Считается ли изнасилованием, если после поцелуев перешли в секс?
Prokurors.ru

Юридический портал

Считается ли изнасилованием, если после поцелуев перешли в секс?

ЖизньСекс без принуждения: Что на самом деле значит принцип согласия

Юридическая, этическая и практическая точки зрения

На первый взгляд, Идея согласия в сексе кажется очень простой: партнёры занимаются сексом добровольно и по собственному желанию. Но громкие случаи последних нескольких месяцев — акция #ЯНеБоюсьСказать и аналогичный американский флешмоб #NotOkay, ситуация в московской 57-ой школе, приговор, вынесенный бывшим студентам МАДИ, изнасиловавшим девушку в клубе — показывают, что в нашем обществе до сих пор нет единой и устоявшейся идеи о том, что же такое согласие. Сам принцип окружён множеством нюансов и предрассудков — здесь много «серых зон», которые начали обсуждать не так давно. Мы разобрались в понятии согласия и в том, как оно меняется со временем.

Что такое согласие с юридической точки зрения?

Понятие согласия прописано в законодательстве не всех стран, но ситуация меняется. Например, в Великобритании понятие согласия было законодательно зафиксировано в 2003 году. На практике оно складывается из нескольких элементов: во-первых, человек, который решил заняться сексом, достиг определённого возраста и понимает последствия своих действий. Во-вторых, он делает выбор свободно, а не под давлением партнёра (и в том числе того, от которого зависит — материально, юридически или как-то ещё). В-третьих, он не находится под воздействием алкоголя или наркотиков.

В российском обществе по поводу того, что считать согласием, до сих пор идёт много споров. Во многом это объясняется законодательством: термина «согласие» нет в Уголовном кодексе, он не описан в нормах и правилах правоохранительной практики. Российское законодательство в сфере сексуального насилия, в принципе, далеко от совершенства. Например, изнасилованием признаётся только насилие мужчины над женщиной (насилие над мужчинами не учитывается), а чтобы произошедшее с жертвой признали изнасилованием, она должна оказывать сопротивление (хотя на практике жертва насилия часто не сопротивляется, потому что боится за свою жизнь или здоровье). Сама статья УК «Изнасилование» подразумевает только «традиционную» пенетрацию, не охватывая, например, оральный секс по принуждению. Насильственные гомосексуальные половые акты подпадают под другую статью — «Насильственные действия сексуального характера».

Закон упоминает беспомощное состояние потерпевшей или потерпевшего как отягчающее обстоятельство, но, как отмечает российский криминолог, специализирующаяся в области преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, правозащитница Маргрет Саттэруэйт, при этом что именно включается в понятие, остаётся на усмотрение суда — это может быть и состояние комы, и обморок, и сон, и опьянение.

Возраст сексуального согласия должен помочь подросткам чувствовать себя в безопасности, действовать в своей зоне комфорта и защитить их от посягательств со стороны взрослых

Единственное, что точно зафиксировано в УК, — возраст сексуального согласия, в котором человек может осознанно (и потому законно) согласиться на секс. Возрастная планка нужна, в первую очередь, для того, чтобы защитить несовершеннолетних от психологической или физической травмы, которую им может нанести секс со взрослым человеком. Конечно, всё довольно условно — подростки развиваются по-разному и достигают зрелости в разное время. Но возраст сексуального согласия должен помочь им чувствовать себя в безопасности, действовать в своей зоне комфорта и защитить их от посягательств со стороны взрослых. В культуре, которая поддерживает пиетет по отношению ко взрослым людям, несовершеннолетним часто сложно осознать, что они находятся под давлением: они могут чувствовать себя неуверенно и из-за этого пренебрегать собственными интересами — например, они боятся настаивать на контрацепции.

В России в гетеро- и гомосексуальных отношениях возраст согласия составляет шестнадцать лет. При этом в законе есть оговорка: человек, впервые вступивший в отношения с несовершеннолетним или несовершеннолетней, освобождается от наказания, если пара вступает в брак: по закону считается, что в этом случае «лицо и совершённое им преступление перестали быть общественно опасными».

В разных странах законом принят разный возраст согласия: например, в Великобритании, Нидерландах, Норвегии, Бельгии и Испании он составляет 16 лет; в большинстве штатов США — 16-17 лет; во Франции — 15 лет; в Германии, Австрии, Венгрии, Италии и Португалии — 14 лет, а в Турции — 18 лет. В некоторых странах значение имеет также разница в возрасте между партнёрами, если хотя бы один из них несовершеннолетний — это делается для того, чтобы не наказывать близких по возрасту людей (чаще всего подростков), добровольно занимающихся сексом, но при этом оградить несовершеннолетних от взрослых. Такая модель действует, например, в Канаде: возраст согласия там 16 лет, но подростки могут заниматься сексом уже в 12 лет — при условии, что разница в возрасте партнёров составляет не более двух лет. Возраст согласия повышается до 18 лет, если один из партнёров имеет власть над другим — это необходимо, чтобы защитить подростков от злоупотреблений со стороны взрослых. По российским законам, если разница в возрасте между несовершеннолетним и его партнёром составляет менее четырёх лет, то подсудимого не лишают свободы.

Что значит согласие с этической точки зрения?

Не всё, что касается сексуального согласия, регулируется законом. Понятие сексуального согласия подразумевает не только то, что в отношения вступают два совершеннолетних человека: очень важно, чтобы они действовали осознанно и добровольно. Например, спящий человек или человек в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения просто не в состоянии дать осознанное согласие. Это же отчасти справедливо и для сексуальных отношений с людьми с расстройствами психики, хотя здесь ситуация сложнее: границы свободы человека и то, насколько самостоятельно он способен принимать решения, отличаются в каждом конкретном случае — и часто в таких ситуациях запреты ограничивают право человека на сексуальность. Конечно, не всегда секс в состоянии алкогольного опьянения будет насилием, но оба партнёра должны быть способны трезво оценить свои действия. Маргрет Саттеруэйт отмечает, что в России в ситуациях, когда оба человека находятся в состоянии алкогольного опьянения, раньше суд считал это безусловно отягчающим обстоятельством для насильника — однако сейчас всё зависит от практики и взглядов конкретного судьи.

Кроме того, полное согласие возможно, только если партнёры равны. Если один из них зависит от другого (как ученик от преподавателя, подчинённый от руководителя, пациент от сиделки или врача) — очень сложно понять, решил ли он заняться сексом добровольно или под давлением более влиятельного партнёра. Такие отношения не всегда будут травмирующими, но даже если обоим кажется, что они равноправны, один из партнёров всё равно находится в более уязвимом положении. В некоторых американских университетах, например в Гарварде и Йеле, отношения между студентами и преподавателями официально запрещены. В Гарварде также запрещены отношения между студентами магистратуры и студентами младших курсов, когда старшие могут влиять на учёбу младших — например, оценивают или курируют их работы.

Ролик британской полиции, объясняющий принцип согласия

В российском Уголовном кодексе есть статья «Понуждение к действиям сексуального характера»: она предусматривает наказание за принуждение жертвы к сексу, когда на неё воздействуют угрозами или шантажом или используют её зависимое положение. Под эту статью могут подпадать и отношения между преподавателем и студенткой, который настаивает на сексе в обмен на отметку, и случаи, когда работодатель угрожает подчинённой увольнением, если она не вступит с ним в связь. Добровольные отношения, естественно, никак не регулируются законом, но оба человека, вступающие в них, должны осознавать, что распределение сил и влияния в паре будет неравным. А человек, имеющий власть над партнёром, должен понимать, что на него накладывается огромная ответственность, — и всегда оценивать свои действия с точки зрения желаний и интересов другого.

