Спор иосифлян с нестяжателями
Prokurors.ru

Юридический портал

Спор иосифлян с нестяжателями

Иосифляне и нестяжатели

Кто такие иосифляне

Главой течения в Русской православной церкви конца XV — середины XVI веков являлся Иосиф Волоцкий, канонизированный в 1579 году.

Представители этого течения считали, что монастыри имеют право владеть землёй и материальным имуществом, украшать церкви богатыми росписями и иконостасами, чтобы показать значимость и авторитет Русской церкви.

Иосифляне резко осуждали еретическое движение, поддерживали монархическую власть, как Богом данную и считали православную церковь Русского государства главной преемницей Византии.

Главной задачей монастырей иосифляне считали просветительскую и благотворительную деятельность, помощь населению во время неурожаев и других бедствий.

Кто такие нестяжатели

Нестяжание в русском монашестве означает произвольную нищету, то есть отказ от земных благ, прощение раскаявшихся, чистота духа и помыслов. Только при таких условиях можно стать гражданином Царствия Небесного.

Именно движение нестяжателей, возникшее в стенах Кирилло-Белозерского монастыря, стало главным оппонентом иосифлян.

Нестяжатели выступали против монастырского землевладения, касались важных этических вопросов, связанных со взглядами на православие, раскаявшихся еретиков и др.

Духовными лидерами нестяжателей стали ученики преподобного Нила Сорского (нестяжателя, основателя скитского жительства на Руси) инок Вассиан (князь Патрикеев) и религиозный писатель и публицист Максим Грек.

Конфликт между иосифлянами и нестяжателями

Серьёзное столкновение взглядов обоих течений впервые было официально задокументировано на поместном Соборе Русской церкви 1503 года.

Кроме дисциплинарных, на Соборе разгорелся спор о двух главных вопросах:

  • о монастырских вотчинах (царь Иван III был заинтересован в секуляризации (изъятии) церковных земель в пользу государства);
  • об отношении к раскаявшимся еретикам.

Секуляризация земель и монастырской собственности

Отстаивали право монастырей владеть землёй и прочим имуществом, мотивируя это тем, что монастыри, при необходимости, могут оказывать продовольственную, просветительскую и др. помощь народу, а также, обладая богатством, смогут во всём поддерживать государство.

Призывали отказаться от любого имущества и земель и передать всё в государственную казну.

Были сторонниками аскезы и выступали против использования чужого труда.

Отношение к раскаявшимся еретикам

Призывали расправляться с еретиками самым жестоким образом, вплоть до смерти (несмотря на раскаяние некоторых из них).

Критиковали еретиков, но были против смертной казни при условии искреннего раскаяния последних.

Отношение к личному стяжательству среди церковников

Осуждали и требовали наказания.

Осуждали и требовали наказания.

Как иосифляне победили нестяжателей

Лидеры движения нестяжателей – Нил Сорский, позднее Максим Грек и Вассиан открыто критиковали церковных патриархов и обвиняли их в растущих аппетитах на землю и прочее материальное имущество, ведь это противоречило нормам христианской морали. Доставалось и светским властям, что привело к их опале и обвинению в ереси. Их обоих заточили в Иосифо-Волоцком монастыре, держали в суровых условиях.

Это свидетельствовало о победе иосифлян, решительно отвергших на Стоглавом соборе 1551 года программу нестяжателей, направленную на ограничение монастырского землевладения. Такая позиция иосифлян явилась началось появления опричнины.

Кого поддерживало государство в разные периоды

В противостояние между указанными религиозными течениями выступили и монархи.

Иван III поддерживал нестяжателей в вопросе о секуляризации церковных земель. Царю нужны были земли для поощрения подданных. Несмотря на разногласия с Волоцким в земельном вопросе, царь Иван не отправил его в опалу, а прислушался к его теориям о божественном происхождении великокняжеской власти.

Ещё при жизни Ивана III, «помогал» ему в управлении государством сын Василий (будущий царь Василий III), попавший под влияние Иосифа Волоцкого. В результате многие еретики были обречены на смерть. Карательная машина сжигала и гноила в тюрьмах вольнодумцев и тех государственных деятелей, которые имели прогрессивные взгляды и поддерживали ересь, а иосифляне приобрели большое влияние в государстве.

Иван Грозный руководствовался идеями иосифлян, утверждающими абсолютную царскую власть во главе с царём – помазанником Божим. Идеи иосифлян легли в основу официальной государственной идеологии Московского царства.

Историк Ключевский писал, что в свете иосифлянских преставлений о церкви и государстве Иван Грозный посчитал себя святыней и голос Церкви для него уже ничего не значил: он дошёл до того, что в церковных стенах был замучен митрополит Филипп.

Страшный период в истории Московского царства – опричнина – была порождением победивших идей иосифлянства.

Пётр I, строивший государство по-западному (а не Византийскому) образцу, вёл активную борьбу против самостоятельности церкви и её подчинения царской власти. Предприняв попытки реформирования Русской церкви, он лишил последователей Иосифа Волоцкого поддержки. Своими указами Пётр сокращал самостоятельность и независимость духовенства. Хозяйство монастырей отдавалось под надзор Монастырского приказа. Церковь превратилась в четвёртое сословие по Табели о рангах, что способствовало становлению абсолютизма (цезарепапизма – как проповедовали иосифляне в начале своей деятельности).

При Екатерине II продолжалась политика лишения церкви земель и собственности и ослабление власти церкви и духовенства. При вступлении на престол иосифлянская верхушка церкви поддержала будущую императрицу, надеясь сохранить свою собственность. Но в благодарность Екатерина провела политику секуляризации церковного имущества и нанесла окончательный удар по идеям Иосифа Волоцкого.

Как оценивают спор между иосифлянами и нестяжателями современные историки

В XX веке неоднократно поднимался вопрос о конфликте двух религиозных течений, оставивших след в истории Русской церкви и Русского государства.

Философ и историк Николай Бердяев считает, что победа иосифлян привела к трагическим последствиям в истории России. Особенно это сказалось в период царствования Ивана Грозного, поверившего в идею «цезарепапизма» и совершившего кровавые преступления.

Богослов и философ Георгий Флоровский в книге «Пути Русского богословия», «оправдывает» оба течения, находя в каждом из них рациональное зерно. Иосифляне, во главе с Волоцким провозглашают «правду социального служения», для которой нужна материальная база, но не в личной, а в общинной собственности, чтобы оказывать поддержку, как государству, так и страждущим.

Представителей нестяжательства или «заволжцев» Флоровский считает носителями «правды умного делания» и совершенствования человеческой личности. Нил Сорский считал, что моральная сила и независимость от материального возвышает священнослужителей и позволяет им судить о недостойных делах государства.

Победу иосифлян автор оправдывает, как прогрессивную в отношении становления государства и попытки переориентировать духовную и светскую политику Руси с Византии на Запад.

Советский учёный Яков Соломонович Лурье, как и большинство советских исследователей, находит в этом споре классовый характер. Тем не менее, он не видит значительных расхождений во взглядах лидеров течений – Иосифа Волоцкого и Нила Сорского. Каждый из них шёл своим путём, но к единой цели – усилении Русской церкви и государства.

Историк Николай Лисовой считает, что между Сорским и Волоцким не было никакой непримиримой борьбы, каждый из них по-своему представлял устройство монашеской общины. Сорский считал, что монахи должны жить в скиту и сами зарабатывать на пропитание, проводить жизнь в беспрестанных молитвах, чтобы совершенствовать дух. А вот помогать другим они не смогут, так как сами ничего не имеют.

Волоцкий считал, что монахи должны жить в монастыре, вести общее хозяйство, вместе трудиться, питаться и молиться, а в голодные годы помогать всей округе и даже государству, строить школы и больницы.

Историк считает, что оба создавали единую систему, но были двумя полюсами, дополняющими друг друга – умное делание и социальное служение. Конфликт между течениями, считает историк – миф, выдуманный позднее властью и некоторыми учениками.

Борьба между иосифлянами и нестяжателями

До определенного момента на Руси практически не было серьезных конфликтов и расправ на религиозной почве. В то время, как на католическом Западе распространялась печально известная Святая Инквизиция, а страны вроде Чехии или Франции были раздираемы религиозными войнами между разными течениями латинян и протестантов, в Московской Руси безраздельно властвовало православие. Догматы Православной Церкви казались незыблемыми, однако к концу XV века и у нас произошел раздор по поводу ряда касающихся внутрицерковной жизни вопросов, который вскоре обернулся большой кровью.

Аргументы сторон

В XV-XVI веках в церковной среде произошел конфликт из-за собственности монастырей, вследствие чего православные разделились на два непримиримых лагеря:

К нестяжателям относятся монахи-последователи лидера учения святого старца Нила Сорского, выступавшие против того, чтобы Церковь обладала каким-либо имуществом. При монашеском постриге инок дает обет нестяжания, подразумевающий абсолютный отказ от имущества и жизнь в уповании на Божью волю, и потому наличие земель у монастырей нестяжатели считали нарушением монашеских обетов.

К князю же ученики Нила Сорского относились с уважением, почитая его справедливым, мудрым и потому достойным лично распоряжаться церковным имуществом. Поэтому земля и здания, принадлежавшие Церкви, должны были быть, по их мнению, переданы в руки государства, дабы оно могло укрепить свои границы и выплатить дворянам деньги за службу.

Взамен же нестяжатели желали получить у правительства возможность свободно высказываться по различным вопросам, связанным с религией. Монахи же должны были, оставшись без имущества, полностью оставить все мирские дела и заниматься только «умным деланием», т.е. молитвой. Добывать себе пропитание позволялось исключительно своим трудом или подаяниями. При этом сами монахи должны были давать милостыню любому, кто бы их ни попросил.

В свою очередь, сторонники основателя Иосифо-Волоколамского монастыря, преподобного Иосифа Волоцкого, названные иосифлянами по имени своего предводителя, считали, что церковь должна обладать всем своим имуществом, в том числе библиотеками, хозяйствами, церковной утварью. Это было необходимо для того, чтобы Церковь впоследствии могла вести следующую деятельность:

  • осуществлять миссионерские задачи,
  • творить милостыню,
  • поддерживать бедных людей,
  • снабжать народ продовольствием в неурожайные годы.

К правителю же иосифляне относились как к наместнику Бога на земле и потому считали, что ответственность перед народом он должен сочетать с ответственностью перед Церковью.

Еще одним моментом, в котором расходились мнения нестяжателей и иосифлян, был вопрос об исправлении сторонников еретических учений. На Руси в ту эпоху широко распространилась т.н. «ересь жидовствующих», и православные пастыри должны были придумать, как обеспечить в христианском мире воцарение каноничной формы исповедания. Иосиф Волоцкий полагал, что необходимо вести борьбу с ересью путем физического воздействия на еретиков вплоть до сожжения заживо на кострах.

В свою очередь, Нил Сорский считал, что Бог ждет не смерти грешника, но его раскаяния, и потому отрицал возможность применения смертной казни против еретиков, проявляя христианское милосердие. Тех же, кто упорно не желал оставить ересь, старец предлагал изолировать от общества или выслать заграницу, но не лишать их жизни.

Развитие и усугубление конфликта

Роль княжеской власти в споре

Учитывая огромное влияние христианства на политику европейских государств, в том числе и Московской Руси XV-XVI веков, неудивительно, что эти споры стали занимать умы высоких государственных мужей. Невеликая по площади Московская Русь не могла обеспечить всех дворян достойными земельными наделами, и потому глава княжества Иван III поначалу склонялся на сторону готовых предоставить для этого церковные земли нестяжателей. Википедия сообщает, что по мере того, как обличалось всё больше чиновников и дьяков, приверженных ереси жидовствующих, симпатии князя по отношению к иосифлянам возросли. Тем не менее, почти до последних дней своей жизни, Василий Иванович изъявлял желание получить церковное имущество в госсобственность.

Формально борьба нестяжателей и иосифлян не имела негативных последствий для Церкви. Оба движения находились в евхаристическом общении и единении, фактов неприязни между Иосифом Волоцким и Нилом Сорским обнаружено не было. Противостояние двух церковных групп резко обозначилось на соборе 1503 года, где представители обоих течений решительно осудили ересь жидовствующих, но так и не смогли найти консенсуса по вопросу о применении наказания для еретиков. Иосифляне, составлявшие большинство на этом соборе, сумели отстоять свою позицию в вопросе и об имуществе Церкви.

Когда в 1500 году князя Ивана III сразила тяжелая болезнь, помогать править княжеством ему стал сын от второй жены Софьи Палеолог Василий Иванович. Иосиф Волоцкий оказывал колоссальное воздействие на княжича, и спустя четыре года, Василий Иванович, Иван III вместе с собором епископата вынесли решение не в пользу еретиков.

После этого на Руси, по сути, появился доморощенный аналог католической Святой Инквизиции. Жертвами костров становились как простой люд, так и влиятельные чиновники и купцы, заподозренные в ереси. Некоторых, вместо сожжения, приговаривали к длительному тюремному заключению, которое они, как правило, не переживали. Следствием этого стало то, что партия иосифлян оказалась в фаворе.

Еще одной причиной того, что нестяжатели остались не у дел, стал сложный период в личной жизни князя Василия III. Ему с первой женой, Соломонией Сабуровой, никак не удавалось завести детей. Это стало причиной тому, что князь развелся с женой и сочетался брачным союзом с Еленой Глинской (будущей матерью Ивана Грозного). Сабурову же, против её воли, заточили в монастыре, где она и скончалась 18 декабря 1542 года (канонизирована в лике преподобных в 1984 году).

Глава нестяжателей, известный православный деятель, князь Василий Иванович Патрикеев (в иночестве Вассиан), обличил Василия III в этом поступке, поскольку христианские каноны запрещают разводиться с женой, если она не совершила измену. Василий III разгневался на инока, но идти на открытое противостояние не решился, посчитав, что со временем вся эта история забудется.

Однако, в скором будущем, князь спровоцировал еще один конфликт, который повысил накал борьбы между нестяжателями и иосифлянами. Вызвав в Москву из Чернигова представителей княжеского рода Шемячичей, недавно перешедших на службу московскому князю от короля польского Сигизмунда I, Василий Иванович приветливо их встретил, но вскоре арестовал и отправил в тюрьму. Столь низкий и подлый поступок вновь не остался без внимания Василия Патрикеева, и инок снова во всеуслышание осудил предательство князя. Василий III отказался терпеть обличителя и инока силком заточили в Иосифо-Волоколамском монастыре у иосифлян, где он и умер (по некоторым сведениям, был отравлен).

В качестве официальной причины ареста Вассиана объявили, что он якобы впал в ересь и отвергал учение о двойственной – божественной и человеческой – природе Иисуса Христа, признавая за Ним лишь божественную сущность. После этого идеология иосифлян утвердилась в качестве главенствующей в Русской Православной Церкви.

Окончательная победа иосифлян

В 1551 году на Стоглавом соборе священник Сильвестр пытался высказать предложение об ограничении земельных наделов у церквей и монастырей, но иосифляне, занимавшие на соборе лидирующие позиции, не приняли этого утверждения. Также иосифляне стали одними из идеологов введения опричнины во второй половине XVI века. Впоследствии это привело к тому, что репрессии Ивана Грозного развернулись и против самой Церкви. Жертвами её стали множество священников и монахов, в том числе и митрополит Филипп (Колычев), один из наиболее известных иосифлян. Википедия сообщает о 4,5 тысячах жертв опричников.

Именно иосифляне окутали институт княжеской власти на Руси ореолом божественного происхождения (что затем закрепилось и за монаршим родом Романовых). Рассуждая, что после гибели Византии и падения Константинополя в 1453 году единственным в мире оплотом православия осталась Русь, последователи Иосифа Волоцкого в 1589 году сумели добиться обретения Московской митрополией статуса патриархии. Они также способствовали появлению идеологической концепции «Москва – Третий Рим». Это смогло повысить авторитет государства на международной арене.

Спор иосифлян и нестяжателей

В 1503 г. был созван церковный собор, который бесстрашно коснулся всех больных сторон церковного быта, служивших для еретиков поводом к нареканиям на Церковь. Были осуждены плата за поставление и зазорная жизнь вдовых священников, пьянство духовенства, в т. ч. и накануне совершения Божественной Литургии, непорядки в монастырской жизни. Собор вплотную подошел к вопросу об отношении к монастырскому вотчинному землевладению. На арене этого собора выступили крупнейшие церковные деятели того времени – игумен Волоколамский Иосиф (Санин) и игумен Сорский (на р. Сорке, около Белоозера) Нил (Майков).

Нил Сорский стремился осуществить на Руси большую реформу и иночества, и всего церковного быта православия. Главной целью этой реформы было освобождение иночества от каких бы то ни было экономических забот. Появление на Руси еретиков и их упорные гонения на Церковь Нил и его ученики, называемые “нестяжателями”, объясняли, как и многие другие в то время, падением нравов и авторитета Церкви. Но причину этого падения они видели в обремененности землевладением и крупным хозяйством.

И вот против этого предложения восстал, как записано, весь собор, точнее – почти все традиционное большинство. Среди последнего доминировал голос наиболее продумавшего этот вопрос и подготовившего всю аргументацию “стяжательской” стороны Волоколамского игумена Иосифа. В защиту монастырского землевладения на соборе он привел два основных аргумента: во-первых, обратил внимание на греческих и русских святых, основавших первые монастыри, владевшие селами; а во-вторых, выразил опасение, что отсутствие монастырских сел приведет к тому, что “благородные человеки” перестанут принимать постриг, некого будет поставлять на различные церковные должности и наступит “поколебание веры”. Точка зрения Иосифа была такова: обет отречения от стяжания каждый вступающий в нормальное общежитие берет на себя и несет наряду с двумя другими – полным послушанием и полным целомудрием. Этот принцип у Иосифа возведен в абсолют: инок категорически не должен иметь никакой собственности. Но принцип личного нестяжания иноков у Иосифа сочетался с принципом “коллективного” монастырского стяжания. Под эту формулировку полностью подпадает только строгообщежительное монашество, а не единолично-хозяйственный устав. В предпочтении общежития единолично-пустынническому подвигу вся сущность богословской системы Иосифа. А за ней – теократическая идея, идея неразделимости единого теократического организма церкви и государства. С этой всемирно-исторической высоты восточно-православной теократии он не отрицал, конечно, пустынножительской задачи личного спасения, но считал ее стоящей ниже о сравнению с идеальной нормой устава общежительного.

Таким образом, спор о монастырских селах – это только поверхность, а подлинная борьба происходила в глубинах, и спор шел о самых началах и пределах христианской жизни и делания. Сталкивались два религиозных замысла, два религиозных идеала, в конечном счете – две правды.

В конце XV в. Иосиф Волоцкий написал произведение, специально посвященное вопросам монашеской жизни, – краткую редакцию Устава, предназначенного для Иосифо-Волоколамского монастыря (пространная редакция, как считают исследователи, возникла позже). Этот Устав был рассчитан на общежительный монастырь, жизнь монахов в котором подвергалась жесткой регламентации и строгой дисциплине.

Прот. Георгий Флоровский писал, что правда Иосифа Волоцкого – это прежде всего правда социального служения, а его идеал – это своего рода “хождения в народ”. С точки зрения Иосифа, все члены общества должны выполнять определенное служение. Не составляет исключения даже сам царь. И его Иосиф включает в ту же систему Божия тягла, – и царь подзаконен, и только в пределах закона Божия и заповедей обладает он своей властью. А неправедному или “строптивому” царю вовсе и не подобает повиноваться, он даже и не царь – “таковый царь не Божий слуга, но диавол, и не царь, а мучитель”. В этой системе и монашеская жизнь – это некое социальное тягло, особого рода религиозно-земская служба. Этому социальному служению, деланию справедливости и милосердия изнутри подчиняется у Иосифа и самое молитвенное делание. Монастырские села он защищает, можно сказать, из филантропических и социальных побуждений: он принимает их от имущих и богатых, чтобы раздавать и подавать нищим и бедным. Волоколамская обитель постоянно превращается игуменом то в странноприимный дом, то в благотворительную столовую для сирот и убогих, то в больницу.

В отличие от Устава Иосифа Волоцкого, в Уставе (“Предании”) Нила Сорского формулируются только самые общие правила монашеской жизни; этот текст чужд той дотошной и всеобъемлющей регламентации, которая явно предстает со страниц труда волоколамского игумена. Нил Сорский побывал на Афоне, в монастырях Константинополя, посещал лавры Палестины, может быть, был на Синае. В его “Предании” обнаруживаются следы знакомства с “Преданием” Саввы Освященного. Устав Нила Сорского предполагал четыре главных (и допустимых) источника материального обеспечения особножительных монастырей и скитов. Главным из них было “рукоделие”, т. е. собственный труд монахов, а далее назывались “милостыня” (включающая в себя как пожертвования частных лиц, так и возможность государственной дотации), участие в товарообмене и использование наемного труда, но только в случае, если этот труд оказывается справедливо оплаченным. Создание Нилом Сорским собственного Устава, написанного явно в полемике с Уставом общежительного монастыря, написанным Иосифом Волоцким, наглядно свидетельствует о том, что общежитие Нил явно считал менее совершенной формой монашеской жизни по сравнению с особножительством, преимущественно в скитской форме.

Разногласие между иосифлянством и заволжским движением можно свести к такому противопоставлению: одни стремились завоевать мир, работая в нем, другие преодолевали мир через преображение и воспитание вне мира нового человека, через становление новой личности. И те и другие в качестве примера обращались к опыту Сергия Радонежского, своей деятельностью осуществившего впоследствии уже недостижимый идеал. Два пути, диаметрально разошедшиеся через столетие после кончины преп. Сергия, в конце концов соединились после мучительных кровавых драм: и Иосиф Волоцкий, и Нил Сорский были причислены русской православной Церковью к лику святых (первый – в конце XVI в., второй – в начале ХХ).

СПОР НЕСТЯЖАТЕЛЕЙ И ИОСИФЛЯН

Описанные выше политические события XV века не преминули сказаться и на правовой мысли в России. Первым и наиболее характерным симптомом изменения стала полемика внутри православной церкви о социально-экономической роли монастырей в обществе.

B конце XV века в рамках русской православной церкви возникло религиозно-политическое движение, получившее название «нестяжательство». Приверженцы этого движения выступили с требованием отказа церкви от «стяжания», то есть от приобретения церковью, особенно монастырями, земельных и имущественных владений. Сторонники этого направления утверждали, что приобретение монастырями собственности не совместимо с монашеским обетом, особенно в тех случаях, когда такое стяжание становится основным видом деятельности монахов. Этот вопрос был очень важен для общественной жизни той эпохи — в монастыри уходили в немалой части те, кто пытался таким образом избежать военной службы и уплаты налогов, от которых монастыри и крупные бояре были освобождены. Отдавая свою землю в монастырское владение, ее прежние владельцы хоть и приобретали монашеский статус, но продолжали жить обычной мирской жизнью. Нормальным в то время считалось, что и в монашестве сохранялось сословное разделение. Этот процесс консолидации земель вокруг монастырских тарханов шел так быстро, что к началу XVI века примерно треть всех земель на Руси принадлежала монастырям. Экономическое процветание монастырей тем самым ставило под вопрос их моральный авторитет. И против этих процессов выступили нестяжатели. Идейное обоснование нестяжательства содержится в трудах Нила Сорского и Вассиана Патрикеева.

Нил Сорский (1433-1508 гг.), хоть и происходил из крестьян, но был научен грамоте и до поступления в монашество занимался переписыванием книг. Свою критику против землевладельческих прав монастырей Нил Сорский озвучил на соборе 1503 года. Когда работа собора уже приближалась к концу, Нил поднял вопрос о пределах расширения монастырских земельных владений и об основаниях такого расширения. Выступление Нила поддержали монахи Кирилло-Белозерского монастыря.

Нужно отметить, что учение Нила Сорского не предполагало полного отказа от стяжания, от обладания церковью и монастырями имуществами и землей. Его программа была скромнее и была нацелена преимущественно на нахождение разумных границ между двумя крайностями — полным отказом монахов от мира, от церковного служения в мирской жизни, от социальной роли монастыря, с одной стороны, и превращения монастыря в обычное хозяйство, преследующего основной целью зарабатывание средств, пускай и для благотворительных целей. Нил указывал на четыре главных источника материального обеспечения монастырей. Главным из них было «рукоделие», то есть собственный труд монахов, а далее назывались «милостыня» (включающая в себя как пожертвования частных лиц, так и возможность государственной дотации), участие в товарообмене и использование наемного труда, но только в случае, если этот труд оказывается оплаченным.

Некоторые ученики Нила Сорского, такие как Вассиан Патрикеев, выступили даже с предложением конфисковать земельные наделы у монастырей.

Несмотря на то, что в церковной среде нестяжательство пользовалось поддержкой, были у этого движения и противники. Против этого движения выступил Иосиф Волоцкий (1439-1515 гг.), сторонники которого, иосифляне, одержали победу на соборе 1504 года. Иосиф Волоцкий, игумен Волоколамского монастыря, в своем богословском трактате «Просветитель» и в ряде посланий, адресованных московскому великому князю Василию III, доказывал законность монастырского землевладения. B защиту монастырского землевладения Иосиф Волоцкий выразил опасение, что отсутствие монастырских сел приведет к тому, что члены благородных сословий перестанут принимать постриг, от чего наступит «поколебание веры».

Свои возражения против идей Нила Сорского Иосиф строил на разграничении двух видов стяжания — личного стяжания иноков, которое Иосиф осуждал вместе с Нилом как губительное для души монаха и поэтому недопустимое в монастырской жизни. Ho при этом Иосиф Волоцкий полагал возможным сочетать отказ от личного стяжания иноков с принципом «коллективного» монастырского стяжания, где иноки труждаются не на свою личную пользу, а во благо коллектива монахов, добывая средства для пропитания братии, для строительства церквей и иных благих дел. Такие труды не будут, как уверен Иосиф, противны духу Евангелия, поскольку на «коллективное» стяжание не распространяются слова Спасителя о том, что богатому не войти во врата рая и о том, что для спасения души нужно раздать свои имущества. Используя правовые категории, Иосиф доказывает, что подвизающиеся в монастыре иноки не являются собственниками накопленных монастырем имуществ, и поэтому критика нестяжателей допустима против отдельных монахов, переусердствовавших в накоплении имуществ, но не против системы монастырского землевладения в целом.

C другой стороны, воззрения иосифлян важны как одна из первых попыток обосновать абсолютную власть монарха. Интересно видеть эволюцию взглядов Иосифа, чье творчество в этом аспекте разделяется на два этапа. Первый этап, когда он находился под властью Волоцкого удельного князя и защищал независимость церкви от власти, призывая власть безжалостно расправляться с еретиками (к этому периоду относится упомянутое сочинение «Просветитель», позднее ставшее настольной книгой Ивана Грозного). Второй этап был обозначен переходом Иосифа и возглавляемого им Волоцкого монастыря под власть великого московского князя. Здесь Иосиф настаивает на равнозначности божественной и монаршей власти, утверждая неограниченность последней. B книге «Просветитель» Иосиф указывал, что все члены общества должны выполнять определенное социальное служение. He составляет исключения даже сам царь. И его Иосиф включает в ту же систему служения, — и царь подзаконен, и только в пределах закона Божия и заповедей обладает он своей властью. A неправедному или «строптивому» царю вовсе и не подобает повиноваться, он даже и не царь — «не Божий слуга, а мучитель». Поэтому оправдано сопротивление подданных неправедному государю.

Эту позицию, высказанную в трактате «Просветитель» (заметим, впервые в истории русской правовой мысли), Иосиф Волоцкий впоследствии корректирует в посланиях великому князю Василию III и указывает на непререкаемость указаний государственной власти. Взгляды Иосифа в тот период вполне соответствуют традициям византийской концепции соотношения мирской и духовной власти («симфония» властей), но с акцентированием долга государя вмешиваться в церковную жизнь в тех случаях, когда этой жизни угрожают серьезные опасности. Именно такую опасность Иосиф видел в «ереси жидовствующих», против которой он призывал государя использовать любые, даже самые жестокие средства.

Полемика между сторонниками и противниками Иосифа отдаленно напоминает полемику протестантов и католиков в эпоху Реформации. Интересно видеть, что оба пути, в конце концов, были легитимированы Церковью: и Иосиф Волоцкий, и Нил Сорский были причислены русской православной Церковью к лику святых (первый — в конце XVI века, второй — в начале XX века). Правовые воззрения иосифлян подспудно несли в себе ростки новых представлений о государстве, которые еще не были известны средневековому обществу России. Говоря о возможности государя вмешиваться в церковное строительство, в дела веры, совести, сохранять мир за счет искоренения его нарушителей, иосифляне теоретически обосновывали новый политический порядок — централизованное государство под властью абсолютного монарха. B то же время, Иосиф и его последователи ставили легитимность власти в зависимость от соблюдения ею божественных законов. Причем эти идеи среди последователей Иосифа основывались на представлениях о роли России в мировой истории, на утверждении преемственности Русского государства, оставшегося единственным оплотом православия после падения Константинополя.

Как иосифляне победили нестяжателей

Преамбула
Победа “иосифлян” над “нестяжателями” продолжает толкать Русскую
Православную Церковь к сотрудничеству со всеми формами светской власти

Кто такие «иосифляне»

Иосифляне — последователи Иосифа Волоцкого, представители церковно-политического течения в Русском государстве в конце XV — середине XVI веков. Они занимали крайне консервативную позицию по отношению к группам и течениям, требовавшим реформирования официальной церкви. Иосифляне отстаивали право монастырей на землевладение и владение имуществом в целях осуществления монастырями широкой просветительской и благотворительной деятельности.

Иосиф Волоцкий — обличитель ереси жидовствующих, который доказывал полезность монастырского землевладения, отстаивал необходимость украшать храмы красивыми росписями, богатыми иконостасами и образами.

Иосифляне выступали в качестве официальных идеологов православной церкви и монархической власти. Доктрина иосифлян строилась на теологическом обосновании возникновения государства и «божественного происхождения» царской власти, а также на утверждении преемственности Русского государства, оставшегося единственным оплотом православия после падения Константинополя в 1453. Иосифляне выступали за открытость монастырей. Главной задачей монастырей являлась миссионерская деятельность и обеспечение населения продовольствием во время неурожая.

Кто такие «нестяжатели»

Нестяжатели — это монашеское движение возглавляемое Нилом Сорским существовавшее в России в конце XV — первой половине XVI веков и выступавшее против монастырского землевладения. Однако понятие это шире и не исчерпывается вопросом о монастырских вотчинах. Так же и отличие во взглядах между нестяжателями и противопоставляемыми им иосифлянами не исчерпывается имущественными вопросами. В частности различия во взглядах касались отношения к раскаявшимся еретикам, отношении к поместному (национальному) и общецерковному преданию, ряду других вопросов. Что касается монашеского обета нестяжания, то нестяжательство иноков крупных общежительных монастырей было радикальнее, чем скитских монахов. Поэтому ряд авторов высказываются за условность этого термина.

В свою очередь значение полемики о монастырских имуществах выходит за рамки вопросов монашеской аскезы. В частности нестяжательство рассматривается не только как аскетическая норма, но и как этический принцип, характерный русскому менталитету и развивавшийся под влиянием старчества. «Значение проповеди нестяжания как составной части монашеского аскетического идеала — в её влиянии на «мирское» общество, на такую черту русского национального менталитета как отношение к собственности и к использованию чужого труда.» Н. В. Синицына в книге «Типы монастырей и русский аскетический идеал».

Как дело было при Иване III

Нестяжатели видели русского монарха справедливым, укрощающим свои страсти и окружающим себя добрыми советниками. Все это тесно перекликается с концепцией «заволжских старцев» о личном духовном росте. «Согласно же Иосифу Волоцкому, главная обязанность русского царя, как наместника Бога на земле, — это забота о благосостоянии стада Христова» , обширные полномочия главы государства перекликаются с не меньшими обязанностями перед Церковью. Русский государь сравнивался в своей земной жизни с Богом, поскольку имел над людьми высшую власть. Иосиф Волоцкий предлагал соотносить личность русского монарха Божественным законам, как единственному критерию «позволяющим отличить законного царя от тирана» , что по сути предполагает в определенной ситуации неповиновение подданных своему государю, не соответствующему таким качествам.

Иван III, нуждавшийся в землях для служилого дворянства, вначале симпатизировал нестяжателям. Однако по мере разоблачения ереси жидовствующих, он начал прислушиваться и к авторитету преподобного Иосифа Волоцкого, хотя желание прибрать к рукам церковные земли, великий князь высказывал до самой смерти. Такому стремлению способствовало устранение или отживание мешавших ранее внешних факторов – «зависимость Русской митрополии от Константинопольского патриархата, тесный союз митрополитов с московскими князьями, ордынская политика предоставления тарханов на владения Церкви, наконец, постоянная поддержка церковных институтов, которой пользовался великий князь в борьбе с уделами» .

Спор двух духовных течений, иосифлян и нестяжателей, нашли свой выход на церковном соборе 1503 года

Решения собора подвели, своего рода, первый итог спора двух внутрицерковных течений. Сторонники Нила Сорского и Иосифа Волоцкого (сами они также присутствовали на соборе) взаимно осудили ересь жидовствующих и прочее отступничество от православной веры. При этом нестяжатели выступили против преследования еретиков, но их позиция оказалась в меньшинстве. Что касается церковного землевладения, то иосифлянам его удалось отстоять, мотивируя свое право «Константиновым даром» и другими юридическими актами православных (и не только) монархов, подтверждавшими дарения и неприкосновенность церковных земель от времен византийского императора Константина Великого (IV век н. э.) .

Активно принимавший участие в работе собора Иван III пытался провести секуляризацию земель Церкви в обмен на денежную компенсацию и хлебное содержание (что привело бы Церковь к падению авторитета и поставило бы ее в сильную зависимость от княжеской власти) , но внезапно поразившая его тяжелая болезнь остановила это, казавшееся вполне реальным, событие.

Таким образом, иосифляне одержали победу в борьбе за неотчуждаемую церковную собственность, а великокняжеской власти пришлось искать новые пути сосуществования с Церковью в следующем двадцатилетии. Между тем, духовный образ инока и его личное нестяжание, а также многие элементы монастырского общежития по образцу Нила Сорского, окончательно утвердились собором в монашеской жизни.

Читать еще:  Передача имущества должника взыскателю по и/л
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector