По какой причине не оплачивают психиатрическую экспертизу в суде?
Prokurors.ru

Юридический портал

По какой причине не оплачивают психиатрическую экспертизу в суде?

Как оспорить судебно-психиатрическую экспертизу

Основными предпосылками для проведения психиатрической экспертизы является появившееся сомнения у следственных органов или суда по поводу психического состояния определенного лица, его вменяемости и способности нести ответственность за свои поступки.

Заключение судебно-психиатрической экспертизы в большинстве случаев является основополагающим документом при вынесении решения в суде. На основании его возможно заключение о применении принудительного лечения к исследуемому лицу или возможности привлечения его к уголовной или административной ответственности за содеянное.

Достаточно часто бывают такие ситуации, когда исследуемое лицо или другие заинтересованные лица не удовлетворены результатами проведенной экспертизы. Возможно при проведении экспертизы были допущены нарушения закона или экспертиза была проведена несвоевременно и не в полном объеме. Оспорить эти результаты в суде самостоятельно, скорее всего, не получится.

Причины для оспаривания экспертизы

Все эти причины могут быть основанием для подачи ходатайства об оспаривании результатов экспертизы. Кроме отмеченных выше причин, поводом для оспаривания судебно-психиатрической экспертизы могут послужить следующие основания:

  • сомнения в отношении достоверности выводов, изложенных в заключении
  • отсутствие достаточного опыта у эксперта
  • несоответствие специализации эксперта характеру исследования
  • оформление заключения с отклонениями от существующих правил
  • отсутствие обоснованности полученных выводов
  • появление новых важных данных, не включенных в экспертизу.

Оспорить судебно-психиатрическую экспертизу можно посредством повторной экспертизы или рецензирования ранее проведенного исследования. Результатом является экспертное заключение с отражением всех допущенных ранее ошибок и противоречий.

Рецензирование проводится на основании специальных методик и обеспечивает полноту проводимого исследования, включая выводы, обоснованные с научной точки зрения.

Любая заинтересованная сторона имеет право инициировать отвод эксперта, который по какой-то причине его не устраивает. Такими причинами могут быть родственные или дружеские отношения с кем-то из участников процесса, имеющего свое, выгодное ему, видение решения рассматриваемого вопроса.

Оспаривание судебно-психологической экспертизы в МЦЭО

Межрегиональный центр экспертизы и оценки проводит судебно-психиатрическую экспертизу, а также рецензирование результатов ранее поведенной экспертизы специалистами других экспертных организаций. Исследования проводят эксперты, имеющие соответствующее образование по специальности психиатрия, большой опыт работы и аккредитованные на право проведения исследований данного типа.

После проведения экспертизы наши эксперты предоставят Заключение, состоящее из квалифицированных и объективных ответов на все поставленные вопросы. В компетенцию центра входит посмертная экспертиза, исследования в амбулаторных и стационарных условиях, а также возможно проведение исследование человека непосредственно в зале суда для выяснения определенных обстоятельств.

Чтобы оспорить посмертную судебно-психиатрическую экспертизу, необходимо предъявить основания, которые должны устанавливаться экспертом, не принимавший участия в первичной экспертизе. Принимаются во внимание ошибки диагностики, неточности, проявившиеся в результате некомпетентности эксперта. Экспертиза включает в себя показания свидетелей, врачебные заключения и исследование документации лечебных учреждений.

Стационарная и амбулаторная экспертизы включают исследования документации и оценки психического состояния человека.

Для того, чтобы оспорить результаты судебно-психиатрической экспертизы нужно подать ходатайство в судебные или следственные органы, которые вынесут заключение о необходимости рецензирования предыдущей экспертизы. Чтобы данный документ был правильно составлен, целесообразно обратиться за помощью к юристу.

Наш центр предлагает юридическую поддержку своим клиентам, что помогает значительно упростить процесс подбора необходимых документов. Чтобы суд назначил повторную экспертизу, необходимо предъявить веские обоснования, которые убедят судью. Выявить и грамотно сформулировать их также поможет юрист нашего центра.

Повторная экспертиза с целью оспаривания предыдущей проводится не только по назначению суда. Любой из заинтересованных лиц может заказать у нас независимую психиатрическую экспертизу. Проведение ее может осуществляться непосредственно при присутствии исследуемого лица, а также по документам, истории болезни и по материалам дела. Заключение независимой экспертизы, выданное нашим центром, является правомочным, юридически подкрепленным документом и принимается судом в качестве доказательного фактора.

Позвонив нам в Межрегиональный центр экспертизы и оценки по телефону: +7 (495) 771-58-31. Вы сможете получить бесплатную консультацию по вопросу оспаривания судебно-психиатрической экспертизы и ознакомиться с порядком оформления заказа и предоставления необходимых документов.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.07.2016 N 18-КГ16-26

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 5 июля 2016 г. N 18-КГ16-26

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Кисса Э.Р. к Зозуле С.В. о признании завещания недействительным

по кассационной жалобе Кисса Э.Р. на решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 24 апреля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Кисс Э.Р. обратился в суд с иском к Зозуле С.В. о признании завещания недействительным. В обоснование требований истец указал, что 9 сентября 2014 г. его матерью Кисс А.А. было оформлено завещание на принадлежащую ей квартиру по адресу: , на имя Зозули С.В. 19 сентября 2014 г. Кисс А.А. умерла. По мнению истца, в силу имеющегося у Кисс А.А. онкологического заболевания и принимаемых ею сильнодействующих обезболивающих лекарств, на момент составления завещания она не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, истец указывает на то, что подпись в завещании от 9 сентября 2014 г. выполнена не Кисс А.А., а иным лицом.

Решением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 24 апреля 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июля 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Кисса Э.Ф. ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 23 мая 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации стороны, извещенные о времени месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явились. Ходатайств о рассмотрении дела в их отсутствие не поступало. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся сторон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм процессуального права были допущены судами обеих инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 19 сентября 2014 г. умерла мать истца Кисс А.А. (т. 1, л.д. 12).

После ее смерти открылось наследство, состоящее из однокомнатной квартиры, находящейся по адресу: , принадлежащей наследодателю на основании договора купли-продажи от 3 июня 1999 г. (т. 1, л.д. 14 – 15).

9 сентября 2014 г. Кисс А.А. оформила завещание на принадлежащую ей квартиру по указанному выше адресу на имя Зозули С.В. Завещание удостоверено нотариусом Сочинского нотариального округа Владимировым В.В. (л.д. 126).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требований Кисс Э.Р., суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств того, что на момент составления завещания 9 сентября 2014 г. Кисс А.А. находилась в таком состоянии, при котором не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции, дополнительно указав, что оснований для назначения в суде первой инстанции дополнительной и повторной психолого-психиатрической экспертизы не имелось, поскольку заключение экспертизы является ясным и обоснованным.

Между тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 этого же Кодекса при нарушении положений данного Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

По смыслу вышеуказанных норм и разъяснений Пленума неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Таким образом, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению по данному делу, являлись наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня, а также установление подлинности подписи Кисс А.А. в завещании.

Обращаясь в суд с иском, Кисс Э.Р. оспаривал завещание, составленного его матерью в пользу ответчика, который является посторонним лицом, ссылаясь на неспособность Кисс А.А. понимать значение своих действий в юридически значимый период в силу имеющегося у нее заболевания, а также на выполнение подписи в завещании не Кисс А.А., а иным лицом.

Определением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского от 12 февраля 2015 г. по ходатайству истца по делу назначена первичная посмертная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, производство которой было поручено экспертному отделу “Специализированной клинической психиатрической больнице N ” Департамента здравоохранения Краснодарского края (л.д. 164).

Согласно заключению первичной посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 18 марта 2015 г. N 33 не представилось возможным определить, могла ли Кисс А.А. в момент составления завещания 9 сентября 2014 г. понимать значение своих действий и руководить ими в связи с отсутствием в медицинской документации описания психического состояния здоровья Кисс А.А., а также в связи с отсутствием показаний свидетелей (л.д. 170).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту (часть 1).

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (часть 2 данной статьи).

Приведенные положения закона подлежат применению и в том случае, когда недостаточная ясность и недостаточная полнота заключения эксперта обусловлены недостаточностью представленных на данное исследование материалов, а сомнения в правильности и обоснованности заключения вызваны объективным несоответствием выводов эксперта обстоятельствам дела.

Согласно части 1 статьи 57 указанного кодекса доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

Читать еще:  Могут ли отказать в возврате рабочего телефона?

В соответствии с частью 2 статьи 12 этого же кодекса суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Из материалов дела следует, что Киссом Э.Р. в суде первой инстанции заявлялось ходатайство о назначении дополнительной посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (л.д. 188).

Кроме того, им неоднократно были заявлены ходатайства об истребовании амбулаторных медицинских карт Кисс А.А. из поликлинического отделения ГБУЗ “Онкологический диспансер N ” и из МУЗ г. Сочи “Городская больница N ” (т. 1, л.д. 151 – 153, л.д. 162, л.д. 177 – 178, л.д. 180, л.д. 251 – 252). Одновременно истцом было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля лечащего врача Кисс А.А., проводившую ее лечение в период с 15 августа 2014 г. по 3 сентября 2014 г. по месту жительства (т. 1 л.д. 154, л.д. 162, л.д. 177 – 178, л.д. 180).

Между тем в нарушение приведенных норм процессуального права при наличии неполноты посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, обусловленной недостаточностью представленных медицинских документов, а также в связи с отсутствием показаний свидетелей суд не оказал содействие в собирании доказательств, не создал условия для установления фактических обстоятельств, судебные инстанции отклонили ходатайство истца о проведении дополнительных и повторных экспертиз, вследствие чего действительные обстоятельства дела судом не установлены.

Кроме того, в качестве основания оспаривания завещания от 9 сентября 2014 года, составленного Кисс А.А. в пользу Зозули С.В., истец ссылался на то, что подпись в названном документе от имени Кисс А.А. выполнена не ею, а иным лицом.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Исходя из существа рассматриваемого спора, необходимости установления юридически значимых обстоятельств по делу, к которым относится установление подлинности подписи Кисс А.А. на завещании, принимая во внимание, что данный вопрос требует специальных познаний, которыми суд не обладает, необходимые сведения для правильного разрешения дела могли быть получены посредством проведения судебной экспертизы в соответствии со статьей 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец неоднократно заявлял ходатайства о назначении по делу почерковедческой экспертизы (т. 1, л.д. 193 – 194, л.д. 253), однако в удовлетворении данных ходатайств судами первой и апелляционной инстанций было немотивированно отказано.

Исходя из положений статей 67, 71, 195 – 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом, со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлениями дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были.

По изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом первой и апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов заявителя, в связи с чем решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 24 апреля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июля 2015 г. подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 24 апреля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июля 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.07.2016 N 18-КГ16-26

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 5 июля 2016 г. N 18-КГ16-26

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кликушина А.А.

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Кисса Э.Р. к Зозуле С.В. о признании завещания недействительным

по кассационной жалобе Кисса Э.Р. на решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 24 апреля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Кисс Э.Р. обратился в суд с иском к Зозуле С.В. о признании завещания недействительным. В обоснование требований истец указал, что 9 сентября 2014 г. его матерью Кисс А.А. было оформлено завещание на принадлежащую ей квартиру по адресу: , на имя Зозули С.В. 19 сентября 2014 г. Кисс А.А. умерла. По мнению истца, в силу имеющегося у Кисс А.А. онкологического заболевания и принимаемых ею сильнодействующих обезболивающих лекарств, на момент составления завещания она не могла понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, истец указывает на то, что подпись в завещании от 9 сентября 2014 г. выполнена не Кисс А.А., а иным лицом.

Решением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 24 апреля 2015 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июля 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Кисса Э.Ф. ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений, как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 23 мая 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации стороны, извещенные о времени месте рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, не явились. Ходатайств о рассмотрении дела в их отсутствие не поступало. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся сторон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм процессуального права были допущены судами обеих инстанций.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 19 сентября 2014 г. умерла мать истца Кисс А.А. (т. 1, л.д. 12).

После ее смерти открылось наследство, состоящее из однокомнатной квартиры, находящейся по адресу: , принадлежащей наследодателю на основании договора купли-продажи от 3 июня 1999 г. (т. 1, л.д. 14 – 15).

9 сентября 2014 г. Кисс А.А. оформила завещание на принадлежащую ей квартиру по указанному выше адресу на имя Зозули С.В. Завещание удостоверено нотариусом Сочинского нотариального округа Владимировым В.В. (л.д. 126).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении требований Кисс Э.Р., суд первой инстанции исходил из отсутствия доказательств того, что на момент составления завещания 9 сентября 2014 г. Кисс А.А. находилась в таком состоянии, при котором не могла понимать значения своих действий и руководить ими.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом суда первой инстанции, дополнительно указав, что оснований для назначения в суде первой инстанции дополнительной и повторной психолого-психиатрической экспертизы не имелось, поскольку заключение экспертизы является ясным и обоснованным.

Между тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм процессуального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 этого же Кодекса при нарушении положений данного Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Как разъяснено в пункте 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 “О судебной практике по делам о наследовании”, сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание, отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

По смыслу вышеуказанных норм и разъяснений Пленума неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным, поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Таким образом, юридически значимыми обстоятельствами, подлежащими установлению по данному делу, являлись наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня, а также установление подлинности подписи Кисс А.А. в завещании.

Обращаясь в суд с иском, Кисс Э.Р. оспаривал завещание, составленного его матерью в пользу ответчика, который является посторонним лицом, ссылаясь на неспособность Кисс А.А. понимать значение своих действий в юридически значимый период в силу имеющегося у нее заболевания, а также на выполнение подписи в завещании не Кисс А.А., а иным лицом.

Определением Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского от 12 февраля 2015 г. по ходатайству истца по делу назначена первичная посмертная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, производство которой было поручено экспертному отделу “Специализированной клинической психиатрической больнице N ” Департамента здравоохранения Краснодарского края (л.д. 164).

Согласно заключению первичной посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 18 марта 2015 г. N 33 не представилось возможным определить, могла ли Кисс А.А. в момент составления завещания 9 сентября 2014 г. понимать значение своих действий и руководить ими в связи с отсутствием в медицинской документации описания психического состояния здоровья Кисс А.А., а также в связи с отсутствием показаний свидетелей (л.д. 170).

В соответствии со статьей 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту (часть 1).

Читать еще:  Можно ли заключить договор для получения вознаграждения?

В связи с возникшими сомнениями в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличием противоречий в заключениях нескольких экспертов суд может назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам (часть 2 данной статьи).

Приведенные положения закона подлежат применению и в том случае, когда недостаточная ясность и недостаточная полнота заключения эксперта обусловлены недостаточностью представленных на данное исследование материалов, а сомнения в правильности и обоснованности заключения вызваны объективным несоответствием выводов эксперта обстоятельствам дела.

Согласно части 1 статьи 57 указанного кодекса доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В соответствии с частью 2 статьи 12 этого же кодекса суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Из материалов дела следует, что Киссом Э.Р. в суде первой инстанции заявлялось ходатайство о назначении дополнительной посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (л.д. 188).

Кроме того, им неоднократно были заявлены ходатайства об истребовании амбулаторных медицинских карт Кисс А.А. из поликлинического отделения ГБУЗ “Онкологический диспансер N ” и из МУЗ г. Сочи “Городская больница N ” (т. 1, л.д. 151 – 153, л.д. 162, л.д. 177 – 178, л.д. 180, л.д. 251 – 252). Одновременно истцом было заявлено ходатайство о допросе в качестве свидетеля лечащего врача Кисс А.А., проводившую ее лечение в период с 15 августа 2014 г. по 3 сентября 2014 г. по месту жительства (т. 1 л.д. 154, л.д. 162, л.д. 177 – 178, л.д. 180).

Между тем в нарушение приведенных норм процессуального права при наличии неполноты посмертной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, обусловленной недостаточностью представленных медицинских документов, а также в связи с отсутствием показаний свидетелей суд не оказал содействие в собирании доказательств, не создал условия для установления фактических обстоятельств, судебные инстанции отклонили ходатайство истца о проведении дополнительных и повторных экспертиз, вследствие чего действительные обстоятельства дела судом не установлены.

Кроме того, в качестве основания оспаривания завещания от 9 сентября 2014 года, составленного Кисс А.А. в пользу Зозули С.В., истец ссылался на то, что подпись в названном документе от имени Кисс А.А. выполнена не ею, а иным лицом.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Исходя из существа рассматриваемого спора, необходимости установления юридически значимых обстоятельств по делу, к которым относится установление подлинности подписи Кисс А.А. на завещании, принимая во внимание, что данный вопрос требует специальных познаний, которыми суд не обладает, необходимые сведения для правильного разрешения дела могли быть получены посредством проведения судебной экспертизы в соответствии со статьей 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец неоднократно заявлял ходатайства о назначении по делу почерковедческой экспертизы (т. 1, л.д. 193 – 194, л.д. 253), однако в удовлетворении данных ходатайств судами первой и апелляционной инстанций было немотивированно отказано.

Исходя из положений статей 67, 71, 195 – 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом, со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Оценка доказательств и отражение ее результатов в судебном решении являются проявлениями дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, вытекающих из принципа самостоятельности судебной власти, что, однако, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом.

Эти требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были.

По изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом первой и апелляционной инстанций нарушения норм процессуального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов заявителя, в связи с чем решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 24 апреля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июля 2015 г. подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 24 апреля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июля 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Психиатрическая экспертиза в судебном заседании

Психиатрическая экспертиза в судебном заседании осуществляется непосредственно в процессе судебного делопроизводства. Для ее проведения приглашается эксперт в области психиатрии, либо же – в зависимости от обстоятельств дела – комиссия, состоящая из двух и более специалистов. Комиссия может включать в себя экспертов-психиатров или специалистов из смежных областей – неврологов, психологов и так далее. Эксперт (или экспертная комиссия) изучает материалы дела перед началом заседания и производит ознакомление с личностью обследуемого лица непосредственно в ходе судебных заседаний. После проведения анализа, эксперт (комиссия экспертов) представляет суду заключение в письменном виде. Эксперт озвучивает свое заключение в суде, а также отвечает на вопросы, вызванные данным заключением у суда или представителей сторон. Специалист, осуществивший исследование, может давать разъяснения относительно сделанных им выводов. В случае комиссионного производства психиатрической экспертизы в судебном заседании могут быть опрошено несколько экспертов, особенно если их компетенция относится к разным научным областям. Как правило, специалист комментирует вопросы, относящиеся к его области знания. Если все эксперты одной предметной сферы в составе комиссии сходятся во мнении, то подается единое экспертное заключение. Если же специалисты придерживаются разных точек зрения на состояние обследуемого, то подается несколько экспертных заключений, и тогда каждый специалист будет комментировать свою позицию по запросу суда или представителей сторон.

Если эксперт или комиссия экспертов не может дать компетентное и исчерпывающее заключение на основании полученных материалов дела в ходе судебного заседания, то по рекомендации эксперта назначается амбулаторная психиатрическая экспертиза или стационарная психиатрическая экспертиза.

Случаи, в которых производится психиатрическая экспертиза в судебном заседании

Необходимость в производстве психиатрической экспертизы в судебном заседании возникает в самых разных случаях, как правило, связанных с необходимостью оперативного составления компетентного заключения о психическом состоянии одного из фигурантов дела. Наиболее часто данный вид исследования назначается в следующих случаях:

  • Если в ходе судебного заседания неожиданно возникли сомнения в психическом состоянии одного из фигурантов дела, ранее не подвергавшегося психиатрическому освидетельствованию.
  • Экспертиза производится в отношении лиц, уже прошедших освидетельствование, если ранее выданное заключение специалистов ставится под сомнение судом или одной из сторон.
  • Исследование в судебном заседании назначается по рекомендации экспертной комиссии, если принятие решения о дееспособности или сделкоспособности представляет определенные трудности.
  • При наличии противоречивых данных о состоянии обследуемого лица в момент совершения правонарушения или заключения сделки. В таком случае экспертная комиссия может составить компетентное мнение о состоянии обследуемого лица в определенный момент времени на основании опроса свидетелей в ходе судебного заседания.
  • Если нет другой возможности определить психическое состояние обследуемого гражданина в момент совершения противоправного действия или правового деяния.
  • В случае изменения состояния освидетельствованного фигуранта дела.

Процедура осуществления психиатрической экспертизы в судебном заседании

Психиатрическая экспертиза в судебном заседании производится по определенным правилам. На первом этапе, еще до начала заседаний, эксперты знакомятся с материалами дела. Если в отношении обследуемого лица ранее уже производилась психиатрическая экспертиза, специалист в обязательном порядке изучает ее результаты. Также для рассмотрения могут быть представлены сведения из личного дела обследуемого гражданина, содержащие информацию о его поведении в следственном изоляторе, которая может способствовать более быстрому формированию экспертного мнения.

После тщательного анализа имеющихся данных, эксперт подключается к судебному заседанию, в течение которого внимательно наблюдает за поведением обследуемого лица, фиксирует значительные поступки и поведенческие акты, анализирует полученную во время наблюдения информацию и классифицирует ее как подтверждающую ранее выданное заключение, так и опровергающую. С разрешения суда эксперт может задавать вопросы, как обследуемому гражданину, так и остальным фигурантам дела. Причем вопросы должны формулироваться понятным для адресата и суда образом. Если ответы фигурантов дела не совпадают с уже данными ими ранее ответами на те же вопросы, эксперт в обязательном порядке обращает внимание суда на факт несовпадения.

На основании полученных данных эксперт выносит решение о состоянии лица, проходящего освидетельствование. Если же составление заключения не представляется возможным, эксперт отказывается от дачи заключения и может порекомендовать назначение других видов психиатрической экспертизы.

Если же специалист счел возможным составить профессиональное мнение относительно состояния обследуемого лица, он зачитывает свое заключение и отвечает на возможные вопросы со стороны суда или представителей сторон. При производстве психиатрической экспертизы в судебном заседании большое значение имеет аргументация формулированных специалистом выводов, а также профессиональный опыт и компетенция эксперта.

Правовая основа проведения психиатрической экспертизы в судебном заседании

Статья 57 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации закрепляет за экспертом, производящим психиатрическую экспертизу в судебном заседании, право отказаться от дачи экспертного заключения в том случае, когда представленных материалов дела не достаточно для формирования компетентного экспертного мнения по вопросу психического состояния обследуемого.

Статья 307 Уголовного кодекса Российской Федерации предписывает меру ответственности эксперта за формулирование ложного экспертного заключения, а также за осуществление лжесвидетельства в ходе судебного заседания. Ответственность наступает в том случае, если будет доказана преднамеренность действий эксперта и осознание им ложной природы своих показаний или экспертных выводов. Ответственности не подвергаются эксперты, давшие ложное заключение по причине некомпетентности или профессиональной несостоятельности.

Вопросы, на которые отвечает специалист в ходе производства психиатрической экспертизы в судебном заседании

Перечень вопросов составляется для каждого случая проведения исследования. Специфика вопросов, адресованных специалисту, зависит от особенностей рассматриваемого дела, состояния обследуемого лица и других обстоятельств. В общем случае эксперт отвечает на вопросы следующего вида:

  • Каким было состояние обследуемого фигуранта дела на момент совершения правонарушения или заключения сделки?
  • Какие свидетельства позволяют прийти к такому выводу?
  • Какие свидетельские показания говорят о невменяемости обследуемого лица в момент совершения правонарушения или подписания договора (составления завещания)?
  • Какие психические отклонения демонстрирует обследуемый гражданин?
  • Какие поступки обследуемого фигуранта дела свидетельствуют о наличии у него оговоренных отклонений психической деятельности?
  • Является ли обследуемый гражданин дееспособным? Сделкоспособным? Вменяемым?
  • Существует ли необходимость назначения амбулаторной психиатрической экспертизы? Стационарной психиатрической экспертизы? На основании каких данных составлено мнение о целесообразности дополнительных психиатрических исследований?
  • Какова динамика психического состояния лица, проходящего освидетельствование в ходе судебного заседания?
  • Какие из выводов ранее полученного экспертного заключения о психическом состоянии обследуемого гражданина не соответствуют действительности?
  • Что можно сказать о психическом состоянии обследуемого лица на основании его действий и поведенческих реакций в зале суда?
  • Какие данные личного дела обследуемого лица, несущие информацию о его поведении в следственном изоляторе, позволяют прийти к выводу о наличии у данного гражданина определенных психических расстройств (заболеваний, невротических эпизодов)?

Основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы

Аннотация. Статья посвящена вопросам назначения психиатрической экспертизы в отношении таких участников процесса, как подозреваемый и обвиняемый. Основное внимание сосредоточено на основаниях, по которым указанный вид экспертизы обязателен.

Уголовно-процессуальный закон в ч. 1 ст. 57 УПК РФ [1] регламентирует назначение судебной экспертизы: любая экспертиза назначается тогда, когда при расследовании уголовного дела возникает необходимость в специальных познаниях из различных областей – науки, техники, искусстве и т.д. Аналогичное положение закреплено в ст. 9 Закона о судебно-экспертной деятельности.

Читать еще:  Приказ о переводе на самоокупаемость

Особенностью назначения судебно-психиатрической экспертизы является то, что она назначается строго в процессуальных рамках уголовного (гражданского) судопроизводства, а ее назначение производится строго определенными в законе должностными лицами, к числу которых относятся: следователь, дознаватель и судья, иными лицами судебно-психиатрическая экспертиза назначена быть не может. Для производства данного вида экспертизы привлекаются эксперты, обладающие специальными глубокими познаниями в области психиатрии. Отличие судебно-психиатрических экспертиз, которые были назначены разными должностными уполномоченными лицами лишь в порядке их назначения. Сущность и цели назначения такого вида экспертиз полностью идентичны.

Указанная экспертиза может назначаться по ходатайству любой из процессуальных сторон: обвиняемого, потерпевшего (либо его родственников), а с того момента, как в судебном заседании участвует прокурор – он также вправе подать ходатайство о назначении судебно-психиатрической экспертизы. Если же речь идет о гражданском процессе, то такое ходатайство может быть подано со стороны истца, либо ответчика [3].

Выше нами уже упоминалось, что экспертиза назначается в случае необходимости специальных познаний по конкретному вопросу в ходе расследования. Таким образом, ч.1 ст. 195 УПК делает следователя абсолютно самостоятельной процессуальной фигурой в вопросе назначения судебно-психиатрической экспертизы – данный вопрос решается им самостоятельно. Необходимость в назначении данной экспертизы должна признаваться следователем в случае необходимости установления каких-либо фактов по уголовному делу, однако установить такие факты возможно лишь применив специальные знания.

Наиболее частые случаи назначения судебно-психиатрической экспертизы – это обоснованные сомнения в том, что подозреваемый, обвиняемый, а также лицо иного процессуального статуса (истец, ответчик и пр.), не является полноценным психически. Перечислим все основания для назначения рассматриваемой нами экспертизы, согласно закону:
1) лицо в прошлом получало психиатрическую или наркологическую помощь, и у уполномоченных лиц имеются все данные об этом. Под психиатрической помощью и основаниями для назначения экспертизы понимается диагностирование психического расстройства, оказание амбулаторной помощи со стороны психиатра, а также помещение в психиатрический стационар, признание невменяемым в рамках другого уголовного дела и пр.;
2) лицо в прошлом обучалось в специализированном учреждении, предназначенном для лиц с задержкой психического развития;
3) в прошлом имели место тяжелые инфекционные заболевания, либо черепно-мозговые травмы, а также иные заболевания, сопровождавшиеся расстройствами психики;
4) лицо проявляет некоторые странности в своих поступках, высказываниях, что может явно или неявно указывать на наличие расстройства психики, также основанием будут являться собственные показания лица о том, что у него имеются психопатологические переживания, расстройства и т.д.;
5) неадекватные проявления во время следственных действий (например, беспричинный отказ отвечать на вопросы следователя, необычная веселость, бессмысленные действия, рассеянность и т.п.;
6) если в свидетельских показаниях содержится информация о наличии у обвиняемого (подозреваемого) расстройств психики или проявлениях неадекватного поведения ранее, либо в значимой для экспертов ситуации свидетели, а также потерпевшие указали на странности в поведении лица;
7) проявление в поведении безмотивности, несоотносимости юридически значимых действий, наличие противоречий между совершаемыми действиями и личностью обвиняемого, проявление необычайной агрессии, жестокости [5].

Что касается странностей в поведении лица, то сведения подобного характера часто содержатся в показании иных участников судопроизводства, а также в ходатайствах о назначении экспертизы (в последнем случае это объясняется тем, что ходатайство должно быть обязательно мотивированным). Однако далеко не всем лицам дано право ходатайствовать о назначении судебно-психиатрической экспертизы, а лишь тем, кого в деле имеется самостоятельный процессуальный интерес. Так, например, не наделят закон указанным правом свидетеля, ограничивая его процессуальную функцию лишь дачей показаний по делу. В случае, если лицам (потерпевшему, обвиняемому, истцу, ответчику) отказано в удовлетворении их ходатайства, то такой отказ обязательно должен быть мотивированным.

Некоторыми следователями при проведении первого допроса допрашиваемому предлагается ответить на вопрос о том, страдает ли он психическими заболеваниями, состоял ли он когда-либо на учете в соответствующих учреждениях, не наблюдался ли у психиатра. Безусловно, данный вопрос при его правильной постановке способен принести пользу, однако не стоит забывать, что не всегда допрашиваемый воспринимает такой вопрос адекватно, что может повлечь жалобы на действия следователя, так как воспримется лицом как унижение чести и достоинства. Поэтому здесь следователя крайне важно соблюдать тактичность и осторожность, принимая во внимание ситуацию и личность допрашиваемого.

Стоит еще раз отметить про фактические основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы: ими могут быть только такие обстоятельства, которые ставят под сомнение психическую полноценность лица [4]. Данные обстоятельства устанавливаются в ходе производства по делу и являются объективно существующими фактами, на основании которых следователем или судом сделан вывод о том, что лицо, возможно, страдает психическим расстройством. Зачастую к ошибкам приводит неправильное понимание «объективных» и «субъективных» обстоятельств: так, фактические обстоятельства и просто сомнения в психической полноценности личности имеют существенные различия. Приведем примеры, возникающие в практике экспертов.

Так, в ряде случаев обвиняемого направляли на судебно-психиатрическую экспертизу лишь по той причине, что по другому делу он также обследовался у психиатра (проводилась соответствующая экспертиза). Однако здесь важно понимать значимость не самого факта такого обследования, а его результата: в случае ранее выявленного расстройства психики назначение повторной экспертизы (но уже в рамках другого дела) можно считать обоснованным, а вот если лицо является психически здоровым по ранее вынесенному заключению, то у следствия и суда отсутствуют основания для сомнений в его психической полноценности.

Также нередко встречается направление на экспертизу только по причине прошлой травмы головы у обследуемого. Между тем, обоснованным сомнение в том, что личность психически полноценна, допустимо лишь тогда, когда следствием полученной травмы стали нарушения психики. Такой подход и порождает множество необоснованно назначенных судебно-психиатрических экспертиз. Этого возможно было бы избежать, если уполномоченными субъектами уголовного судопроизводства основания назначения данной экспертизы понимались бы правильно.

Выше нами были рассмотрены фактические основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы. Но уголовно-процессуальный закон выделяет также и юридические основания: это постановление следователя (дознавателя), прокурора, либо определение суда (судьи). Важно принимать во внимание и руководствоваться общим требованием закона о назначении указанного выше вида экспертизы во всех случаях необходимости специальных исследований для верного разрешения дела, когда решается вопрос о том, стоит ли назначать судебно-психиатрическую экспертизу.

Ранее мы назвали общие основания для назначения судебно-психиатрической экспертизы. Однако статья 196 УПК РФ закрепляет ряд специальных оснований:
1) если лицом умышленно причинен тяжкий вред здоровью, вследствие чего него было установлено психическое расстройство;
2) у следователя, прокурора или суда имеются сомнения в том, что подозреваемый, обвиняемый является дееспособным, т.е. имеет возможность самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном процессе;
3) у следствия или суда имеются сомнения в личности потерпевшего: способно ли лицо адекватно воспринимать обстоятельства, значимые для уголовного дела, а также давать показания;
4) если гражданин признан судом недееспособным в порядке ст. 283 Гражданско-процессуального кодекса РФ [2].

Особым этапом при производстве судебно-психиатрической экспертизы является подготовка материалов к ее проведению. На данной стадии следственным органом должны быть проведены действия:
— по сбору необходимых сведений о том, находился ли обследуемый под наблюдением психиатра по месту жительства;
— по допросу лиц, лично знакомых с обследуемым, выявлению на основе их показаний особенностей его поведения;
— сбор необходимой медицинской документации, которой располагают психиатрические или наркологические медицинские учреждения, при наличии сведений о нахождении в них в определенный период обследуемого лица [7].

Собирая объективные материалы об условиях жизни и здоровье обследуемого, не стоит упускать такой важный момент, как его поведение в тот момент, когда им было совершено преступление (либо юридически значимо действие, если речь идет о гражданском процессе). Таким образом, за вышеуказанный период важно собрать как можно более точную и полную информацию в виде показаний относительно личности подэкспертного. Если в момент проведения следственного действия в поведении субъекта наблюдаются некие странности, то данный факт обязательно должен быть зафиксирован в протоколе и в постановлении о назначении экспертизы.

Получение указанных сведений возможно путем проведения опросов тех лиц, которые знакомы с личностью подэкспертного. Наибольшую важность для дела опрос имеет в тех случаях, когда подозреваемый (обвиняемый) никогда ранее не обращался за психиатрической (да и любой медицинской) помощью. Однако даже при факте обращения за медицинской помощью в соответствующие учреждения допросы знакомых и родственников подэкспертного не будут лишними, поскольку на основании их данных удастся получить информацию о поведении лица в домашней обстановке, вне психиатрического стационара.

Ценнейшим источником информации о личности подэкспертного будут являться медицинские документы, запрошенные по месту его прошлого и настоящего жительства (пребывания). Если лицо наблюдалось в стационаре (или получало помощь амбулаторно), то наиболее полные сведения о госпитализациях в психиатрические больницы, обращениях за психиатрической помощью на протяжении всей его жизни будут содержаться в медицинской карте. В случае, если лицо обращалось за помощью в частные клиники, то необходимая документация запрашивается следователем в данных учреждениях [8]. Более того, следователь должен в интересах уголовного дела привлечь к участию в процессе частнопрактикующего врача в качестве свидетеля. Не исключены ситуации, когда для наиболее полной картины исследования при производстве судебно-психиатрической экспертизы необходимы данные из медицинских учреждений общего профиля. Эксперт-психиатр в своем исследовании может опираться на имеющиеся в документах сведения, чтобы определить динамику и специфику психического расстройства пациента.

По общему правилу, истребованию подлежат все медицинские документы вместе с их копиями, однако при наличии некоторых объективных обстоятельств допустимо предоставить эксперту отдельные выписки из медицинских документов, кроме того, исключением будут являться те судебно-психиатрические документы, в отношении которых достаточным является предоставление лишь копий экспертного заключения.

После того, как подготовка к производству экспертизы завершена, необходимо решить вопрос о том, кто из экспертов будет ее проводить, а также в каком учреждении. Как правило, поручают производство данного вида экспертизы региональному судебно-психиатрическому учреждению. Уже затем следует определиться с видом экспертизы, чтобы по ее результатам получить ответы на все поставленные перед экспертом вопросы. Часто на практике возникновение сложностей наблюдается на этапе выбора между стационарной и амбулаторной экспертизами, однако, чаще всего, наибольшую эффективность показывает первичная экспертиза, производимая амбулаторно. Такая эффективность обусловлена высоким процентом качественных экспертиз (90 из 100 случаев), при которых полученных данных оказывается достаточно для ответов на все интересующие следователя и судью вопросы. Но если экспертные вопросы невозможно решить в рамках амбулаторной экспертизы, то тогда назначается стационарная. Ее проведение возможно также и в виде первичной, но для этого важно наличие мотивированного постановления или определения соответствующего должностного лица.

В заключение отметим, что процедура назначения, подготовки и производства судебно-психиатрической экспертизы является необходимым и крайне сложным моментом, как с законодательной, так и с практической позиции. Ведь от того, насколько качественно будет выполнена работа по ее подготовке, зависит напрямую полнота и всесторонность экспертного исследования, и обоснованность выводов эксперта.

Список литературы
1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 04.11.2019).
2. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 17.10.2019).
3. Антропов, Ю. А. Диагностика психических болезней [Текст]: избранные лекции : шизофрения, паранойя, психоз истощения и др. / Ю. А. Антропов. – Москва: ГЭОТАРМедиа, 2014. – 264 с.
4. Зейгер М. В., Сафуанов Ф. С. Актуальные проблемы определения меры недееспособности субъекта с психическим расстройством // Юридическая психология. 2014. №2. С. 7—11.
5. Психиатрия [Текст]: национальное руководство / гл. ред. Т. Б. Дмитриева [и др.], отв. ред. Ю. А. Александровский ; АСМОК, Рос. о-во психиатров. – Москва: ГЭОТАРМедиа, 2014. – 1000 с.
6. Руководство по судебной психиатрии : практ. пособие / под ред. А. А. Ткаченко. 2-е изд. перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт, 2017.
7. Сафуанов Ф. С. Судебно-психологическая экспертиза: учебник для вузов. 2-е изд. перераб. и доп. М. : Издательство Юрайт, 2017.
8. Ткаченко А. А., Корзун Д. Н. Судебно-психиатрическая экспертиза. М.: ГЭО- ТАР-Медиа, 2016.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector