Процессуальные ошибки следователя ""
Prokurors.ru

Юридический портал

Процессуальные ошибки следователя

ТАКТИЧЕСКИЕ ОШИБКИ СЛЕДОВАТЕЛЯ ПРИ РАСКРЫТИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

студент ФГБОУ ВО «СГЮА»,

студент ФГБОУ ВО «СГЮА»,

канд. юрид. наук, доц. кафедры криминалистики ФГБОУ ВО «СГЮА»,

Аннотация. Ошибки, которые допускают следователи при производстве следственных действий зачастую крайне негативно сказываются на качестве расследования преступлений. В статье рассмотрены типичные уголовно-процессуальные и организационно-тактические ошибки, допускаемые следователями при производстве предварительного расследования. Также в статье рассмотрены причины таких ошибок и мнения различных авторов на их суть.

Ключевые слова: следствия, тактические ошибки, следственные ошибки, тактика следственных действий.

Раскрытие и расследование преступлений – это деятельность, установленная уголовно-процессуальным законодательством. Данная деятельность представляет собой систему конкретных решений и действий ее субъектов, направленных на достижение соответствующих целей, стратегических или тактических задач расследования. В криминалистике данная деятельность – основа научного познания [8, с. 31]. Она носит информационную направленность и связана с получением и использованием информации, которая имеет значение для расследования преступления. Необходимая информация предполагает выбор определенных тактических и иных средств, способствующих расследованию. Качество и эффективность расследования зависит от правильно выбранной тактики. Однако с этим могут возникнуть проблемы. Ошибки и просчеты, допущенные следователем в процессе расследования, оказывают серьезное негативное влияние на достижение целей и задач расследования. Так, по данным статистики МВД России в январе-декабре 2017 г. раскрыто 1189,8 тыс. преступлений, что составляет 52 % от всех совершенных. Не раскрытыми остались 983,4 тыс. преступлений, из которых 962,2 тыс. остались нераскрытыми в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого[3].

Все ошибки, которые совершаются в процессе расследования называются «следственные ошибки». Последствия могут носить различный характер.

Как в научной литературе, так и на практике, исследователи используют различные термины для обозначения ошибок следствия. Каждый из них пытается дать свое полное определение ошибки. Это приводит к их неоднозначности, и в результате в правоведческой литературе мы можем увидеть довольно широкий круг мнений по поводу определения понятия и системы следственных ошибок. Наиболее конкретные определения: «упущения в расследовании», «пробелы в следствии», «недостатки в расследовании», «ошибки следствия» и т. д. Все эти понятия неоднозначны.

Ошибки, допущенные в таких следственных действиях, как осмотр места происшествия, обыск и выемка, могут оказать крайне негативное влияние на всё расследование: например, несоблюдение норм уголовно-процессуального закона может привести к недопустимости полученных доказательств, а просчеты при организации и выборе тактике следственных действий может повлечь за собой пробелы в расследовании, которые не всегда возможно будет восполнить.

Сложность у следователей может вызвать выбор правильного следственного действия, которое обеспечит получить значимые для дела доказательства. Ошибки в выборе следственного действия нередки в практике. Так, В. Н. Карагодин указывает, что часто участники следственных действий требую признания протокола осмотра места происшествия не действительным, поскольку по факту произведен обыск или выемка. В.Н. Карагодин предлагает усовершенствовать законодательную регламентацию рассматриваемых следственных действий [2, с. 129]. В отсутствие стабильной правоприменительной практики по данному вопросу, решая вопрос о выборе следственного действия, следователь вполне может руководствоваться положением, высказанным С. А. Шейфером: когда планируется отыскание скрываемых объектов, необходим обыск, если же нет оснований считать, что лица, проживающие в жилище, скрывают искомое, достаточно проведения осмотра [7, с. 54].

Среди ученых и практиков отсутствует единое мнение о том возможно ли изъятие предметов при производстве освидетельствования. А. А. Сумин утверждает, что изъятие предметов при производстве освидетельствования требует дополнительной законодательной регламентации [6, с.56].

Ошибки при проведении опознания традиционны и связаны, по большей части, с непониманием самой сути процесса опознания в целом и особенностей следственного опознания.

Так, достаточно часто подозреваемый предъявляется для опознания в одежде, в которой он пришёл на следственное действие без учёта одежды, в которой он был в момент совершения преступления, кроме того, статисты бывают одеты в униформу или иную резко отличающуюся одежду.

В 2010 г. Угличским районным судом Ярославской области был вынесен оправдательный приговор в отношении О., обвиняемого в совершении разбойного нападения на гр. Д. по предварительному сговору с Г. одним из оснований принятия данного решения стало процессуальное нарушение проведённого опознания О. С учётом противоречивости показаний потерпевшего в отношении О. исключительное доказательственное значение приобрело опознание последнего потерпевшим. Однако данное следственное действие было признано недопустимым, в связи с тем, что при допросе потерпевший описал О., указав только рост, наколки и белую футболку. Однако в протоколе опознания указано, что потерпевший опознал О. по чертам лица, фигуре, росту, сведений о наличии наколок у О. не имелось. Кроме того, выяснилось, что перед проведением опознания потерпевший и О. встретились в коридоре ОВД и последний погрозил потерпевшему кулаком[9].

Таким образом, из приведённого примера видно, что ошибки, допущенные в ходе предварительного расследования, могут повлечь за собой освобождение обвиняемого от уголовной ответственности.

Часто ошибкой является несвоевременный выезд на место происшествия. Из 237 дел, приостановленных по причине неустановления виновного лица, 73,3 % осмотров места происшествия было произведено в день совершения преступления, 11,4 % — на следующий день, 10,5 % — позднее, а в 4,8 % случаев — не производился, несмотря на существующую необходимость и возможность проведения [7]. Представляется, что именно это является главной причиной неустановления виновного лица.

«Так, по уголовному делу о краже крупного рогатого скота осмотр места происшествия произведен через трое суток с момента поступления сообщения о преступлении, а обнаруженные следы транспортных средств не сфотографированы и не изъяты» [4, с. 121].

Так, О.А. Попова полагает, что самыми распространенными причинами ошибок данного вида являются:

1. Неоперативность со стороны дежурных частей при организации выезда сотрудников на место преступления.

2. Показатели результатов деятельности как отдельного следователя, так и следственного подразделения в целом за отчетный период оцениваются в основном по количеству уголовных дел, направленных в суд. При этом время, направленное на работу по преступлениям, совершенным в условиях неочевидности, не учитывается. Система учета результатов труда приводит к тому, что, начиная с работы на месте происшествия, следователь оценивает «перспективу» данного уголовного дела. Дальнейшее производство по делу в котором отсутствуют данные, которые указывают и характеризуют лицо совершившее преступлении, не вызывает у них энтузиазма. Как итог, основное внимание следователь уделяет имеющимся у него в производстве, как ранее и говорилось, «перспективным» уголовным делам. Данная причина не раз была объектом обсуждений и дискуссий. Так, 28 февраля 2018 года на расширенном заседании коллегии МВД России по итогам работы в 2017 году В.В. Путин выступил с докладом, где высказал предложение об исключении из показателей деятельности следователя дела, которые должны быть прекращены по нереабилитирующим основаниям. В качестве довода президент приводит следующее: «Фактически уже на стадии следствия становится ясно, что они не имеют перспективы для вынесения приговора». Принятие данного положения значительно снизит нагрузку не только на следователей, но и на суды. Также позволит следователям более детально исследовать дела, требующие скрупулезного рассмотрения.

3. Недостатки в организации дежурств следственно-оперативных групп приводят к тому, что вместо 2—3 выездов в течение суток на место происшествия, как это закреплено в соответствующих ведомственных нормативных актах, выезды производятся значительно чаще. В результате чего происходит существенное снижение качества их производства. Допущенные вследствие этого ошибки часто оказываются невосполнимыми.

4. Следует отметить и тот факт, что руководители территориальных органов МВД России довольно редко выезжают на места происшествия либо, выезжая, не оказывают влияния на работу группы. [5, с. 217].

Рассматривая соответствующие ошибки, в обособленную группу следует отнести и те из них, которые возникают в связи с неправильным определением круга участников тех или иных следственных действий, направленных на обнаружение и изъятие материальных объектов. К числу таковых можно отнести: отказ следователя от привлечения к участию в производстве следственного действия необходимых специалистов; ошибки в подборе понятых.

Говоря о понятых, следует отметить, что в качестве таковых должны привлекаться лица, которые не имеют какой-либо заинтересованности, отчего не рекомендуется задействовать для выполнения их функций соседей лица, жилище которого обыскивается, или сотрудников учреждения, в помещениях которого производятся обыск, выемка или осмотр.

Например, О. Я. Баев считает, что «с тактических позиций присутствие при обыске лица, в помещении (или ином месте) которого он производится, целесообразно тогда, когда есть уверенность или, по крайней мере, высокая вероятность…в успехе этого действия. В иных случаях обыск следует производить в присутствии кого-либо из совершеннолетних членов семьи обыскиваемого» [1, с. 56].

Следует отметить, что тактика большинства следственных действий достаточно разработана криминалистической наукой, однако следователи недооценивают существующие рекомендации в своей правоприменительной практике и пренебрегают. Это приводит к тому, что зачастую осмотр проводится чисто формально. В 130 делах, где были допущены ошибки при производстве осмотра в 56,5 % осмотров мест происшествий произведено без применения технических средств для обнаружения следов, в 61,2 % случаев следователи ограничились осмотром центральной части без охвата периферии и осмотра прилегающей местности, перед производством 48,1 % осмотров предварительно не были опрошены лица, которым причинен вред, и очевидцы об обстановке места происшествия и внесенных в нее изменениях до прибытия следственно-оперативной группы, в 85 % изученных протоколов осмотра места происшествия непонятно или неполно зафиксированы его результаты, отсутствует последовательность изложения, уделено внимание ненужным деталям, а важные моменты не описаны [7, с. 175].

«Например, по уголовному делу, возбужденному по признакам преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 264 УК РФ, при составлении протокола осмотра места происшествия и схемы ДТП отражено наличие «слабовидимого следа торможения автомобиля БМВ Х-5», а также «задира, образованного от раздаточной коробки автомобиля ВАЗ 21214». Впоследствии исследовать и идентифицировать данные следы не представилось возможным, поскольку следователем при помощи фотосъемки либо в виде слепков они не фиксировались. Таким образом, принадлежность указанных следов следует считать предположением следователя, что их невозможно признать достоверными или допустимыми доказательствами» [4, с. 56].

Важно выяснять причины следственных ошибок, установить, явились ли они результатом упущений в организации работы допустившего их следователя или следственного подразделения в целом или возникли вследствие неполноты профессиональных знаний и опыта следователя или недостаточности развития таких личных качеств, как аккуратность, настойчивость, творческое мышление, способность действовать в условиях дефицита времени, устойчивость к стрессу.

Список литературы:

  1. Баев О. Я. Тактика следственных действий: учебное пособие. Воронеж, 1995.
  2. Карагодин В. Н. Осмотр места происшествия, обыск или выемка? //. 2012. № 5.
  3. Официальный сайт Министерства внутренних дел РФ // URL: https:// мвд.рф/folder/101762 (дата обращения: 01.05.2019).
  4. Попова О.А. Типичные ошибки, допускаемые при производстве следственных действий, направленных на обнаружение и изъятие материальных объектов// Вестник Волгоградской академии МВД России. 2015. №1 (32).
  5. Попова О. А. Уголовно-процессуальные и организационно-тактические ошибки на стадии предварительного следствия и пути их предотвращения и устранения: дис. . канд. юрид. наук. Волгоград, 2006.
  6. Сумин А. А. Некоторые проблемы применения статьи 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Адвокат. 2013. № 4.
  7. Шейфер С. А. Следственные действия. Основания, процессуальный порядок и доказательственное значение. Самара, 2004.
  8. Яблоков Н. П., Головин А. Ю. Криминалистика: природа, система, методологические основы. М., 2009.
  9. Дакуева В. М. Процессуальные и тактические ошибки, допускаемые следователями при предъявлении лица для опознания. // Криминалистика: вчера, сегодня, завтра. – 2018. – № 2 (6). – С. 13-19.

Следственные ошибки в уголовном процессе: понятие, виды и причины возникновения

Аннотация: в данной статье затронута весьма актуальная проблема на сегодняшний день. Рассмотрены основные ошибки, допускаемые следователями при производстве по уголовному делу, приводятся примеры наиболее распространённых, выявлены причины их возникновения.

Читать еще:  Льготы и надбавки гражданскому персоналу пожарной команды

Ключевые слова: следственная ошибка, существенное нарушение, уголовно-процессуальные ошибки, тактические ошибки.

Следователь – участник уголовного процесса, осуществляющий производство предварительного расследования в его основной форме – форме предварительного следствия [1, с. 194-208]. Работа следователя – самая непростая в сравнении с деятельностью других юристов- профессионалов, как с физической, так и с юридической точки зрения. Его рабочий день ненормированный: он не может не выехать на место происшествия, сославшись на окончание рабочего дня. Он постоянно испытывает психологическую нагрузку, так как по роду службы должен решать сложные профессиональные задачи в самых неблагоприятных условиях. Каждому человеку свойственно ошибаться, но не следователю. Именно от его действий зависит дальнейшая судьба уголовного дела, судьба человека. В этой связи актуальным является вопрос о следственных ошибках.

Ошибку в уголовном процессе можно охарактеризовать как неправильность, неточность, погрешность, неправильное действие или бездействие. На практике ошибки в уголовном процессе имеют место при выдвижении версий, принятии процессуальных решений, производстве процессуальных и следственных действий [2, с. 167]. В.И. Власов полагает, что “следственные ошибки – это любые, непреднамеренные нарушения закона, недостатки и упущения, допущенные при возбуждении и расследовании уголовных дел, всякая неправильность процессуальной деятельности, в том числе и в мыслительном процессе компетентного лица. ” [3, с.63]. По мнению С.А.Шейфера: «Следственной ошибкой надлежит считать не любые упущения следователя, а лишь существенные нарушения, неправильное определение им направления своей деятельности, приводящее к искажению ее результата. Ошибиться в уголовном деле – это значит привлечь к уголовной ответственности невиновного, необоснованно освободить от нее виновного, либо создать другие помехи, препятствующие достижению целей судопроизводства» [4, с. 103].

Известный криминалист Г.А. Зорин определяет следственную ошибку как недостижение следователем запланированного результата вследствие избрания неадекватных форм деятельности при восприятии информации и ее переработке, оценке следственной ситуации и принятии решений, реализации принятых решений [5, с.285].

В современной криминалистической литературе под следственной ошибкой понимается ситуационно обусловленное упущение следователя либо выбор им неоптимального варианта реагирования на возникшую ситуацию под воздействием объективных либо субъективных факторов, влекущее за собой недостижение оптимального результата или утрату потенциальных возможностей в ходе предварительного расследования [6, с.9].

Кроме определения сущности следственной ошибки многие авторы предполагают и их классификацию по различным основаниям. Например, В.И. Левонец считает, что следственные ошибки можно классифицировать следующим образом:

  • 1. У головно-правовые;
  • 2. Организационно-тактические;
  • 3. Психологические;
  • 4. Комплексные.

Кроме того, с позиции их обнаружения автор подразделяет ошибки на явные и скрытые, т.е. латентные [7, с. 10].

Р.С. Белкин, специально исследовавший вопрос о сущности и классификации ошибок в уголовном судопроизводстве, в одной из своих последних работ предложил подразделить следственные ошибки на ошибки в суждениях (гносеологические) и ошибки в действиях следователя. В свою очередь, гносеологические ошибки Р.С. Белкин разделяет на фактические (предметные) и логические [8, с. 172]. Действительно, прежде чем принять какое-либо решение с целью его последующей реализации, следователь, используя весь запас своих знаний (включая и специальные-юридические) и новую информацию по расследуемому уголовному делу, применяет логические приемы мышления. Именно на этой стадии логического мышления чаще всего допускаются ошибки в посылках (основаниях доказательства), в аргументации последующих выводов и принимаемых затем решений.

Опираясь на приведенные классификации следственных ошибок, можно выделить три основные группы:

  • 1) криминалистические ошибки (совершаются при нарушении рекомендаций криминалистической техники, криминалистической тактики и криминалистической методике);
  • 2) уголовно-процессуальные ошибки (совершаются при нарушении требований УПК РФ);
  • 3) квалификационные ошибки (совершаются при неверной квалификации состава преступления, его объективных и субъективных элементов).

Говорить о превалировании какой-либо группы, было бы неправильно, так как каждая из них несет в себе негативные последствия для дальнейшего расследования по уголовному делу и может послужить причиной вынесения незаконного решения.

По причинам недостаточно глубокого понимания сущности и предмета доказывания допускаются процессуальные ошибки, влекущие нарушение или неправильное применение норм права. Некоторые ошибки единичны и вызваны искаженным индивидуальным толкованием процессуальных норм, другие нарушения носят распространенный характер. К примеру, нередки случаи нарушения установленной последовательности и условий совершения следственных действий, направленных на получение показаний. Допускаются ситуации, когда одним из участников очной ставки становится ранее не допрошенное лицо. При этом следователи забывают, что в случае последующего отказа лица от показаний, данных в ходе очной ставки, либо заявления сторонами ходатайства указанное доказательство может быть признано недопустимым в силу нарушения положений ч. 1 ст. 192 УПК РФ. Весьма распространенным нарушением уголовно-процессуального законодательства является не ознакомление с материалами дела, допрос в качестве свидетеля защитника или представителя потерпевшего, также в протоколах следственных действий часто не указывается место, дата, время составления протокола, что является существенным нарушением и не может быть устранено в судебном заседании.

Ошибки следствия напрямую влияют на возможность собирания и представления в суд совокупности полноценных доказательств с точки зрения их достаточности и допустимости. Опасность для следователя кроется в том, что, например, вопрос о недопустимости доказательства может встать после окончания досудебной стадии уголовного судопроизводства, когда восстановление его легитимности, иными словами, исправление допущенной ошибки невозможно по объективным причинам, не зависящим от волеизъявления следователя. Чаще всего следователем допускаются тактические ошибки, по различным основаниям. Если рассмотреть на примере такого следственного действия как осмотр места происшествия, то можно заметить закономерность нарушений. На важное значение протокола осмотра в свое время обращал внимание один из первых советских криминалистов Иван Николаевич Якимов. Он писал: «Мало наблюсти и обнаружить важное и нужное для дела при осмотре. Это только половина задачи, другое же – это закрепить и запечатлеть все наблюденное и найденное при осмотре во внешних формах, дающих правильное и точное представление каждому, кто по ним должен ознакомиться с результатами осмотра» [9, с.62].

Самым ярким примером допущения тактических ошибок можно обнаружить именно в протоколах осмотра места происшествия.

А.Ю.Шапошников выделяет наиболее типичные нарушения уголовнопроцессуальных норм и криминалистических требований:

  • 1) в протоколе отсутствует детальное описание порядка применения технико-криминалистических средств (не указано, кем именно из участников осмотра и какое именно техническое средство применялось, не приводится описание общих и частных признаков объектов, в отношении которых применялось техническое средство, и полученный при этом результат);
  • 2) в протоколе отсутствует подробное описание точного расположения каждого обнаруженного следа на месте происшествия, а также описание общих и частных признаков, как самих следов, так и отобразившихся в них общих и частных признаков следообразующего объекта;
  • 3) при описании следов используется разговорно-бытовая лексика, а не специальные криминалистические термины;
  • 4) обнаруженные на месте происшествия следы не фотографируются по правилам узловой и детальной фотосъемки;
  • 5) в протоколе отсутствует подробное описание процесса изготовления копии или слепка, не приводятся их общие и частные признаки, не описывается процесс изъятия и упаковки;
  • 6) изымаемые в ходе осмотра места происшествия объекты не помечаются и упаковываются все вместе, в первую очередь однотипные объекты, например, дактопленки;
  • 7) в протоколе отсутствует детальное описание упаковки, не производится фотосъемка упакованных объектов [10, с.304-308].

Причины возникновения следственных ошибок могут быть различными. Это может быть несоблюдение должностных инструкций, научных рекомендаций, недостаточность опыта следователя, рабочая нагрузка и ряд внешних факторов. В научных исследованиях причины следственных ошибок трактуются не единообразно. Так, по мнению

В.И. Власова таковыми являются: 1) низкий уровень деловых качеств следователей; 2) отсутствие должных политических, моральных, а также некоторых специальных, необходимых для профессии следователя качеств, их недостаточное развитие; 3) организационные недостатки, перегрузки в работе следователя. Условиями, способствующими совершению ошибок, автор считает недостатки прокурорского надзора и недостаточное участие адвокатов в предварительном следствии [3, с. 97-123J.

В большинстве случаев в деятельности следователя преобладают субъективные причины возникновения ошибок. К ним можно отнести факторы, которые связаны с ненадлежащим исполнением следственных и процессуальных действий. Например, недостаточная совокупность доказательств в основе выводов, существенные недостатки в подготовке, организации расследования, взаимодействие с иными сотрудниками правоохранительных органов, внутренне противоречие выводов.

Таким образом, работа следователя является важным звеном в раскрытии преступления. Правильная оценка доказательств и принятия по делу в конечном итоге законного и обоснованного решения во многом зависит от того, насколько тактически грамотно были проведены следственные действия, насколько качественна полученная в ходе их проведения информация. Необходимо помнить, что ошибки следователя могут быть основанием ошибок суда, что в конечном счете несет негативные последствия для обвиняемого.

  • 1. Уголовно-процессуальное право. Актуальные проблемы теории и практики: учебник для магистров/ под ред. В.А. Лазаревой, А.А. Тарасова. 2-е издание, перераб. и дополненное. – М.: Издательство Юрайт, 2014.-476с.
  • 2. Слинько С.В. Следственные ошибки в уголовном процессе// Вестник ОГУ,- 2006, №3. – с. 167-171.
  • 3. Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. – Саратов: СГУ, 1988.-200с.
  • 4. Шейфер С.А. Доказательства и доказывание по уголовным делам: проблемы теории и правового регулирования. Монография. -М.: Норма, 2009. – 125с.
  • 5. Зорин Г.А. Теоретические основы криминалистики.- Минск: Амалфся, 2000. – 416с.
  • 6. Левонец В.И. Криминалистическая методология преодоления латентных ошибок. – Гродно, 1994. – 107с.
  • 7. Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня. – М.: Норма-Инфра, 2001. – 240с.
  • 8. Вопленко Н.Н. Причины ошибок в правоприменении (опыт конкретно-социологического изучения) // Сов. гос-во и право. -1982.- №4.-
  • 9. Якимов И.Н. Криминалистика. Руководство по уголовной технике и тактике. Новое издание, перепечатанное с издания 1925 г. – М.: ЛексЭст, 2003. – 496с.
  • 10. Шапошников А. Ю. Криминалистические аспекты фиксации доказательственной информации в протоколе осмотра места происшествия // Криминалистика в системе правоприменения: Материалы конференции. – М.: МАКС Пресс, 2008. – С. 304-308.

undergraduate first year students, Samara University

Investigatory errors in criminal proceedings: the concept, types and causes

Abstract: in this article the topical problem today. Considers the basic mistakes made by investigators during the criminal proceedings, are examples of the most common identified causes of them.

Keywords: investigative error, a fundamental breach, criminal procedural mistakes, tactical errors.

Демидова Ольга Леонидовна,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Влияние следственных ошибок на ошибки суда

Издатель

Вне всякого сомнения, понятие следственной ошибки – более широкое, нежели понятие процессуальной ошибки, связанной лишь с нарушениями процессуального закона. Кроме того, А. М. Барановым не признаются в качестве ошибок преднамеренные нарушения закона. Мы же являемся сторонниками того, что к ошибкам можно относить преднамеренные, осознанные действия (или бездействия) следователя, если они не являются преступными и, по мнению следователя, направлены на достижение назначений уголовного судопроизводства.

Одним из существенных признаков, позволяющих квалифицировать решение или деятельность следователя и равнозначных ему субъектов как ошибку, является признание его таковым соответствующим правовым актом.

По мнению Н. Н. Вопленко, правоприменительная ошибка есть результат властной деятельности специальных субъектов правоприменения, противоречащий нормам материального или процессуального права, не достигающий истинных целей правового регулирования, квалифицируемый компетентным органом в качестве ошибочного. Определением Н. Н. Вопленко охватываются такие признаки правовой ошибки, как нарушение закрепленных законодательством норм материального и процессуального права; несоответствие целям правового регулирования; наличие решения, действия или бездействия не любого субъекта, а только наделенного властными полномочиями специального субъекта правоприменения; констатация подобной деятельности как ошибочной компетентным лицом либо органом [13] .

Имеет смысл определиться также с соотношением понятий «следственные ошибки» и «уголовно-процессуальные правонарушения».

А. Т. Дугин полагает, что «правомерным является такое уголовно-процессуальное действие, которое произведено органом расследования своевременно, при наличии достаточных оснований и в порядке, установленном нормами уголовного и уголовно

Читать еще:  Не выполняется решение суда о предоставлении жилья, что делать?

процессуального права вне зависимости от полученного при этом результата». То есть А. Т. Дугин, при условии правомерности уголовно-процессуального действия следователя, допускает возможность неосознанного совершения им следственных ошибок, добросовестного заблуждения, с чем, безусловно, необходимо согласиться. В понятие «уголовно-процессуального правонарушение» А. Т. Дугин вкладывает следующий смысл: «…это посягающее на уголовно-процессуальный порядок общественно опасное либо вредное виновное действие, исполненное вопреки требованиям уголовных и уголовно-процессуальных норм без достаточных оснований или несвоевременно, или с несоблюдением установленного порядка, а равно противоправное бездействие, когда имелись достаточные основания для производства необходимых процессуальных действий» [14] .

Нам представляется, что А. Т. Дугин, не используя понятия следственных ошибок, тем не менее имеет их в виду, когда в спектр уголовно-процессуальных правонарушений включает допущенные следователем по небрежности, неопытности, самонадеянности нарушения норм УПК, УК пробелы предварительного расследования.

В то же время А. Т. Дугин в понятие уголовно-процессуальных правонарушений включает и преступные действия следователя, что, как отмечалось выше, не может рассматриваться в качестве следственных ошибок.

Говоря об определении следственной ошибки, авторский коллектив НИИ Генпрокуратуры РФ саму ошибку видел в односторонности или неполноте исследования обстоятельств дела, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона [15] .

Мы остаемся в целом приверженцами этой конструкции следственных ошибок, однако полагаем, что как отдельный вид ошибок в условиях действия Конституции РФ в уголовном процессе необходимо выделить несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина. С учетом наших подходов к понятию следственной ошибки можно сформулировать ее следующим образом:

Следственная ошибка – это не содержащее признаков уголовно наказуемых деяний незаконное или необоснованное действие или бездействие следователя, осуществляющего предварительное расследование по уголовному делу, выразившееся в неполноте и односторонности исследования им обстоятельств дела, несоблюдении в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина, существенном нарушении уголовно-процессуального закона, неправильном применении уголовного закона и направленное по субъективному мнению следователя на выполнение назначений уголовного судопроизводства, но объективно препятствующее их достижению.

Следственные ошибки – весьма сложное и многообразное явление в юриспруденции, а поэтому необходима их научно обоснованная классификация. Правильная, отвечающая запросам науки и практики, основанная прежде всего на изучении материалов уголовных дел и опыта практических работников классификация следственных ошибок имеет большое теоретическое значение, способствуя систематизации накопленных знаний, уяснению природы допускаемых в ходе предварительного расследования нарушений, упущений, недостатков, и выработке мер по их устранению.

Ученые, исследовавшие проблемы следственных ошибок на досудебных стадиях уголовного процесса, предлагали различные варианты их классификации.

Так, В. И. Власов делит следственные ошибки на логические (ошибки в мыслительной деятельности субъектов, ведущих расследование дел) и фактические (несоблюдение ими же требований УПК). Он подразделяет следственные ошибки на материальноправовые и процессуально-правовые; следственные ошибки при возбуждении уголовных дел, при проведении следственных действий, при привлечении лиц в качестве обвиняемых, при соединении и выделении уголовных дел, при приостановлении расследования, при окончании расследования; ошибки несущественные (которые не помешали достичь истины по делу), существенные (когда они повлияли или могли повлиять на достоверность знания или принятие законного, обоснованного решения по делу), безусловно существенные (которые всегда свидетельствуют о неправильности выводов и решений следователя или ставят их под основательное сомнение); следственные ошибки, влекущие обвинительный или оправдательный уклон; ошибки спорные и бесспорные, явные и скрытые, нераспространенные, относительно распространенные и типичные; следственные ошибки, допущенные следователем, прокурором; ошибки простые (одно нарушение) и сложные (совокупность нарушений); ошибки, требующие прекращения, приостановления дела, изменения обвинения, дополнительного расследования, оправдания подсудимого); следственные ошибки ввиду неопытности, добросовестного заблуждения, преднамеренных действий следователя [16] .

Отсюда очевидно, что классификация следственных ошибок может производиться по различным основаниям.

Нам представляется значимым рассмотреть классификацию следственных ошибок, разработанную в процессе настоящего исследования, отражающую суть их понятия по следующим основаниям.

I. По сущностной характеристике [17] :

1) Следственные ошибки, выразившиеся в неполноте, односторонности исследования обстоятельств дела.

2) Следственные ошибки, выразившиеся в несоблюдении в уголовном процессе конституционных прав и свобод человека и гражданина.

3) Следственные ошибки, выразившиеся в существенных нарушениях уголовно-процессуального закона.

4) Следственные ошибки, выразившиеся в неправильном применении уголовного закона.

II. В зависимости от характера ошибки, допущенной следователем:

1) Ошибочное возбуждение (невозбуждение) уголовного дела.

2) Ошибочные – задержание (незадержание) лица по подозрению в совершении преступления; избрание (неизбрание) меры пресечения в отношении подозреваемого (обвиняемого), прежде всего, заключения под стражу подозреваемого (обвиняемого); возбуждение (невозбуждение) ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей.

3) Ошибочное привлечение (непривлечение) лица в качестве обвиняемого.

4) Ошибочное проведение (непроведение) какого-либо следственного или процессуального действия.

5) Ошибочное приостановление предварительного расследования.

6) Ошибочное прекращение (непрекращение) уголовного дела (полностью или в части предъявленного обвинения).

7) Ошибочная квалификация уголовно наказуемых деяний и иные ошибки в применении материального закона.

III. В зависимости от субъекта уголовно-процессуальной деятельности, выявившего следственные ошибки:

1) Следственные ошибки, выявленные прокурором в процессе осуществления прокурорского надзора и обозначенные им в постановлениях об отмене незаконных постановлений следователя, в сопроводительном документе о возвращении уголовного дела следователю со своими письменными указаниями для производства дополнительного расследования, в постановлениях об изменении обвинения, меры пресечения, о прекращении уголовного дела, в письменных указаниях по делу, в представлениях и др.

2) Следственные ошибки, выявленные начальником следственного отдела в процессе осуществления им ведомственного контроля, и обозначенные им в письменных указаниях следователю, в представлениях прокурору об отмене незаконных и необоснованных постановлений следователя, в постановлении об отмене постановления следователя о приостановлении предварительного следствия и др.

3) Следственные ошибки, выявленные судьей в ходе судебных проверок жалоб о законности и обоснованности задержания по подозрению в совершении преступлений, заключения подозреваемых и обвиняемых под стражу, продлении сроков содержания обвиняемых под стражей, иных жалоб и обозначенные судьей в постановлениях об удовлетворении таких жалоб, а также ошибки, выявленные судьей в ходе осуществления иной контрольной деятельности на досудебных стадиях и констатированные им в соответствующих процессуальных документах.

4) Следственные ошибки, выявленные судьей (судом) при производстве по делу в суде (при назначении судебного заседания, в ходе судебного разбирательства в суде первой, апелляционной, кассационной, надзорной инстанций) при возобновлении дел по новым или вновь открывшимся обстоятельствам при исполнении приговора и обозначенные в соответствующих постановлениях судьи (определениях суда).

5) Следственные ошибки, выявленные руководителем следственной, следственно-оперативной группы, самим следователем и устраненные им путем принятия законных и обоснованных решений по делу.

6) Следственные ошибки, выявленные иными участниками уголовно-процессуальной деятельности (адвокатами, представителями и т. п.), обозначенные ими в жалобах, ходатайствах, заявлениях, удовлетворенных в установленном законом порядке.

IV. В зависимости от мотивации действия или бездействия следователя:

1) Следственные ошибки, допущенные следователем неосознанно, непреднамеренно в силу недостаточности знаний, опыта, следственной ситуации, складывающейся на данный момент расследования (т. е. следователь, добросовестно заблуждаясь или действуя в соответствии с предписаниями уголовно-процессуального, уголовного законов, полагает, что его действия или бездействия абсолютно правомерны и не должны привести к следственным ошибкам, однако впоследствии в силу различного рода причин и обстоятельств следственные ошибки по делу все же «проявляются»).

2) Следственные ошибки, допущенные следователем преднамеренно в силу пренебрежения некоторыми требованиями закона, расцениваемые им как малозначащие для расследования дела, несущественные и не препятствующие достижению назначений уголовного судопроизводства.

При такой мотивации своих действий или бездействий следователь не желает затрачивать «чрезмерные» усилия на расследование преступлений, рассчитывая, что допускаемое им упрощенчество и нарушение соответствующих требований не повлекут за собой каких-либо негативных последствий, а если они и наступят, то в дальнейшем смогут быть исправлены, преодолены самим следователем, прокурором или судом (судьей).

Результаты исследований, проведенных в конце 80-х гг. коллективом ученых НИИ Генеральной прокуратуры РФ, показали, что в структуре следственных ошибок удельный вес односторонности и неполноты предварительного следствия составляет 60,4 %, существенных нарушений уголовно-процессуального закона – 25,5 %, неправильного применения уголовного закона – 14,1 % [18] .

Наши исследования, проведенные в Среднесибирском регионе в 90-х гг., представляют структуру следственных ошибок следующим образом:

– односторонность, неполнота исследования обстоятельств дела – 59,7 %;

– несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина – 7,4 %;

– существенные нарушения уголовно-процессуального закона – 17,3 %;

– неправильное применение уголовного закона – 15,6 %.

Заметим, что несоблюдение конституционных прав и свобод человека и гражданина в силу их особой значимости выделены нами в самостоятельный вид следственных ошибок. Он тесно взаимосвязан с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона. Если сложить процентные показатели этих двух видов следственных ошибок, то в сумме (24,7 %) наш показатель будет примерно равен показателю (25,5 %) существенных нарушений уголовно-процессуального закона, полученного в свое время коллективом ученых НИИ Генеральной прокуратуры РФ.

Сопоставление приведенных выше данных показывает, что за истекший с конца 80-х гг. период структура следственных ошибок практически не претерпела принципиальных изменений.

Есть все основания прогнозировать, что и принятие нового УПК РФ не внесет существенного сбоя в структурную картину следственных ошибок.

ОБНАРУЖЕНИЕ И УСТРАНЕНИЕ ОШИБОК СЛЕДОВАТЕЛЕМ НА ЭТАПЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Допущенные ошибки должны выявляться и, по возможности, устраняться. Для этого следователь, его руководство, прокурор должны владеть определенными приемами и методами.

Под методами исправления ошибок следует понимать систему действий по выбору и реализации средств, приемов их устранения.

В комплекс действий по исправлению следственных ошибок входят два этапа: диагностика ошибок и их устранение.

Диагностика – это исследование уголовного дела, направленное на выявление ошибок. Она выражена системой действий, включающих их поиск и оценку на этапе предварительного расследования, и направлена на результат, определяющий программу устранения ошибок. Таким образом, диагностика ошибок интегрирует рациональное и практическое, являясь продуктом профессионального мышления следователя.

Поиск следственных ошибок – это первый этап диагностики, заключающийся в обнаружении и исследовании исходных, выводных и “главного” доказательства, вокруг которого группируются вспомогательные. Это оценка собственного расследования по критериям качества, включающая в себя:

а) анализ содержания условий сложившейся следственной ситуации

(с учетом того, имеется или нет заподозренный);

б) проверку (как мысленную, так и деятельностную) достоверности полученной информации с обращением особого внимания на следственные действия и исследования, в которых следователь сам не принимал участия;

в) установление своевременности, полноты и качества следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий с учетом энтропии уголовно-релевантной информации и возможности преступника скрыться от следствия и обеспечить противодействие расследованию;

г) исследование достоверности, обоснованности выводов, соблюдения при их построении логических правил, а также норм процессуального и материального права.

При поиске рекомендуется применение метода рефлексии13, позволяющего выявить латентные детали, искажающие истину. Метод наблюдения на стадии поиска ошибок также эффективен. Он позволяет анализировать поведение участников, а также изучать информацию, содержащуюся в документах, имеющих отношение к делу.

Следующий метод, который используется для поиска следственных ошибок – абстрагирование. Сущность его состоит в мысленном отвлечении от несущественных свойств, связей, отношений и предметов и в одновременном выделении, фиксировании одной или нескольких интересующих следователя сторон этих предметов14.

В данном случае предпочтительно применять изолирующую абстракцию, состоящую в том, что из объекта изучения мысленно выделяются определенные обстоятельства или их свойства, которые изучаются как нечто самостоятельное15.

При этом рекомендуется концентрировать внимание на тех позициях, которые подпадают под категорию следственных ошибок, отвлекаясь от всех других недостатков, содержащихся в материалах дела.

Сравнение также является одним из методов, применяемых на этапе поиска. Сравниваемые объекты играют различную роль в ходе их сопоставления. Один из объектов, признаки которого известны и не вызывают сомнения, служит образцом, по которому происходит сравнение. Такой объект в литературе именуется моделью, а второй объект, который сравнивается с моделью, именуется прототипом. Моделью является предмет доказывания. При наличии предусмотренных в законе обстоятельств, подлежащих установлению и с учетом особенностей конкретного уголовного дела можно создать мысленную модель соответствующего деяния. Прототип в данном случае – доказанная следователем версия о совершенном преступлении.

Читать еще:  Служебная записка о дополнительных объемах

Исчерпывающее выдвижение версий, всесторонне раскрывающих деяние, – прием поиска следственных ошибок на этапе предварительного расследования.Убеждение следователя в правильности своих выводов формируется тогда, когда иные версии, кроме доказанной, окажутся неверными. Выявление ошибок в версиях осуществляется анализом доказательств, собранных в процессе расследования. Исследовав все версии и получив вывод о том, что происшедшее событие объясняется еще и другой, неисследованной версией, нужно полагать, что событие расследовано неполно.

Методы поиска ошибок необходимо использовать в совокупности, не допуская увлечения одним из них.

Поиск ошибки кончается ее обнаружением, после которого следует второе действие этапа диагностики – оценка ситуации следственной ошибки. При обнаружении следственной ошибки нужно определить момент ее появления, выявить ее последствия. При этом нужно учитывать, что она могла произойти параллельно или повлечь другую ошибку.

Необходимо выявить, на какие следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия она повлияла. Если уголовное дело представлено большим количеством эпизодов и обвиняемых лиц, следует составить схему “Проявление ситуации следственной ошибки”, позволяющую адекватно оценить обстановку.

Второй этап комплекса действий по исправлению следственных ошибок – их устранение. К нему относятся:

1. Локализация следственной ошибки. Она связана с немедленным пресечением распространения влияния ошибки на расследование.

2. Ликвидация либо нейтрализация последствий следственной ошибки. Она связана с определением адекватных способов ликвидации. Для применения способов ликвидации ошибок, совершенных на предварительном расследовании, должны реально иметь место:

а) факт наличия ошибки;

б) направленность методов устранения ошибок на восстановление нарушенных прав граждан;

в) основания (при необходимости, процессуальные) у субъекта на применение того или иного способа ликвидации.

Следует различать процессуальные и криминалистические способы исправления ошибок.

К процессуальным способам относятся:

дополнение и изменение обвинения следователем (ст. 175 УПК РФ);

удовлетворение следователем заявленных ходатайств по уголовному делу (ст. 121 УПК РФ);

полное или частичное прекращение уголовного дела (ст..212, 213 УПК РФ и др.) ;

отмена необоснованных постановлений о прекращении или приостановлении уголовного дела, а также изменение мотивировки таких решений;

изменение или отмена уголовно-процессуальных мер пресечения с мотивированной ссылкой на допущенную следственную ошибку.

К криминалистическим способам относятся:

проведение повторных допросов, экспертиз;

отмена сопутствующих ситуации следственной ошибки оперативно-розыскных поручений;

проведение дополнительных следственных действий (например, эксгумации трупа) и т.д.

То есть криминалистические способы исправления заключаются в выявлении обстоятельств, позволяющих ликвидировать ситуацию ошибки.

3. Устранение последствий ошибки (если таковые имеются). Последующие стадии алгоритма могут быть выполнены с разрывом во времени с предыдущими.

4. Анализ и устранение причин ее возникновения.

5. Действия по предупреждению ситуации следственной ошибки. В данном аспекте следует выделить меры общепрофилактического характера и меры индивидуально-профилактического характера.

Таким образом, исправление ошибок нужно проводить на основе однозначного определения понятий, единой классификационной системы, с учетом принципов, характеризующих естественные рискованные профессиональные действия.

Как справедливо заметил В.В. Рябоконь, следственные ошибки являются закономерной тенденцией процесса познания при расследовании. Их невозможно исключить полностью, но при надлежащей организации работы можно значительно сократить16.

Критическое осмысление допущенных ошибок является условием приобретения профессионального опыта, без которого невозможно повышение качества расследования.

Системность существующего алгоритма исправления ошибок обуславливается единством задач и направленностью его применения. Можно сделать вывод, что в комплексе действий имеется логическая взаимосвязь, он может применяться на различных стадиях движения уголовного дела. Применение алгоритма следователем позволяет не только устранить ошибки, но и выявить причины их возникновения, а также наметить меры их устранения.

Таким образом, алгоритм исправления ситуации следственной ошибки образует единую систему, призванную обеспечивать законность предварительного расследования.

Вопросы для самоконтроля:

1. Что следует понимать под методами исправления ошибок на этапе предварительного расследования?

2. Какие этапы входят в комплекс действий по исправлению следственных ошибок?

3. Что такое “диагностика следственной ошибки” и в чем она выражена?

4. Перечислите основные действия и методы, направленные на поиск следственной ошибки.

5. В чем заключается оценка ситуации следственной ошибки?

6. Какие позиции входят в комплекс действий по устранению следственных ошибок?

7. Перечислите процессуальные и криминалистические способы исправления следственных ошибок.

СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ СЛЕДСТВЕННОЙ ОШИБКИ И РИСКА УГОЛОВНО- ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Риск является неотъемлемой чертой уголовно-процессуальной деятельности следователя. Риск – это следствие влияния неопределенности на достижение поставленных целей. Под следствием влияния неопределенности необходимо понимать отклонение от ожидаемого результата или события (позитивное и/или негативное). Неопределенность – это состояние полного или частичного отсутствия информации, необходимой для понимания события, его последствий и их вероятностей. Таким образом, риск – это комплексное понятие, включающее как негативную, так и позитивную характеристику исхода деятельности.

В силу недостатка полученной в ходе производства по уголовному делу информации следователь находится в ситуации информационной неопределенности и может принять рискованное для себя решение. Иногда риск в деятельности следователя может привести к негативным последствиям в форме возникновения следственных ошибок. В юридической литературе неоднократно отмечалась опасность судебных и следственных ошибок, приводящих подчас к трагическим последствиям, поэтому проблема наличия риска в уголовно- процессуальной деятельности следователя обостряет вопросы понятия «следственной ошибки».

В общеупотребительном значении ошибка представляет собой неправильность, неточность, погрешность, ляпсус, недочет, промах, неверную мысль, неверный или ложный шаг, неправильное действие или бездействие и т.п. В словарях русского языка ошибка трактуется как неправильность в действиях, поступках, высказываниях, мыслях [7, C.419]. В уголовном процессе ошибки могут иметь место при принятии процессуальных решений и производстве процессуальных действий.

Вопросы ошибок наиболее широко и детально с практической и теоретической точек зрения разрабатывались в рамках теории уголовного судопроизводства. В уголовно-процессуальной науке понятие «следственная ошибка» имеет широкое применение, хотя в законодательстве не имеет легального закрепления.

Авторским коллективом ученых-процессуалистов НИИ Генеральной прокуратуры РФ дано следующее определение понятия следственные ошибки – это «незаконные и необоснованные действия следователя по привлечению к уголовной ответственности и заключению под стражу граждан, приостановлению, прекращению, передаче прокурору с обвинительным заключением для направления в суд уголовных дел, которые по ошибочному представлению следователя являлись правомерными и якобы были направлены на обеспечение задач уголовного судопроизводства» [8, С.7].

В.И. Власов считает, что следственные ошибки – «это любые непреднамеренные нарушения закона, недостатки и упущения, допущенные при возбуждении уголовных дел, всякая неправильность в процессуальной деятельности, в том числе и мыслительном процессе компетентного лица, носителя соответствующих прав и обязанностей» [3, С. 63].

АМ. Баранов под процессуальной ошибкой на предварительном следствии понимает «непреднамеренное нарушение процессуального закона, выразившееся в неисполнении или ненадлежащем исполнении его требований следователем либо иным процессуальным органом и признанное таковым компетентным субъектом в соответствующем правовом акте» [1, С.11].

Очевидно, что в большинстве случаев авторы отождествляют ошибку с нарушением норм права. Некоторые исследователи к следственным ошибкам относят отступление следователя от предписаний уголовно- процессуального закона, т.е. допущенные им уголовно-процессуальные правонарушения. Согласимся с мнением Ю.П. Бруленкова, что столь широкий подход к данной проблеме размывает понятие «следственная ошибка» как правового явления, выхолащивает его суть, нивелирует другие правовые категории[2, С.49].

На наш взгляд, следственную ошибку необходимо отличать от нарушения закона следователем, невыполнения им рекомендаций криминалистики и отсутствия элементарных навыков организации работы и знаний.

В современной криминалистической литературе под следственной ошибкой понимается ситуационно обусловленное упущение следователя либо выбор им неоптимального варианта реагирования на возникшую ситуацию под воздействием объективных, либо субъективных факторов, влекущее за собой недостижение оптимального результата или утрату потенциальных возможностей в ходе предварительного расследования [5, С. 9].

Анализ проблем выявления и устранения ошибок в судопроизводстве свидетельствует о том, что они чаще всего имеют место там, где нет четкого юридического критерия, в качестве которого выступают общеправовые или отраслевые принципы (например, обоснованность, полнота доказательств и т.д.). Как ранее нами отмечалось, что риск- это следствие влияния неопределенности на достижение поставленных целей. Значит ошибка – отрицательный результат уголовно-процессуальной деятельности следователя в условиях риска. Ошибка означает разрыв в процессе положительной деятельности из-за какого-то дефекта или из-за принципиальной невозможности достижения цели. Хочу подчеркнуть, что мы говорим о дефекте, а не о нарушении уголовно- процессуального законодательства. Таким образом соотношение ошибки и риска это соотношение причины и следствия. Действуя в условиях риска, правоприменитель «имеет право» на ошибку, предприняв меры для минимизации отрицательных последствий.

Как нам представляется, для минимизации возникновения следственных ошибок в уголовно- процессуальной деятельности следователя она должна быть направлена на достижение целей уголовного судопроизводства, а не на допущение неблагоприятных последствий от своих рискованных поступков. Ошибкой в действиях следователя будет считаться и отказ от разумного и обоснованного риска при производстве им следственных действий. Следственная ошибка не будет иметь под собой элементов противоправности и незаконности в случае, если риск в его уголовно-правовом понимании был обоснован и оправдан, критерием чего должно выступать то, что общественно полезную цель нельзя было достичь иначе, как рискованными действиями следователя, а сам риск был основан на современных научно-технических знаниях, опыте и умении.

Таким образом, принимая то либо иное решение в условиях риска, следователь должен соблюдать определенные правила, а именно: соблюдать требования уголовно-процессуального законодательства и правила безопасности при совершении рискованных действий, проводить возможные оперативные и процессуальные действия для минимизации последствий риска, для чего ему необходимо четко обозначить перед собой поставленную цель и решаемую задачу в процессе следственной деятельности в условиях риска. Это, в свою очередь, позволит избежать с его стороны следственных ошибок.

Как уже отмечалось, следственная ошибка может вытекать из риска, допускаемого следователем в процессе производства по уголовному делу, а также может являться самостоятельным атрибутом в его профессиональной деятельности. Риск в деятельности следователя отличается от следственной ошибки тем, что в риске присутствует социально полезная цель (раскрытие и расследование преступления, изобличение виновных в его совершении), достичь которую порой невозможно иными средствами, без риска. В следственной ошибке социально полезной цели по определению быть не может, так как ошибка – это отрицательный результат определенной деятельности как последствия следственной ошибки. Ошибка не имеет прямого описания в нормативных актах, и поэтому, не является противоправным деянием. В тоже время, ошибка – по сути, явление «объективно противоправное», так как не соответствует задачам общественного развития и препятствует достижению социально значимых целей.

Список литературы

1. Баранов А.М. Процессуальные ошибки, совершаемые на этапе окончания предварительного следствия и способы их устранения. Омск, 1996. С. 11.

2. Боруленков Ю.П. Правовые ошибки: постановка проблемы//Российский следователь, 2014, №7, С.46.

3. Власов В.И. Расследование преступлений. Проблемы качества. Саратов, 1988. С. 63.

4. Илюхов А.А. Риск в деятельности следователя и его влияние на возникновение следственных ошибок.//Российский следователь, 2014, №7.

5. Камаренко В.В. Ситуационный подход к выявлению м преодолению следственных ошибок: автореф. дис. ….к.ю.н. Калининград, 2012, С.9.

6. Лисюткин А.Б. О понятии категории «ошибка» в юриспруденции: логико-философский аспект//Правоведение, 1996, №3 (214), С. 20,23.

7. Толковый словарь русского языка. Т. 2. М., 1938, С. 1088; Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1987.С.419.

8. Характер, причины и способы устранения ошибок в стадии предварительного следствия. М., 1991. С. 7-8.

Ссылка на основную публикацию
"
×
×
"
Adblock
detector