Согласие также имеет огромное значение в отношениях и браке, где тоже, увы, есть место насилию. И общество и законодатели обращают внимание на подобные ситуации далеко не всегда: существует стереотип, что насильники — это всегда незнакомцы, нападающие на человека на улице, но очень часто жертвы сталкиваются с насилием со стороны друзей и партнёров — нынешних или бывших. Сексуальное насилие в отношениях — это всё то же принуждение к сексуальным действиям с помощью угроз, силы или шантажа. Российский закон в вопросах насилия не делает различия между замужними и незамужними женщинами, но о насилии в браке и отношениях говорят гораздо реже — во многом из-за стереотипного представления о «супружеском долге», который женщина обязана исполнять вне зависимости от собственного желания. Насилие над мужчинами в браке и вовсе остаётся вне поля зрения общества.

Во многих странах введены меры против насилия в браке: в Великобритании оно было криминализировано в 1991 году, в США — в 1993-м. При этом в 49 странах по-прежнему нет соответствующих законов. Например, в Индии, где женщины в сорок раз чаще сталкиваются с насилием со стороны близких, чем со стороны незнакомцев, секс в браке (если жена старше пятнадцати лет), в принципе, не может считаться изнасилованием — это прямо прописано в законе.

Как идея согласия реализуется на практике?

В разговорах о сексуальном насилии в мире всё чаще используют формулировку «Да значит да» вместо «Нет значит нет»: в Калифорнии такую трактовку, например, законодательно призвали внедрить в университетах. Казалось бы, между ними практически нет разницы — но это не так. «Нет значит нет» подразумевает, что молчание может быть воспринято знаком согласия; то есть если жертва не сказала «нет» или отказала, но сделала это «недостаточно прямо», она якобы автоматически согласна на всё, что с ней делают. Яркий пример — прошлогодняя ситуация со студенткой МАДИ: на вечеринке в клубе девушку изнасиловали в туалете, а затем выложили видео произошедшего в интернет. Девушка столкнулась с жёстокой интернет-травлей: её обвиняли в том, что она не могла сопротивляться и «внятно» отказать насильникам, потому что была в состоянии алкогольного опьянения. Формулировка «Нет значит нет» отчасти подпитывает культуру насилия: в ней ответственность за произошедшее всегда лежит на жертве, которая якобы не постаралась предотвратить преступление.

Иногда такая буквальная трактовка согласия не даёт наказать насильника: например, бывшему студенту Стэнфорда, изнасиловавшему девушку, находившуюся без сознания из-за алкоголя, не смогли предъявить обвинения в изнасиловании и приговорили всего к шести месяцам тюрьмы. По закону штата, при изнасиловании жертва должна сопротивляться — однако девушка была без сознания и не могла сказать «нет».

Установка «Да значит да» (тоже несовершенная, но уточняющая то, что опускает первый принцип) подчёркивает, что если жертва не отказывается прямо или не сопротивляется, это ещё не значит, что она согласна с происходящим. Такую модель называют «affirmative consent», то есть чёткое и недвусмысленное согласие: если человек ясно, прямо и без принуждения не дал понять, что хочет секса, любые действия можно считать насильственными. Кроме того, согласие не может быть «вечным», его можно отменить в любой момент: один из партнёров может передумать в процессе, понять, что не хочет секса, или, например, отказаться от определённых действий — и второй должен уважать его границы.

Согласие, полученное в результате уговоров, манипуляций и психологического давления не может считаться согласием

На практике такие меры часто вызывают недоумение: они проводят чёткую границу там, где раньше была «серая зона». Означает ли это, что, занимаясь сексом и переходя на «следующий уровень», нам каждый раз нужно уточнять у партнёра, согласен ли он, — не убьёт ли это спонтанность в отношениях? Должны ли учитываться невербальные сигналы (и где в этом случае проходит граница?) — или согласием может считаться только ответ «да» на прямой вопрос?

Противники установки «Да значит да» говорят, что в спорных ситуациях один из участников событий будет автоматически считаться виновным — просто на основании слов другой стороны. Существует распространённое мнение, что женщина может согласиться на секс, а позднее «передумать» и обвинить партнёра в изнасиловании. Это миф, который не имеет под собой веских оснований: по статистике, ложные обвинения в изнасилованиях встречаются редко. Представители британской полиции рассказывают о других ситуациях: когда жертвы не сразу понимают, что находились под давлением и их на самом деле склоняли к сексу — например, если за ними «активно ухаживали» (в русском языке для этого есть ёмкое слово «уламывали»).

На самом деле «Да значит да» не размывает границы — эта установка просто выводит из «серой зоны» проявления культуры насилия, учит прислушиваться к партнёру и уважать его желания (и отсутствие желания в том числе). Согласие, полученное в результате уговоров, манипуляций и психологического давления («Ну что ты ломаешься!», «Да ладно, чего ты»), не может считаться согласием. Человек, который действительно хочет секса, даст это понять — не всегда простым «да», но обязательно с энтузиазмом. Нормы и правила, касающиеся согласия, меняются на наших глазах — неудивительно, учитывая, что насилие в браке в США признали преступлением только 25 лет назад. Ключ ко всему — открытый и честный разговор, без которого невозможен ни секс, ни отношения сами по себе. И ориентироваться здесь нужно не только на свои ощущения, но и на то, что чувствует и думает партнёр.

Было ли это изнасилование

Помогите. Меня мучает один вопрос. В 23 года потеряла девственность при таких обстоятельствах: парень приехал ко мне под предлогом привезти таблетки, так как я болел.Вскоре он начал приставать, мы поцеловались и он начал раздевать меня, я сказала, что скоро придет сестра и что нам не стоит этого делать, но он как сам не свой резко стащил с меня штаны и показал своим видом, что настроен решительно. Я впала из-за этого в ступор, никакого возбуждения уже не было, я поняла, что мне не избежать секса с ним, появился страх. После этого он вошел в меня. Я кричала и говорила: не надо, больно. Это можно считать изнасилованием?

да. Это и есть изнасилование. Ты впала в ступор после ласк, плюс температура.
Прокляни его, наведи на него порчу.

Да. это изнасилование. Ты же этого не хотела, а он не остановился, все было принудительно.

Для версии Форума Woman.ru на компьютерах появились новые возможности и оформление.
Расскажите, какие впечатления от изменений?

определите сами по этой форме: Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей

да. Это и есть изнасилование. Ты впала в ступор после ласк, плюс температура.
Прокляни его, наведи на него порчу.

ещё нужно *** на коврике , под дверью.
ушатали бы его по яйцам, весь запал бы утих. а вы сами ляжки раздвинули.

да. Это и есть изнасилование. Ты впала в ступор после ласк, плюс температура. Прокляни его, наведи на него порчу.

В ступор впала жертва, а не насильник, он-то при чем?

а разошлись вы как? пока, приезжай еще?

Да. После слов “не надо” это уже не обоюдному согласию.

Конечно! Автор Вы этого не хотели!

Это не изнасилование,он тебя не запугивал,не избивал,ты не сопротивлялась,он тебя взял без насилия,сжала бы ноги и все или просто оттолкнула..Не волнуйся,если он тебе нравится,подберите спокойную обстановку и повторите.Попроси куни сделать сначала,чтобы скользкая была,тебе больно было потому что не скользило и все будет хорошо,может и не кончишь в первый раз,но будет приятно.Какие твои годы!

Не хотела бы,оттолкнута ,а то в ступор впадает ,обоссака,он может твоё не надо ,понял как ролевую игру

Тут девушка недавно писала, что её двое мужиков затащили и под угрозой смерти изнасиловали в извращённой форме. На суде это не было признано изнасилованием.
А у вас, как вы сами посчитаете. Если вы сказали нет, то в цивилизованном мире это считается изнасилованием.

Помогите. Меня мучает один вопрос. В 23 года потеряла девственность при таких обстоятельствах: парень приехал ко мне под предлогом привезти таблетки, так как я болел.Вскоре он начал приставать, мы поцеловались и он начал раздевать меня, я сказала, что скоро придет сестра и что нам не стоит этого делать, но он как сам не свой резко стащил с меня штаны и показал своим видом, что настроен решительно. Я впала из-за этого в ступор, никакого возбуждения уже не было, я поняла, что мне не избежать секса с ним, появился страх. После этого он вошел в меня. Я кричала и говорила: не надо, больно. Это можно считать изнасилованием?

Читать еще:  Почему при покупке товара ООО на УСН платит НДС?

Теоретически, да!
Но кроме как слов не согласия, доказательств, нет!
Получается, просто кокетничала!

Я считаю, что отказ женщины уже в процессе не должен приниматься во внимание, мужчине вредно сдерживаться. Так что не было изнасилования. Тем более, откуда вообще такая острая реакция на секс без вашего желания?

Да. После слов “не надо” это уже не обоюдному согласию.

Не надо-Это обычная игра целок,а не отказ

Да, это изнасилование. Кричали «не надо, больно», секса не хотели, раздел силой. Доказать трудно в России такое, если следов побоев, синяков или царапин нет.

Я считаю, что отказ женщины уже в процессе не должен приниматься во внимание, мужчине вредно сдерживаться. Так что не было изнасилования. Тем более, откуда вообще такая острая реакция на секс без вашего желания?

Если мужчине вредно сдерживаться, пусть дрочит, а не пихает в женщину, которая этого не хочет и просит этого не делать. В противном случае он насильник.

это изнасилование, но вы это не докажете

Не надо-Это обычная игра целок,а не отказ

Она сказала нет, дальше это его проблемы. Привыкли мужчин оправдывать. Она вполне могла испугаться.

Она сказала нет, дальше это его проблемы. Привыкли мужчин оправдывать. Она вполне могла испугаться.

Ах! нет, нет, сказала Кет!
Секс это доминирование и ощущение обладание у обоих,
ожидать у девственницы, желания.
Много зависит от дальнейшего поведения мч!

Автор,и как дальше сложились ваши отношения?

Ах! нет, нет, сказала Кет! Секс это доминирование и ощущение обладание у обоих, ожидать у девственницы, желания. Много зависит от дальнейшего поведения мч!

Не зависит. Концепция отказа от секса в духе «нет – значит нет» вобще не обсуждается. Нет – это нет, без вариантов! Этого законодателям ряда стран показалось недостаточно, потому что жертва не всегда может сказать «нет». Например, она в состоянии опьянения.
Поэтому эту концепцию поменяли на «да – значит да». Но там тоже есть нюансы. Это согласие не может быть вечным. Партнер и в процессе секса вправе передумать, его могут не устраивать какие-то конкретные сексуальные действия, и другой партнер обязан уважать эти границы. И если Автор топика согласилась на поцелуй или даже петтинг, то это не означает ее согласия на секс. Она сказала «нет».

Если судмедэксперт не нашел следов побоев на теле потерпевшей ,то в суде не доказать факт изнасилования. Слова потерпевшей мало что значат для суда.А вот показания свидетелей,которые слышали крики о помощи потерпевшей .Этот фект суд примет во внимание при вынесении приговора.

Пригласила парня домой, когда там никого не было, начала целоваться, увидела член, не стала вырываться, не ушла из помещения, а, видишь ли “впала в ступор”- это называется так плохо не хотела.
Сама во всем виновата, парня спровоцировала и нечего теперь доказывать другое . Еще и совершеннолетняя, к счастью.

Пригласила парня домой, когда там никого не было, начала целоваться, увидела член, не стала вырываться, не ушла из помещения, а, видишь ли “впала в ступор”- это называется так плохо не хотела. Сама во всем виновата, парня спровоцировала и нечего теперь доказывать другое . Еще и совершеннолетняя, к счастью.

А если несовершеннолетняя? Абсолютно также моя подруга школьная лишилась девственности в восьмом классе. Она заявила, кстати, но парню ничего не было, сама виновата оказалась (
А через пару лет еще одна заява на него, такая же. Я в курсе, потому что меня снова вызывали как свидетеля по тому первому заявлению.
А сколько девушек не заявляли.

Мало кто заявляет о факте изнасилования. 98% не заявляют,зная что нет весомых доказательств.

Если это было давно, то ничего уже не доказать. Надо было сразу вызвать полицию- это изнасилование(

Если мужчине вредно сдерживаться, пусть дрочит, а не пихает в женщину, которая этого не хочет и просит этого не делать. В противном случае он насильник.

Не хочешь секса – не начинай с поцелуев и *** сама всем своим котам.

А если несовершеннолетняя? Абсолютно также моя подруга школьная лишилась девственности в восьмом классе. Она заявила, кстати, но парню ничего не было, сама виновата оказалась ( А через пару лет еще одна заява на него, такая же. Я в курсе, потому что меня снова вызывали как свидетеля по тому первому заявлению. А сколько девушек не заявляли.

А бы ли другие девушки? В нашем бoльном обществе если есть член, значит виновен.

Мало кто заявляет о факте изнасилования. 98% не заявляют,зная что нет весомых доказательств.

Это вы как такую статистику собрали? Опросили всех женщин? Или как и все из головы цифру придумали?

А бы ли другие девушки? В нашем бoльном обществе если есть член, значит виновен.

Уверена, что были. Потому что процентов 90 или больше не заявляет. Очень показательно, что заявлений было не одно.

Мало кто заявляет о факте изнасилования. 98% не заявляют,зная что нет весомых доказательств.

За отказ в течение акта неплохо бы парню самому заявить за нанесение морального вреда.

Уверена, что были. Потому что процентов 90 или больше не заявляет. Очень показательно, что заявлений было не одно.

Их было лишь два, так что сходите к специалисту проверьтесь. “Уверена” – ну тут всё ясно, она уверена, значит так и было.

Ерунду не говорите, какое нафиг изнасилование. Если бы меня после моего “стоп, нет” продолжили раздевать, я бы заорала и начала его колотить, обзывая последними словами. И поверьте мне в вашей ситуации он сразу бы с вас встал и ушёл, но вы же не хотели обидеть парня, чтобы он не прекратил с вами общаться ведь так? Себе то хотя бы не врите. Вот если бы он вас после этого избил, взял нож, угрожал- это изнасилование.

Ерунду не говорите, какое нафиг изнасилование. Если бы меня после моего “стоп, нет” продолжили раздевать, я бы заорала и начала его колотить, обзывая последними словами. И поверьте мне в вашей ситуации он сразу бы с вас встал и ушёл, но вы же не хотели обидеть парня, чтобы он не прекратил с вами общаться ведь так? Себе то хотя бы не врите. Вот если бы он вас после этого избил, взял нож, угрожал- это изнасилование.

а если снотворным напоил и воспользовался беспомощным состоянием? впасть в ступор – это точно такое же беспомощное состояние.

если в отношениях женщина не состоит с мужиной и мужчина сношает эту женщину, то это и есть самое настоящее изнасилование.

Мужчина должен их обеспечивать?

Чем вам лечили воспаление яичника?

Обиделась после анала

Он мне изменял

Роды/живот

жертва бывает впадает в ступор когда не можешь ничего сказать, боишься что он врежет тебе, просила умоляла вырывалась , даже успела открыть дверь, были угрозы и понимаешь что это не должно было быть, сперва вырываешься потом понимаешь силы слабее его, и вот ты уже не сопротивляешься а просто руками закрываешь лицо и думаешь поскорей бы он кончил. после ревешь и вымываешь себя но это не возможно потому что грязью считаешь себя, и чувство вины не нужно было идти туда с ним. а теперь когда есть парень ты не можешь раскрыться перед ним полностью так как страх сидит в глубине и думаешь будет так же как в прошлый раз. хотя моё изнасилование было цыеточком если почитать другие истории. автор изнасилование есть изнасилование и никаких вопросов , а если вы задаете то возможно что нет. посмотрите на ютубе там много полезной информации от психологов

Нет. Не изнасилование .

а если снотворным напоил и воспользовался беспомощным состоянием? впасть в ступор – это точно такое же беспомощное состояние.

Это совершенно другое! Какой ступор, не сравнивайте ситуации когда девушку усыпили и когда она просто побоялась сказать “слезь с меня уб/о/ю/д/о/к я на тебя заяву накатаю!” Потому что в таком случае парень бы слез, но больше она бы его не увидела, а так не хотелось терять штаны. Так и было!! Я даже не буду вам ничего доказывать. Значит того стоит её честь раз она даже сопротивляться не стала. И автор сама это понимает. И да, если бы после секса парень встал на одно колено с кольцом сказав- выходи за меня, она даже и не задумалась бы о том, что это было изнасилование. Именно этого она и ждала, что теперь у них все серьёзно, а он слился. Кинул после секса и ей обидно, вот и придумывает себе оправдания. Больше даже не хочу с вами спорить. Я за то чтобы настоящих маньяков и насильников приговаривали к смертной казни самыми страшными способами, но это- не изнасилование

Это совершенно другое! Какой ступор, не сравнивайте ситуации когда девушку усыпили и когда она просто побоялась сказать “слезь с меня уб/о/ю/д/о/к я на тебя заяву накатаю!” Потому что в таком случае парень бы слез, но больше она бы его не увидела, а так не хотелось терять штаны. Так и было!! Я даже не буду вам ничего доказывать. Значит того стоит её честь раз она даже сопротивляться не стала. И автор сама это понимает. И да, если бы после секса парень встал на одно колено с кольцом сказав- выходи за меня, она даже и не задумалась бы о том, что это было изнасилование. Именно этого она и ждала, что теперь у них все серьёзно, а он слился. Кинул после секса и ей обидно, вот и придумывает себе оправдания. Больше даже не хочу с вами спорить. Я за то чтобы настоящих маньяков и насильников приговаривали к смертной казни самыми страшными способами, но это- не изнасилование

я тоже считаю что это не есть изнасилование

Да. После слов “не надо” это уже не обоюдному согласию.

т.е. сцена с Верой Алентовой в “Москва лезам не верит” где она шепчет: “Не надо!Не надо!”- это сцена изнасилования? Ого.

Ты ему хоть в рожу плюнула , “изнасилованная”?
Я когда первый раз с девушкой спал, от волнения тоже ничего не хотел.И, вообще, она сама на меня залезла.Выходит, эта девушка меня изнасиловала?
Подать на нее в суд и попросить вернуть деньги за сеанс массажа?)))

Это совершенно другое! Какой ступор, не сравнивайте ситуации когда девушку усыпили и когда она просто побоялась сказать “слезь с меня уб/о/ю/д/о/к я на тебя заяву накатаю!” Потому что в таком случае парень бы слез, но больше она бы его не увидела, а так не хотелось терять штаны. Так и было!! Я даже не буду вам ничего доказывать. Значит того стоит её честь раз она даже сопротивляться не стала. И автор сама это понимает. И да, если бы после секса парень встал на одно колено с кольцом сказав- выходи за меня, она даже и не задумалась бы о том, что это было изнасилование. Именно этого она и ждала, что теперь у них все серьёзно, а он слился. Кинул после секса и ей обидно, вот и придумывает себе оправдания. Больше даже не хочу с вами спорить. Я за то чтобы настоящих маньяков и насильников приговаривали к смертной казни самыми страшными способами, но это- не изнасилование

в ваших словах есть здравый смысл. У меня была стремная ситуация – сидим мы с другом у него дома, заходит за нами ещё приятель – мы вместе собирались потом тусить. И этот третий приводит с собой девушку – как потом выяснилось, познакомились в инете, у них второе свидание как бы было. Она вошла, сразу как-то зажалась, друг предложил вина выпить, и мы сидим, и что-то тут по поводу знакомства мы этому третьему ляпаем – какая девушка симпатичная, и что это он нам по такой не привел – смехом. А девушка вдруг зарыдала, стала говорить – только не насилуйте, я сама вам все сделаю, стала штаны мне расстегивать, на коленки встала. Я обалдел, так как сроду никого к сексу не принуждал, другие парни тоже в ауте. Я говорю этому третьему – уходи и уводи ее. Мы с другом на балкон ушли сразу курить, пришли – их не было. Третий говорит – так ничего и не понял – по инету она больше не отвечала, на улице добежала до остановки и уехала. Поди разбери вас, дамы.

10 лет тюрьмы для мужа и срок за поцелуй. Как видят секс в Украине в Минздраве и Минюсте

Если с изнасилованием вопрос хоть в какой-то степени определенный – то под “сексуальное насилие” могут попасть практически любые любовные поползновения, включая поглаживание по коленке, поцелуй или, к примеру, непристойные смски.

В январе заработали скандальные нормы о “сексе по расписке”. В уголовный кодекс внесли новые трактовки понятий изнасилования и сексуального насилия, которые “Страна” уже детально разбирала.

Вкратце – теперь изнасилованием считается даже секс без физического насилия. При условии, что партнер не высказал своего добровольного согласия на интим. А сексуальным насилием правоохранители могут счесть даже поглаживание по коленке – если объект влечения был против.

Собственно, вокруг понятия “добровольное согласие” и закрутился весь сыр-бор. Что под этим понимается? Достаточно ли просто не говорить “нет” (и тогда это засчитывается как подтверждение добровольности) или же необходимо все-таки давать устное или письменное согласие? И если да, то как его фиксировать?

Накануне вступления в силу новых норм в правоохранительных органах потратили немало усилий, чтоб успокоить украинцев и сказать им, что расписок никаких не надо, и что полиция будет и дальше исходить из того, что любой половой акт, не сопряженный с насилием, является делом добровольным. А заявления об изнасилованиях, как и прежде, будут расследоваться обычным путем, через сбор доказательств и исходя из презумпции невиновности (то есть автоматически никто в тюрьму по заявлению женщин мужиков бросать не будет).

И народ почти что успокоился.

Но тут Минюст и Минздрав разразились своими собственными разъяснения к “изнасилованным” нормам УК. Цель была видимо та же – успокоить общество. Но эффект получился обратный. По сути они подтвердили те страшилки, которые бытовали до 11 января.

Как видят процесс секса ведомства Супрун и Петренко, и чем это чревато для украинцев.

“Согласие можно отозвать в любой момент”

Самый спорный и странный тезис “подарило” Министерство юстиции. Его юристы решили, видимо, сделать процесс секса максимально непредсказуемым и отдельно прописали, что согласие на секс не распространяется на весь период полового акта.

То есть – человек может в любой момент изменить свое мнение. “И если в процессе вам сказали “нет”, стоит оставить человека в покое”, – разъясняют в ведомстве министра-холостяка Петренко.

Но это еще цветочки.

Главное в другом – Министерство юстиции де-факто подтвердило: разговоры об обязательном согласии на секс не беспочвенны.

Когда скандальные нормы УК только начали обсуждаться, власти бросились высмеивать мем “секс по расписке”, напирая на то, что такого в законе вообще-то не указано.

И это верно – прямо об этом не говорится. Но расписка, самодельные образцы которой уже гуляют по Сети, по факту является единственным способом хоть как-то отвести от себя дальнейшие обвинения в изнасиловании (хотя юридически оно по сути никчемно).

Во вчерашнем заявлении это подтверждает и сам Минюст.

“В законе речь не идет о том, что для добровольного секса нужна расписка партнера. Она может лишь подтвердить, что в начале акта лицо было на него согласно. Достаточно получить четкое недвусмысленное согласие партнера”, – говорится в заявлении ведомства. Правда, у Петренко не указывают, каким способом, кроме расписки или, скажем, записи на видео, можно такое согласие потом доказать.

Ключевой момент: Минюст считает, что для доказательства добровольного согласия должно быть некое действие – “получение четкого недвусмысленного согласия партнера” (типа произнесение фразы: “да, я согласна”). Просто отсутствие слова “нет” (как обычно в нашей культуре женщины выражают свое согласие на секс) уже не “канает”, если исходить из логики министерства Петренко.

Читать еще:  Постановление о продаже алкогольной продукции несовершеннолетним

А значит, повторимся, возникает правовая коллизия – как затем доказать наличие высказанного согласия?

Остается надеяться, что разъяснение Минюста не станет руководством к действию для полиции при расследовании заявлений об изнасилований, и МВД будет как и раньше исходить из необходимости сбора доказательств вины подозреваемого.

Атака на институт брака

Еще одно разъяснение Минюста касается секса в браке – а также между бывшими супругами.

Согласно изменениям в Уголовный кодекс почему-то половой акт без согласия между мужем и женой является отягчающим обстоятельством (!) и влечет срок от 5 до 10 лет лишения свободы. То же самое касается и гражданских супругов, а также разведенных пар.

По “сексуальному насилию” – то есть действиям сексуального характера, совершенные без проникновения в тело партнера – ситуация та же. В браке оно карается строже, чем вне его.

На самом деле это сильный удар по и без того переживающему кризис институту украинской семьи. Ранее считалось, что любой секс в семье априори добровольный (за исключением случая, когда муж принуждал жену к сексу с применением силы). Конечно, нередко бывают случаи, когда жена не хочет, а муж настаивает на исполнении “супружеского долга”. Но если для жены это являлось категорически недопустимым моментом, то проблема до сих пор решалась очень просто и без применения уголовного кодекса – жена просто уходила от мужа.

Новое же законодательство открывает большой простор для манипуляций. Несложно предугадать, как поссорившиеся супруги начнут теперь использовать этот аргумент, скажем, в судебных тяжбах между собой. Факт изнасилования – мнимого или реального – способен повлиять на решение гражданских судов по разделу имущества или детей. И обвинить в таком насилии теперь стало гораздо проще (даже если его не было на самом деле).

То есть законодатели прямо подталкивают украинских мужчин не оформлять отношения с любимыми женщинами официально. Теперь проще заводить ни к чему не обязывающие отношения – если тебя обвинят в изнасиловании или секс-насилии, то ответственность будет менее строгой и имущество у тебя никто при разводе не отсудит.

И уж совсем нелогично, что за харрасмент (то есть принуждение к сексу с использованием служебного положения), предусмотрена самая мягкая мера – до 2 лет тюрьмы или просто штраф.

Вкратце весь свой довольно скандальный ликбез Минюст упаковал в инфографику.

Поцелуй = изнасилование

О том, что чиновники Минюста скорее всего просто некомпетентны, говорит и разъяснение от главы Минздрава Ульяны Супрун. Впрочем, и оно рождает много вопросов.

По ее версии, обновление понятия “изнасилование” заключается в том, что отныне им будут считаться “действия сексуального характера, связанные с проникновением в тело другого лица с использованием гениталий или любого другого предмета, без добровольного согласия потерпевшего”.

История с проникновением сама по себе крайне интересна. Ведь по формулировке Супрун, изнасилованием может таким образом стать даже “французский” поцелуй, когда язык проникает в рот партнера. При этом в случае с женщинами, которые, случается, тоже насилуют мужчин, проникновения вообще может и не быть – хотя факт полового акта будет налицо.

То есть – если женщина изнасилует мужчину, это определят как более легкое преступление: сексуальное насилие. По версии Минздрава, его можно сформулировать так: совершение любых насильственных действий сексуального характера, не связанных с проникновением в тело другого лица, без добровольного согласия потерпевшего.

Выводы из вольных трактовок секс-норм УК профильными министерствами неутешительны. Закон позволяет привлечь к ответственности после любого полового акта и любого человека – если у второго партнера появились резоны как-то навредить или отомстить.

При этом если с изнасилованием вопрос хоть в какой-то степени определенный – то под “сексуальное насилие” могут попасть практически любые любовные поползновения, включая поглаживание по коленке, поцелуй или, к примеру, непристойные смски.

Особый удар закон наносит по институту семьи. Он увеличивает возможности супругов манипулировать друг другом при разводе при разделе имущества и детей.

Чиновники утешают, что в Украине действует презумпция невиновности, и доказывать насилие придется потерпевшей стороне.

Однако это не более чем риторика. Упростив обращение в полицию по “сексуальным” статьям, законодатели создали множеству людей проблемы на голом месте. И вмешались в одну из немногих сфер, где люди раньше обходились без властей – секс. Сделав его последствия непредсказуемыми и опасными.

Остается лишь надеятся на мудрость украинского народа и, особенно, украинских женщин. В том числе и об этом подробно рассказывается в блоге Олеси Медведевой.

ЖизньСекс без принуждения: Что на самом деле значит принцип согласия

Юридическая, этическая и практическая точки зрения

На первый взгляд, Идея согласия в сексе кажется очень простой: партнёры занимаются сексом добровольно и по собственному желанию. Но громкие случаи последних нескольких месяцев — акция #ЯНеБоюсьСказать и аналогичный американский флешмоб #NotOkay, ситуация в московской 57-ой школе, приговор, вынесенный бывшим студентам МАДИ, изнасиловавшим девушку в клубе — показывают, что в нашем обществе до сих пор нет единой и устоявшейся идеи о том, что же такое согласие. Сам принцип окружён множеством нюансов и предрассудков — здесь много «серых зон», которые начали обсуждать не так давно. Мы разобрались в понятии согласия и в том, как оно меняется со временем.

Что такое согласие с юридической точки зрения?

Понятие согласия прописано в законодательстве не всех стран, но ситуация меняется. Например, в Великобритании понятие согласия было законодательно зафиксировано в 2003 году. На практике оно складывается из нескольких элементов: во-первых, человек, который решил заняться сексом, достиг определённого возраста и понимает последствия своих действий. Во-вторых, он делает выбор свободно, а не под давлением партнёра (и в том числе того, от которого зависит — материально, юридически или как-то ещё). В-третьих, он не находится под воздействием алкоголя или наркотиков.

В российском обществе по поводу того, что считать согласием, до сих пор идёт много споров. Во многом это объясняется законодательством: термина «согласие» нет в Уголовном кодексе, он не описан в нормах и правилах правоохранительной практики. Российское законодательство в сфере сексуального насилия, в принципе, далеко от совершенства. Например, изнасилованием признаётся только насилие мужчины над женщиной (насилие над мужчинами не учитывается), а чтобы произошедшее с жертвой признали изнасилованием, она должна оказывать сопротивление (хотя на практике жертва насилия часто не сопротивляется, потому что боится за свою жизнь или здоровье). Сама статья УК «Изнасилование» подразумевает только «традиционную» пенетрацию, не охватывая, например, оральный секс по принуждению. Насильственные гомосексуальные половые акты подпадают под другую статью — «Насильственные действия сексуального характера».

Закон упоминает беспомощное состояние потерпевшей или потерпевшего как отягчающее обстоятельство, но, как отмечает российский криминолог, специализирующаяся в области преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, правозащитница Маргрет Саттэруэйт, при этом что именно включается в понятие, остаётся на усмотрение суда — это может быть и состояние комы, и обморок, и сон, и опьянение.

Возраст сексуального согласия должен помочь подросткам чувствовать себя в безопасности, действовать в своей зоне комфорта и защитить их от посягательств со стороны взрослых

Единственное, что точно зафиксировано в УК, — возраст сексуального согласия, в котором человек может осознанно (и потому законно) согласиться на секс. Возрастная планка нужна, в первую очередь, для того, чтобы защитить несовершеннолетних от психологической или физической травмы, которую им может нанести секс со взрослым человеком. Конечно, всё довольно условно — подростки развиваются по-разному и достигают зрелости в разное время. Но возраст сексуального согласия должен помочь им чувствовать себя в безопасности, действовать в своей зоне комфорта и защитить их от посягательств со стороны взрослых. В культуре, которая поддерживает пиетет по отношению ко взрослым людям, несовершеннолетним часто сложно осознать, что они находятся под давлением: они могут чувствовать себя неуверенно и из-за этого пренебрегать собственными интересами — например, они боятся настаивать на контрацепции.

В России в гетеро- и гомосексуальных отношениях возраст согласия составляет шестнадцать лет. При этом в законе есть оговорка: человек, впервые вступивший в отношения с несовершеннолетним или несовершеннолетней, освобождается от наказания, если пара вступает в брак: по закону считается, что в этом случае «лицо и совершённое им преступление перестали быть общественно опасными».

В разных странах законом принят разный возраст согласия: например, в Великобритании, Нидерландах, Норвегии, Бельгии и Испании он составляет 16 лет; в большинстве штатов США — 16-17 лет; во Франции — 15 лет; в Германии, Австрии, Венгрии, Италии и Португалии — 14 лет, а в Турции — 18 лет. В некоторых странах значение имеет также разница в возрасте между партнёрами, если хотя бы один из них несовершеннолетний — это делается для того, чтобы не наказывать близких по возрасту людей (чаще всего подростков), добровольно занимающихся сексом, но при этом оградить несовершеннолетних от взрослых. Такая модель действует, например, в Канаде: возраст согласия там 16 лет, но подростки могут заниматься сексом уже в 12 лет — при условии, что разница в возрасте партнёров составляет не более двух лет. Возраст согласия повышается до 18 лет, если один из партнёров имеет власть над другим — это необходимо, чтобы защитить подростков от злоупотреблений со стороны взрослых. По российским законам, если разница в возрасте между несовершеннолетним и его партнёром составляет менее четырёх лет, то подсудимого не лишают свободы.

Что значит согласие с этической точки зрения?

Не всё, что касается сексуального согласия, регулируется законом. Понятие сексуального согласия подразумевает не только то, что в отношения вступают два совершеннолетних человека: очень важно, чтобы они действовали осознанно и добровольно. Например, спящий человек или человек в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения просто не в состоянии дать осознанное согласие. Это же отчасти справедливо и для сексуальных отношений с людьми с расстройствами психики, хотя здесь ситуация сложнее: границы свободы человека и то, насколько самостоятельно он способен принимать решения, отличаются в каждом конкретном случае — и часто в таких ситуациях запреты ограничивают право человека на сексуальность. Конечно, не всегда секс в состоянии алкогольного опьянения будет насилием, но оба партнёра должны быть способны трезво оценить свои действия. Маргрет Саттеруэйт отмечает, что в России в ситуациях, когда оба человека находятся в состоянии алкогольного опьянения, раньше суд считал это безусловно отягчающим обстоятельством для насильника — однако сейчас всё зависит от практики и взглядов конкретного судьи.

Кроме того, полное согласие возможно, только если партнёры равны. Если один из них зависит от другого (как ученик от преподавателя, подчинённый от руководителя, пациент от сиделки или врача) — очень сложно понять, решил ли он заняться сексом добровольно или под давлением более влиятельного партнёра. Такие отношения не всегда будут травмирующими, но даже если обоим кажется, что они равноправны, один из партнёров всё равно находится в более уязвимом положении. В некоторых американских университетах, например в Гарварде и Йеле, отношения между студентами и преподавателями официально запрещены. В Гарварде также запрещены отношения между студентами магистратуры и студентами младших курсов, когда старшие могут влиять на учёбу младших — например, оценивают или курируют их работы.

Ролик британской полиции, объясняющий принцип согласия

В российском Уголовном кодексе есть статья «Понуждение к действиям сексуального характера»: она предусматривает наказание за принуждение жертвы к сексу, когда на неё воздействуют угрозами или шантажом или используют её зависимое положение. Под эту статью могут подпадать и отношения между преподавателем и студенткой, который настаивает на сексе в обмен на отметку, и случаи, когда работодатель угрожает подчинённой увольнением, если она не вступит с ним в связь. Добровольные отношения, естественно, никак не регулируются законом, но оба человека, вступающие в них, должны осознавать, что распределение сил и влияния в паре будет неравным. А человек, имеющий власть над партнёром, должен понимать, что на него накладывается огромная ответственность, — и всегда оценивать свои действия с точки зрения желаний и интересов другого.

Согласие также имеет огромное значение в отношениях и браке, где тоже, увы, есть место насилию. И общество и законодатели обращают внимание на подобные ситуации далеко не всегда: существует стереотип, что насильники — это всегда незнакомцы, нападающие на человека на улице, но очень часто жертвы сталкиваются с насилием со стороны друзей и партнёров — нынешних или бывших. Сексуальное насилие в отношениях — это всё то же принуждение к сексуальным действиям с помощью угроз, силы или шантажа. Российский закон в вопросах насилия не делает различия между замужними и незамужними женщинами, но о насилии в браке и отношениях говорят гораздо реже — во многом из-за стереотипного представления о «супружеском долге», который женщина обязана исполнять вне зависимости от собственного желания. Насилие над мужчинами в браке и вовсе остаётся вне поля зрения общества.

Во многих странах введены меры против насилия в браке: в Великобритании оно было криминализировано в 1991 году, в США — в 1993-м. При этом в 49 странах по-прежнему нет соответствующих законов. Например, в Индии, где женщины в сорок раз чаще сталкиваются с насилием со стороны близких, чем со стороны незнакомцев, секс в браке (если жена старше пятнадцати лет), в принципе, не может считаться изнасилованием — это прямо прописано в законе.

Как идея согласия реализуется на практике?

В разговорах о сексуальном насилии в мире всё чаще используют формулировку «Да значит да» вместо «Нет значит нет»: в Калифорнии такую трактовку, например, законодательно призвали внедрить в университетах. Казалось бы, между ними практически нет разницы — но это не так. «Нет значит нет» подразумевает, что молчание может быть воспринято знаком согласия; то есть если жертва не сказала «нет» или отказала, но сделала это «недостаточно прямо», она якобы автоматически согласна на всё, что с ней делают. Яркий пример — прошлогодняя ситуация со студенткой МАДИ: на вечеринке в клубе девушку изнасиловали в туалете, а затем выложили видео произошедшего в интернет. Девушка столкнулась с жёстокой интернет-травлей: её обвиняли в том, что она не могла сопротивляться и «внятно» отказать насильникам, потому что была в состоянии алкогольного опьянения. Формулировка «Нет значит нет» отчасти подпитывает культуру насилия: в ней ответственность за произошедшее всегда лежит на жертве, которая якобы не постаралась предотвратить преступление.

Иногда такая буквальная трактовка согласия не даёт наказать насильника: например, бывшему студенту Стэнфорда, изнасиловавшему девушку, находившуюся без сознания из-за алкоголя, не смогли предъявить обвинения в изнасиловании и приговорили всего к шести месяцам тюрьмы. По закону штата, при изнасиловании жертва должна сопротивляться — однако девушка была без сознания и не могла сказать «нет».

Установка «Да значит да» (тоже несовершенная, но уточняющая то, что опускает первый принцип) подчёркивает, что если жертва не отказывается прямо или не сопротивляется, это ещё не значит, что она согласна с происходящим. Такую модель называют «affirmative consent», то есть чёткое и недвусмысленное согласие: если человек ясно, прямо и без принуждения не дал понять, что хочет секса, любые действия можно считать насильственными. Кроме того, согласие не может быть «вечным», его можно отменить в любой момент: один из партнёров может передумать в процессе, понять, что не хочет секса, или, например, отказаться от определённых действий — и второй должен уважать его границы.

Согласие, полученное в результате уговоров, манипуляций и психологического давления не может считаться согласием

На практике такие меры часто вызывают недоумение: они проводят чёткую границу там, где раньше была «серая зона». Означает ли это, что, занимаясь сексом и переходя на «следующий уровень», нам каждый раз нужно уточнять у партнёра, согласен ли он, — не убьёт ли это спонтанность в отношениях? Должны ли учитываться невербальные сигналы (и где в этом случае проходит граница?) — или согласием может считаться только ответ «да» на прямой вопрос?

Читать еще:  Приватизация квартиры в собственность

Противники установки «Да значит да» говорят, что в спорных ситуациях один из участников событий будет автоматически считаться виновным — просто на основании слов другой стороны. Существует распространённое мнение, что женщина может согласиться на секс, а позднее «передумать» и обвинить партнёра в изнасиловании. Это миф, который не имеет под собой веских оснований: по статистике, ложные обвинения в изнасилованиях встречаются редко. Представители британской полиции рассказывают о других ситуациях: когда жертвы не сразу понимают, что находились под давлением и их на самом деле склоняли к сексу — например, если за ними «активно ухаживали» (в русском языке для этого есть ёмкое слово «уламывали»).

На самом деле «Да значит да» не размывает границы — эта установка просто выводит из «серой зоны» проявления культуры насилия, учит прислушиваться к партнёру и уважать его желания (и отсутствие желания в том числе). Согласие, полученное в результате уговоров, манипуляций и психологического давления («Ну что ты ломаешься!», «Да ладно, чего ты»), не может считаться согласием. Человек, который действительно хочет секса, даст это понять — не всегда простым «да», но обязательно с энтузиазмом. Нормы и правила, касающиеся согласия, меняются на наших глазах — неудивительно, учитывая, что насилие в браке в США признали преступлением только 25 лет назад. Ключ ко всему — открытый и честный разговор, без которого невозможен ни секс, ни отношения сами по себе. И ориентироваться здесь нужно не только на свои ощущения, но и на то, что чувствует и думает партнёр.

Ревиктимизация: как секс меняется после изнасилования (18+)

Не так давно я задумалась над тем, почему многие из моих подруг, пережив сексуальное насилие, начинали вести очень бурную сексуальную жизнь. Помню, как этот факт озадачивал меня, бывшую в отрочестве девицей строгих нравов. Если уж твое первое знакомство с сексом было настолько ужасным, разве это не должно было бы отбить всякую охоту вообще заниматься им? Почему же все мои знакомые, пережившие изнасилование в очень раннем возрасте, как будто бы искали еще больше секса – плохого секса, незащищенного секса, неприятного секса? И почему они при этом как нарочно каждый раз выбирали самых мерзких парней, у которых разве что только на лбу не было написано «насильник»?

Для того, что разобраться с этим, мне пришлось основательно повзрослеть и серьезно заняться самообразованием. Существует так много моментально приходящих в голову простых объяснений неразборчивости в сексуальных связях у подростков, переживших изнасилование, особенно если это девочки: они просто настоящие шлюхи; они дуры; они хотят быть изнасилованными (как если бы слова «хотеть» и «изнасилование» могли сосуществовать в одном предложении); изнасилование им понравилось, и т.д.

Существует довольно простой метод, которому нас научили в колледже на курсе Введения в психологию. Поскольку ты никогда не знаешь, что на самом деле думают или чувствуют другие люди, нужно научиться очень внимательно и тщательно анализировать свою собственную реакцию на них. Например, если ты знакома с девушкой, находящейся в насильственных отношениях, и замечаешь, что тебя начинает отталкивать ее надоедливость и возрастающая беспомощность – что ж, теперь ты знаешь, что она думает о себе. И, возможно, теперь ты знаешь, что думает о ней ее абьюзер. И если ты обладаешь исключительными умственными способностями, может быть, теперь ты понимаешь, поведение какого рода он поощряет в ней – для того, чтобы продолжать считать ее жалкой и отвратительной. Или если ты, глядя на нее, задаешься вопросом почему она остается с ним? Она что, совсем дура? Или просто таким образом хочет вызвать жалость к себе? Ей что, нравится быть битой? Ну вот, только что ты сама ответила на свой собственный вопрос. Добро пожаловать во все ее неотвязные мучительные мысли о самой себе!

И если хочешь, можешь сама попробовать бросить все и порвать со старой жизнью, не имея для этого никаких ресурсов, только до хрена страха. Когда аболютно все твои знакомые, которые теоретически должны были бы поддержать тебя, совершенно одинаково реагируют на твой рассказ: «На что ты только не пойдешь, чтобы тебя пожалели».

Итак. Почему же женщины, в детстве пережившие насилие, как будто бы нарочно делают все возможное, чтобы снова ему подвергнуться? Чтобы ответить на этот вопрос, для начала придумайте самые уродливые стереотипные ответы, на которые вы только способны. А теперь представьте, как изнасилованной девочке то же самое говорит ее насильник, как эти же слова повторяют другие взрослые, не желающие поверить ей, как то же самое кричат ее сверстники, ничегошеньки не знающие об изнасилованиях и насилии. Действительно ли девочки с опытом насилия спят с кем попало потому, что они тупые шлюхи и не в состоянии себя контролировать? Нет, они это делают потому что они думают, что они тупые шлюхи, которые не в состоянии себя контролировать – потому что их убедили, что изнасилование произошло именно по этой причине. И да, конечно же, они могли бы каким-то волшебным образом разом набраться жизненного опыта и здравого смысла, могли бы по мановению волшебной палочки развить чувство собственного достоинства – и понять, что все это ложь, и тогда… Тогда им также пришлось бы признать, что их изнасиловали безо всякой на то причины, и что КРОМЕ ТОГО, их родные и близкие не захотели защитить их и поверить им – опять-таки, безо всякой на то причины. И что КРОМЕ ТОГО теперь они живут в постоянной опасности снова подвергнуться насилию без малейшей надежды на поддержку – будь то помощь закона, или любая другая.

Иногда легче решить, что это была твоя вина, чем жить с сокрушительной силы чувством собственной беззащитности, с почти полной уверенностью, что это будет происходить снова и снова.

И – это очень важная часть для вас, как для стороннего наблюдателя – они делают это потому что после изнасилования все мысли окружающих о них будут связаны с сексом. Они больше не девственницы. Они не могут притвориться, что не знают, что такое секс. Также они не могут сделать вид, что они не одни в этом мире, что в их жизни есть люди, к которым можно будет обратиться за поддержкой. Семья девушки, которая ребенком подвергалась насилию, скорее всего, просто закрыла на это глаза. И, вполне возможно, продолжает это делать. Ну и как же просто будет снова ее изнасиловать, если ее семье попросту наплевать на это?

И в отличие от девственниц, если они допустят ошибку во время длительного и трудного процесса открытия сексуальности после наступления пуберата, их всегда можно будет обвинить в том, что они ошиблись именно потому, что они тупые шлюхи, которые не в состоянии себя контролировать. У девственницы случается первый неловкий и неприятный сексуальный опыт с парнем, который оказывается мудаком? Что ж, не повезло, все мы учимся на ошибках. У пережившей изнасилование случается первый неловкий и неприятный сексуальный опыт с парнем, который оказывается мудаком? Елки-палки, ну когда уже ты научишься не встречаться с мудаками? Избавляйся наконец от своих тараканов.

Пережившие изнасилование знают, что они безнадежно испорчены. И они всегда будут в этом уверены – потому, что их исполненные лучших намерений друзья неверно истолкуют последствия их травмы и сочтут замешательство в вопросах секса осознанным и намеренным. И любители легкой добычи, узнав об изнасиловании, немедленно активируют свое к ней внимание. Это именно то, что происходило в мой школе – не могу счесть, сколько раз Барсучка признавалась мне, что очередной парень сделал с ней что-то мерзкое, и тут же все мальчишки вокруг нее тут де начинали обращаться с ней как со шлюхой. Потому что, знаете, она занимается ЭТИМ. К тому же ее вполне можно изнасиловать без каких бы то ни было последствий: мы уже знаем, что ничего с ней не сделается. И мы уже знаем, что она не заявляет в полицию.

Другая причина, по которой подвергнувшиеся изнасилованию девочки могут начать вести вести себя преувеличенно сексуально – это то, что их научили верить, что это вполне легитимный и единственно возможный способ получить хоть какое-то внимание. И я не имею в виду крайние случаи, когда человек готов на все, чтобы на него посмотрели. Я имею в виду базовую потребность в человеческой близости, любви и тепле, которые для других людей являются данностью и попросту не замечаются, потому что сами они не знают, что такое заброшенность и насилие. А это означает, что к моменту достижения того возраста, когда тела пробуждаются и говорят «ОБОЖЕМОЙ, СЕКСА МНЕ НЕМЕДЛЕННО», потребность в человеческом контакте большинства детей удовлетворена и они не испытывают необходимости искать дополнительные отношения для их восполнения. Но у ребенка без опыта позитивного человеческого контакта лишь очень немногие из этих потребностей оказываются удовлетворенными. И он будет пытаться удовлетворить эти потребности с любым, кто готов погладить его по голове. И когда этого ребенка насилуют, для него это может оказаться единственным случаем, когда к нему прикоснулись, похвалили, обняли. Поэтому дети могут начать предлагать себя сексуально для того, чтобы получить хоть какое-то минимально необходимое количество внимания. И если ты ребенок, кто может воспользоваться подобным сексуальным предложением? Ах да, насильник. Так что к моменту своего взросления, эти дети приучены к тому, что единственные, от кого можно получить регулярное внимание – это насильники и абьюзеры.

Но. Но. Но разве они не замечают, что рядом есть и ХОРОШИЕ люди. ХОРОШИЕ люди, которые проявят к ним ПРАВИЛЬНОЕ внимание, и вообще почему ДЕВУШКИ ВСЕГДА ЗАПАДАЮТ НА МУДАКОВ?

Могу сказать по собственному опыту, как ребенок, подвергавшийся насилию со стороны родителей и жена, подвергавшаяся насилию от мужа: большинство «нормальных» людей не понимают а) как такое вообще возможно, б) почему абьюзер еще не за решеткой, в) да что ты все циклишься на этом, пора бы уже разобраться со своими проблемами, г) почему же ты не ушла или не позвонила в полицию, это же так просто? Они ничего не знают об этом – потому, что им никогда этого не объясняли и потому, что они сами не посчитали нужным как-то поинтересоваться и поискать нужную информацию.

В результате, когда твоя жизнь полна самого отчаянного и беспросветного абьюза и ты ищешь кого-нибудь, с кем можно было бы безопасно поговорить об этом, твой выбор сведется к двум вариантам: 1. человек, который ничего не знает об этом и которого, скорее всего, просто перекосит от ужаса и отвращения, и ты услышишь что-нибудь бесчувственное и жестокое, вроде «Как ты ему вообще это позволила?» или 2. человек, который что-то знает, потому что у него уже есть опыт насилия – в роли насильника или жертвы, или обоих – а это значит, что, скорее всего, абьюз для него в какой-то степени стал естественной частью жизни.

Если тебе повезет, как мне везло какое-то время, твоим вариантом №2 будет кто-то вроде Барсучки, моей лучшей подруги со школьных времен, которая «понимала», принимала и любила меня безусловно. Или если тебе не повезет, как мне не везло какое-то время, твоим вариантом №2 будет кто-то вроде мистера Флинта, который «понимал» меня потому, что я подходила под его внутреннее описание того типа компаньонки, которую несложно втянуть в ситуацию домашнего насилия. Который знал, что достаточно будет выделить мне крошечную порцию безусловной симпатии и любви, в которой я так нуждалась, чтобы полностью заполучить мое доверие. К тому же насильники любят подчеркнуть, как непохожи они на других абьюзеров в твоей жизни. Я не твой отец, говорят они. Вот твой отец, он когда-нибудь был так добр к тебе, как я? Понимал ли он тебя, как понимаю я? Могла ли ты поплакать у него на плече о какой-то случившейся неприятности? Я тебя понимаю, и ты никогда не найдешь никого другого, кто бы делал это. И если в своей жизни ты не видела ничего кроме насилия, то знаешь, что последняя часть не так уж далека от истины. Количество людей, которые не будут мучать тебя вопросами вроде «Да почему ты вообще все это терпела?» с выражением отвращения на лице, позорно мало.

И последней причиной, по которой девочки, пережившие сексуальное и физическое насилие, как будто бы сами ищут еще больше сексуального и физического насилия, является то, что им пришлось смириться с этим как с неизбежностью. Если вы растете, как и большинство девочек, с убеждением, что девственность – это большая ценность, то когда у вас ее брутально вырывают, вы остаетесь с когнитивным диссонансом. Либо ваша девственность была сверхценностью – а значит, вы безнадежно испорчены, либо ваша девственность никакой ценности из себя не представляла, и тогда вы не испорчены. Нужно выбирать одно из двух. И большинство девочек выбирают второе.

Ладно, давайте оставим девственность в покое. Если вы верите в то, что секс – это нежное и любовное взаимодействие двух партнеров, а затем подвергаетесь кошмарному унижению, что ж… либо вы ошибались относительно секса, либо вы были правы, но вы больше никогда вы не сможете иметь такие любовные интимные отношения, потому что теперь вы «навсегда травмированы». По существу, если что-то представляет для вас ценность, и эту ценность грубо уничтожают, вы остаетесь с выбором – либо до конца жизни оплакивать эту потерю, либо наводнить рынок и обесценить ее.

И к тому же очень многие девушки, которые неоднократно подвергались изнасилованию и насилию, начали просто считать это неизбежным. Для них стало слишком тяжелым каждый раз вставать, отряхиваться, лепить улыбку и начинать жизнь заново – и все это без какой бы то ни было поддержки. Это огромное количество работы, особенно если тебе приходится проделывать все это в одиночку. Особенно, если ты еще ребенок. И тем более, если это происходит так часто и систематически, что у тебя просто нет оснований полагать, что это не случится еще раз, и что весь труд, потраченный на то, что казаться нормальной, а не Жертвой Изнасилования, пропадет впустую.

В общем, ты можешь продолжать гоняться за нормальными отношениями, которые ты, по идее, должна иметь, и в конце концов опять подвергнуться ужасающему абьюзу. Или можно сразу найти абьюзера, предложить себя добровольно и, возможно, таким образом предупредить неизбежное изнасилование. А еще тебе может повезти и ты найдешь потенциального насильника, который защитит тебя от посягательств других, объявив тебя своей собственной, личной девочкой для изнасилования. И тогда ты будешь точно знать где, когда и как тебя будут насиловать.

И это то, что абьюзер ищет и поощряет в своей жертве – обреченное чувство неотвратимости – да и не-абьюзеры в этом отношении ничуть не лучше. Отказываясь признать эпидемию изнасилований и насилия над женщинами в этом обществе, мы задаем ложную динамику: есть женщины, которые подвергаются насилию и есть женщины, которые ему не подвергаются. И между ними пролегает очень тонкая грань, однажды пересекши которую вернуться назад становится невозможным. Отныне все в тебе будет подвергаться критике и сомнениям – твои мотивы, твоя сексуальность, твой ум, твоя «истеричность». Тебе больше не смешны шутки об изнасилованиях и неприятны те, кто им смеется или рассказывает их. И ты никогда не сможешь объяснить этого другим без того, чтобы быть названной сверхчувствительной (истеричка детектед). Ты больше не можешь думать «он никогда не стал бы», потому что больше ни в чем не уверена. И ты больше не можешь вступать в сексуальные отношения, не думая о том, что в любую минуту оно может перейти в изнасилование, если в какой-то момент ты скажешь «нет». И ты больше не можешь рассчитывать на помощь своих друзей или родителей, которые считают, что ты должна была приложить больше усилий к тому, чтобы подвергнуться меньшему насилию.

Я чет не знаю, стоит ли сюды это тащить, но если че, то скажите )

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector