даты создания архива. Также при экспертном исследовании блога или сайта необходимо предоставить эксперту возможность изучить объект по месту его нахождения в сети Интернет. Поскольку объекты подобного рода постоянно изменяются, специалист в области Интернет-технологий должен закрепить его и предоставить в электронном виде.

В связи с развитием технологической сферы в качестве доказательной базы по делам об экстремизме могут служить и смс-сообщения, содержащие текстовую информацию. В случае анализа смс-сообщений проводится комплексная экспертиза (лингвистическая и компьютерно-техническая), поскольку важно не только текстовое содержание, но и источник распространения информации, причина их возникновения на данном устройстве.

Какова законодательная база по делам об экстремизме?

Состав преступления по делам об экстремизме обозначен в Федеральном законе РФ «О противодействии экстремистской деятельности» (от 25 июля 2002 года, № 114-ФЗ), а также в статьях 280 («Публичные призывы к экстремистской деятельности») и 282 («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») Уголовного кодекса РФ.

Конституция РФ (статья 29) запрещает пропаганду и агитацию, возбуждение расовой, социальной, религиозной и национальной ненависти и вражды, превосходства одного языка, религии или нации над другой.

Закон «О средствах массовой информации» (ст. 4) не допускает использование СМИ для разжигания национальной, социальной нетерпимости.

Статья 63 часть «e» Уголовного кодекса Российской Федерации определяет случаи наступления уголовной ответственности за разжигание расовой, национальной и религиозной деятельности и вражды.

Какие материалы признаются экстремистскими?

В настоящее время законодательство определяет 13 видов деяний, рассматриваемых как экстремистские.

Согласно правовому определению, материалы признаются экстремистскими, если они отвечают следующим критериям:

  • материалы содержат призыв к экстремистской деятельности;
  • материалы оправдывают (признают правильным, допустимым) и обосновывают (подкрепляют фактами и серьезными доводами) экстремистскую деятельность;
  • являются трудами руководителей национал-социалистической партии Германии (идеологи немецкого фашизма), фашистской партии Италии; публикации, оправдывающие и положительно освещающие деятельность организаций гитлеровской Германии. Однако деятельность немецких вооруженных сил (Вермахт) и их подразделений во время Второй мировой войны не были признаны преступными, поэтому не признаются экстремистскими публикации с описанием их истории и с положительной оценкой их военных действий;
  • материалы обосновывают и оправдывают расовое и/или национальное превосходство, оправдывают совершение военных или других преступлений, направленных на частичное или полное истребление национальной, этнической, социальной, расовой или религиозной группы.

Какова компетенция лингвиста по делам об экстремизме?

Очень часто от лингвиста-эксперта ждут, что в исследовании он не только проанализирует речевую составляющую высказывания (текста), но также даст юридическую и/или морально-этическую оценку и квалификацию речевого поведения и текстовой информации. Эксперт-лингвист не решает вопросы, относящиеся к сфере компетенции юриста. В противном случае такое заключение подлежит оспариванию в суде, может быть признано недопустимым доказательством по делу. Лингвист-эксперт анализирует языковые и речевые средства, используемые в качестве орудия преступления, состав которого определен статьями 280 и 282 УК РФ.

В ходе лингвистической экспертизы по делам об экстремизме лингвист МОЖЕТ:

  • определить, имеются ли в анализируемом произведенииили призывы или нет;
  • установить, имеются ли в анализируемом тексте речевые акты оскорбления на религиозной, расовой или социальной почве, относящиеся к группе лиц.

Что НЕ входит в компетенцию лингвиста в рамках дел об экстремизме?

Лингвист НЕ может определить:

  • содержится ли в призыве директива к насильственному изменению конституционного строя или целостности государства;
  • содержатся ли призывы к нарушению интересов человека в зависимости от его национальной, расовой и социальной принадлежности, к нарушению прав и свобод;
  • конкретное содержание речевого акта призыва, т.е. является ли это призывом к экстремистским действиям.

Все вышеперечисленное относится к юридической сфере, поскольку без специальных знаний в области юриспруденции невозможно сказать, могут ли призывы вызвать действия, способные изменить конституционный строй государства.

В сферу компетенции лингвиста НЕ входит установление реальных намерений человека. Эти вопросы также относятся к области юриспруденции, поскольку они определяют вину говорящего.

На какие типовые вопросы отвечает лингвист-эксперт по делам об экстремизме?

Для более полного использования лингвистических знаний, исключения неоднозначности толкований целесообразно не ограничиваться одним вопросом, а предоставлять эксперту на решение несколько вопросов, уточняющих и дополняющих друг друга. Кроме того, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности» от 28 июня 2011 года говорится, что в ряде случаев назначается комплексная экспертиза с участием экспертов-религиоведов, антропологов, философов, искусствоведов, психологов и политологов. Это связано с тем, что лингвист-эксперт анализирует слова, фразы, тексты, но в то же время анализируемый материал может содержать важные неязыковые детали – символы, изображения, фотографии, – которые существенно влияют на общее содержание и смысл.

Мнение представителей политических, общественных и религиозных организаций может учитываться для частных моментов исследования, но никак не для общих выводов, поскольку вышеперечисленные лица могут быть заинтересованы в определенном исходе дела.

  1. Присутствуют ли в предоставленных на исследование материалах слова или высказывания с негативной оценкой социальной, конфессиональной или национальной группы?
  2. Присутствуют ли в предоставленных на исследование материалах фразы, свидетельствующие о пропаганде неполноценности граждан какой-либо национальности или социальной группы в сравнении с другой?
  3. Присутствуют ли в предоставленных на исследование материалах призывы к совершению насильственных или враждебных действий в отношении лиц какой-либо национальности?
  4. Имеются ли в предоставленных на анализ материалах уничижительные высказывания по отношению к какой-либо национальности, социальной или этнической группе?
  5. Содержатся ли в представленных на анализ материалах утверждения о превосходстве какой-либо нации над другой и/или неполноценности какой-либо другой нации?
  6. Присутствуют ли в материалах, представленных на анализ, фразы о враждебности какой-либо нации?
  7. Содержатся ли в представленных на анализ высказываниях, выражения, положительно оценивающие геноцид, репрессии, депортацию представителей какой-либо конфессии, нации, этнической группы?
  8. Присутствуют ли в предоставленных на исследование материалах фразы, призывающие ограничить конституционные права и свободы граждан какой-либо конфессии, нации, этнической группы?
  9. Присутствуют ли фразы о враждебной намеренности нации в целом?
  10. Есть ли в предоставленных для исследования материалах лозунги, призывающие к совершению противоправных, экстремистских действий?
  11. Каковы коммуникативные цели высказывания?
  12. Содержит ли представленное на исследование высказывание признаки речевого акта призыва?
  13. Имеются ли в анализируемом материале враждебные высказывания по отношению к какой-либо нации?
Ссылка на основную публикацию
"
×
×
"
Adblock
detector