Ук рсфср статья 121
Prokurors.ru

Юридический портал

Ук рсфср статья 121

Ук рсфср статья 121

В первых версиях уголовного законодательства РСФСР ответственность за гомосексуальность отсутствовала.

Как показывают новейшие архивные исследования [1] , инициатором введения уголовного преследования за мужеложство было ОГПУ. В сентябре 1933 года была проведена первая облава на лиц, подозреваемых в мужеложестве, в результате которой арестовано 130 человек, подозревавшихся в гомосексуальных связях. В докладной записке заместителя председателя ОГПУ Генриха Ягоды Сталину сообщалось о раскрытии нескольких групп в Москве и Ленинграде, которые занимались «созданием сети салонов, очагов, притонов, групп и других организованных формирований педерастов с дальнейшим превращением этих объединений в прямые шпионские ячейки… актив педерастов, используя кастовую замкнутость педерастических кругов в непосредственно контрреволюционных целях, политически разлагал разные общественные слои юношества, в частности рабочую молодежь, а также пытался проникнуть в армию и на флот» [2] . На документе Иосиф Сталин пометил: «Надо примерно наказать мерзавцев, а в законодательство ввести соответствующее руководящее постановление».

3 декабря 1933 года Ягода пишет в Кремль: «Ликвидируя за последнее время объединения педерастов в Москве и Ленинграде, ОГПУ установило:

  1. Существование салонов и притонов, где устраивались оргии.
  2. Педерасты занимались вербовкой и развращением совершенно здоровой молодежи, красноармейцев, краснофлотцев и отдельных вузовцев. Закона, по которому можно было бы преследовать педерастов в уголовном порядке, у нас нет. Полагал бы необходимым издать соответствующий закон об уголовной ответственности за педерастию».

Политбюро почти единогласно это предложение одобрило. С особым мнением выступил лишь Калинин, высказавшийся «против издания закона, а за осуждение во внесудебном порядке по линии ОГПУ». Тем не менее закон издали, но дела гомосексуалов стали рассматриваться ОГПУ тайно и «во внесудебном порядке», как политические преступления.

Одновременно с этим в советской прессе была развёрнута общественно-политическая кампания против гомосексуализма. Так, Максим Горький на первых полосах газет «Правда» и «Известия» 23 мая 1934 года в статье «Пролетарский гуманизм» называет гомосексуализм «социально преступным и наказуемым» и говорит, что «уже сложилась саркастическая поговорка: „Уничтожьте гомосексуализм — фашизм исчезнет!“». [3] В январе 1936 года Нарком юстиции Николай Крыленко заявляет, что «гомосексуализм — продукт морального разложения эксплуататорских классов, которые не знают, что делать». Доклад Наркома обосновывал целесообразность уголовного преследования за мужеложство, привлекая риторические приёмы гетеросексизма: «В нашей среде, господин хороший, тебе не место. В нашей среде, среде трудящихся, которые стоят на точке зрения нормальных отношений между полами, которые строят своё общество на здоровых принципах, нам господчиков этого рода не надо». [4] Позднее юристы и медики в СССР рассуждали о гомосексуализме как о проявлении «морального разложения буржуазии».

17 декабря 1933 года было опубликовано Постановление ВЦИК, ставшее 7 марта 1934 года законом (статья 154а Уголовного кодекса РСФСР, в позднейшей нумерации — статья 121), в соответствии с которыми введена уголовная ответственность за добровольные половые сношения мужчины с мужчиной. Вскоре эта норма вошла в уголовные кодексы всех советских республик.

Практика применения

В целом ряде судебных процессов и «чисток» советского аппарата в 1934—1935 гг. обвинения в шпионаже и контрреволюционном заговоре тесно переплетались с обвинениями в гомосексуальности, причем отличить первичные обвинения от вторичных весьма затруднительно. Например, дело заведующего протокольной частью Наркомата иностранных дел Д. Т. Флоринского (лето 1934 г.) позволило ОГПУ «очистить» Наркоминдел как от скрытых гомосексуалов, так и просто от неугодных дипломатов, назначенных при Г. В. Чичерине. Нарком внутренних дел Н. И. Ежов был казнён в апреле 1940 года, мужеложство было далеко не главным пунктом обвинительного заключения по его делу, но при этом одним из немногих, которые он признал.

По мнению канадского историка Дэна Хили, в 1970-е годы людей, своим поведением и взглядами неугодных власти, в ряде случаев считалось удобным и выигрышным осудить по 121-й антигомосексуальной статье Уголовного кодекса, которая стала использоваться как «упаковка» для борьбы с политическим инакомыслием [5] .

Количество осуждённых

Общее число осуждённых по данной статье точно неизвестно. В 1930—1980-х годах по ней ежегодно осуждались и отправлялись в тюрьмы и лагеря около 1000 мужчин. В конце 1980-х их число стало уменьшаться. По данным Министерства юстиции РФ, в 1989 году по статье 121 в России были приговорены 538, в 1990 — 497, в 1991 — 462, в первом полугодии 1992 года — 227 человек. [6] Согласно Дэну Хили, существующие максимальные оценки числа осуждённых по этой статье достигают 250 000. Ссылаясь на данные участников движения против гомофобии в России, он приводит число 60 000 в качестве более реалистичной, исходя из данных судимостей по годам (примерно 1000 человек в год, данные ГАРФ и ЦМАМ). Впрочем, он также соглашается с мнением Нила Маккенны, утверждающего, что точную цифру узнать вряд ли представляется возможным из-за отсутствия доступа к необходимым архивам [7] . На эти же цифры указывают Валерий Чалидзе (журнал «The Advocate» December 3, 1991) и Сергей Щербаков (Сборник материалов Конференции по сексуальным культурам Европы, Sexual Cultures in Europe, Амстердам, 1992).

Движение за отмену статьи

В период правления Леонида Брежнева ряд деятелей науки и медицины стали открыто выступать за отмену 121 статьи. Так, в учебнике уголовного права Михаила Шаргородского и Павла Осипова (1973 год) говорилось: «В советской юридической литературе ни разу не предпринималось попытки подвести прочную научную базу под уголовную ответственность за добровольное мужеложество, а единственный довод, который обычно приводится (моральная развращенность субъекта и нарушение им правил социалистической нравственности), нельзя признать состоятельным, так как отрицательные свойства личности не могут служить основанием для уголовной ответственности, а аморальность деяния недостаточна для объявления его преступным. … Существуют серьёзные сомнения в целесообразности сохранения уголовной ответственности за неквалифицированное мужеложество».

В 1979 году специалист в области половых преступлений профессор Алексей Игнатов направил руководству МВД СССР записку, в которой также обосновывал необходимость отмены 121 статьи.

На совещании учёных-сексологов социалистических стран в Лейпциге в 1981 году известный сексолог из ГДР Зигфрид Шнабль поднял вопрос о антигомосексуальном законодательстве и его недопустимости (на тот момент только в 2 странах соцлагеря в УК имелись подобные статьи — в республиках СССР и Румынии).

В 1982 году статью по этой теме безуспешно пытался опубликовать в журнале «Советское государство и право» известный советский сексолог Игорь Кон [8] .

Отмена статьи и последствия

Часть 1 статьи 121 была исключена из УК РСФСР 27 мая 1993 года [9] , мужеложство, как таковое, перестало быть составом преступления в России; но сохранилось как признак состава в стт. 132, 133, 134 нового УК РФ, принятого в 1996 г.

Данные статьи устанавливают ответственность за насильственные действия сексуального характера (ст. 132), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133) и половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134).

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 года, разъясняющего судам особенности применения статей 131 и 132 Уголовного кодекса РФ, под мужеложством понимаются сексуальные контакты между мужчинами [10] .

Следует при этом отметить, что санкция за вышеперечисленные преступления тождественна санкции за аналогичные преступления, сопряжённые с обычным гетеросексуальным половым актом, поэтому здесь нельзя говорить о какой-либо дискриминации. Различия носят формальный характер: законодатель счёл принципиальным разделить понятия «половой акт» — половое сношение между мужчиной и женщиной (одним из возможных последствий которого является зачатие ребёнка), и «иные действия сексуального характера».

Пострадавшие от 121 статьи не были официально признаны жертвами политических репрессий [11] , чего добиваются ряд правозащитных организаций [12] . Российская Сеть ЛГБТ-Организаций объявила 2009 год «Годом памяти геев и лесбиянок — жертв политических репрессий» [13] .

LiveInternetLiveInternet

Фотоальбом

Рубрики

  • Археология, природа (16)
  • Война 1941-45 (25)
  • – Герои ВОВ (7)
  • – Записки о войне 1941-45 (9)
  • Геополитика (15)
  • Жизнь в СССР (26)
  • – Мы Помним ! (5)
  • – Назад в детство СССР (2)
  • – Своими руками (2)
  • – СССР в лицах (7)
  • Здоровье (48)
  • – Медицина (9)
  • – Народная медицина (1)
  • – Продукты питания (12)
  • – Психология (5)
  • – Развитие (7)
  • – Самоуничтожение (9)
  • Искусство (6)
  • Лохотрон (12)
  • – Банк (2)
  • – Деньги (5)
  • – Интернет (1)
  • – Секты (1)
  • Очевидное и невероятное (10)
  • Праздники (4)
  • Размышления в общем (мой субъективизм) (8)
  • Религии (13)
  • Россия (58)
  • – Власть (12)
  • – Народы (6)
  • – Геноцид (9)
  • – Записки из жизни для нас и о нас. (1)
  • – Наука (5)
  • – Образование (8)
  • – Страна в лицах (8)
  • – Чеченская война (1)
  • Летопись забытых Побед (2)
  • Самовыживание (6)
  • Славяне (56)
  • – Загадки и тайны (8)
  • – Из жизни (7)
  • – Праздники Славян (13)
  • – Символы Славян (4)
  • – Сказы, сказки (8)
  • – Славяне в лицах (2)
  • – Славянские вкусности (3)
  • – Традиции (8)
  • Спорт (15)
  • – Легенды нашего спорта (14)
  • Экология (5)

Ссылки

Цитатник

Азбука настроек (окончание, от О до Я) На этой странице собраны ссылки на все настройки, .

Взял без спроса. Когда нельзя, но очень хочется, то можно просто очень полезная вещь.

Оформление дневника для начинающих и не только. Подборка УРОКОВ для начинающих блогеров и не .

Симпы закончились? Если вы новичек, то знайте о том факте, что вам дается всего ПЯТЬ симпочек .

Музыка

Видео

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Друзья

Постоянные читатели

Статистика

121 статья УК РФ – Мужеложство

Вторник, 10 Сентября 2013 г. 16:11 + в цитатник

Уголовная ответственность за мужеложство была введена в уголовное законодательство РСФСР
(Уголовный кодекс РСФСР 1926 года) 7 марта 1934 года и действовала до 3 июня 1993 года – время прихода Ельцина и К.

Читать еще:  Проживание ребенка с отцом за пределами РФ

Наибольшую известность получила 121-я статья УК РСФСР 1960 года, которая устанавливала следующее:
Статья 121. Мужеложство
Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство)
наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.
Мужеложство, совершенное с применением физического насилия, угроз, или в отношении несовершеннолетнего, либо с использованием зависимого положения потерпевшего,
наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

До этого уголовная ответственность за мужеложство устанавливалась ст. 154а УК РСФСР 1926 года:
154-а. Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство) — лишение свободы на срок от трех до пяти лет.
Мужеложство, совершенное с применением насилия или с использованием зависимого положения потерпевшего,
— лишение свободы на срок от трех до восьми лет

Принятие статьи:

В первых версиях уголовного законодательства РСФСР ответственность за гомосексуальность отсутствовала.
Как показывают новейшие архивные исследования, инициатором введения уголовного преследования за мужеложство было ОГПУ.
В сентябре 1933 года была проведена первая облава на лиц, подозреваемых в мужеложестве, в результате которой арестовано 130 человек, подозревавшихся в гомосексуальных связях.
В докладной записке заместителя председателя ОГПУ Генриха Ягоды Сталину сообщалось о раскрытии нескольких групп в Москве и Ленинграде, которые занимались «созданием сети салонов, очагов, притонов, групп и других организованных формирований педерастов с дальнейшим превращением этих объединений в прямые шпионские ячейки… актив педерастов, используя кастовую замкнутость педерастических кругов в непосредственно контрреволюционных целях, политически разлагал разные общественные слои юношества, в частности рабочую молодежь, а также пытался проникнуть в армию и на флот»
На документе Иосиф Сталин пометил:
«Надо примерно наказать мерзавцев, а в законодательство ввести соответствующее руководящее постановление».

3 декабря 1933 года Ягода пишет в Кремль:
«Ликвидируя за последнее время объединения педерастов в Москве и Ленинграде, ОГПУ установило:
Существование салонов и притонов, где устраивались оргии.
Педерасты занимались вербовкой и развращением совершенно здоровой молодежи, красноармейцев, краснофлотцев и отдельных вузовцев.
Закона, по которому можно было бы преследовать педерастов в уголовном порядке, у нас нет.
Полагал бы необходимым издать соответствующий закон об уголовной ответственности за педерастию».

Политбюро почти единогласно это предложение одобрило.
С особым мнением выступил лишь Калинин, высказавшийся «против издания закона, а за осуждение во внесудебном порядке по линии ОГПУ».
Тем не менее закон издали, но дела гомосексуалов стали рассматриваться ОГПУ тайно и «во внесудебном порядке», как политические преступления.

Одновременно с этим в советской прессе была развёрнута общественно-политическая кампания против гомосексуальности.
Так, Максим Горький на первых полосах газет «Правда» и «Известия» 23 мая 1934 года в статье «Пролетарский гуманизм» называет «гомосексуализм» «социально преступным и наказуемым» и говорит, что «уже сложилась саркастическая поговорка:
„Уничтожьте гомосексуализм — фашизм исчезнет!“».
В январе 1936 года Нарком юстиции Николай Крыленко заявляет, что:
«гомосексуализм — продукт морального разложения эксплуататорских классов, которые не знают, что делать».
Доклад Наркома обосновывал целесообразность уголовного преследования за мужеложство, привлекая риторические приёмы гетеросексизма:
«В нашей среде, господин хороший, тебе не место.
В нашей среде, среде трудящихся, которые стоят на точке зрения нормальных отношений между полами, которые строят своё общество на здоровых принципах, нам господчиков этого рода не надо».
Позднее юристы и медики в СССР рассуждали о гомосексуальности как о проявлении «морального разложения буржуазии».

17 декабря 1933 года было опубликовано Постановление ВЦИК, ставшее 7 марта 1934 года законом
(статья 154а Уголовного кодекса РСФСР, в позднейшей нумерации — статья 121),
в соответствии с которыми введена уголовная ответственность за добровольные половые сношения мужчины с мужчиной.
Вскоре эта норма вошла в уголовные кодексы всех советских республик.

Отмена статьи и последствия:

Часть 1 статьи 121 была исключена из УК РСФСР 27 мая 1993 года, мужеложство, как таковое, перестало быть составом преступления в России;
но сохранилось как признак состава в стт. 132, 133, 134 нового УК РФ, принятого в 1996 г.
Данные статьи устанавливают ответственность за насильственные действия сексуального характера (ст. 132), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133) и половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134).

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 года, разъясняющего судам особенности применения статей 131 и 132 Уголовного кодекса РФ, под мужеложством понимаются сексуальные контакты между мужчинами.

Следует при этом отметить, что санкция за вышеперечисленные преступления тождественна санкции за аналогичные преступления, сопряжённые с обычным гетеросексуальным половым актом, поэтому здесь нельзя говорить о том, что закон различает эти виды преступлений.
Различия носят формальный характер:
законодатель счёл принципиальным разделить понятия «половой акт» — половое сношение между мужчиной и женщиной (одним из возможных последствий которого является зачатие ребёнка), и «иные действия сексуального характера».

Ряд правозащитных организаций, считающих гомосексуальность нормой, добиваются статуса жертв политических репрессий для осуждённых по 121 статье.
Российская Сеть ЛГБТ-Организаций объявила 2009 год «Годом памяти геев и лесбиянок — жертв политических репрессий».

С Уважением, Ваш – Rus61

Наша группа в ВКонтакте : “Мировоззрение”

Новое в блогах

Уголовное преследование мужеложства в РСФСР. П..доры, несите цветы на могилу Ельцина!

Уголовная ответственность за мужеложство была введена в уголовное законодательство РСФСР (Уголовный кодекс РСФСР 1926 года) 7 марта 1934 года и действовала до 3 июня 1993 года.

Наибольшую известность получила 121-я статья УК РСФСР 1960 года, которая устанавливала следующее:

Статья 121. Мужеложство

Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство)

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Мужеложство, совершенное с применением физического насилия, угроз, или в отношении несовершеннолетнего, либо с использованием зависимого положения потерпевшего,

наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

До этого уголовная ответственность за мужеложство устанавливалась ст. 154а УК РСФСР 1926 года :

154-а. Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложство) — лишение свободы на срок от трех до пяти лет.

Мужеложство, совершенное с применением насилия или с использованием зависимого положения потерпевшего, — лишение свободы на срок от трех до восьми лет

В первых версиях уголовного законодательства РСФСР ответственность за гомосексуальность отсутствовала.

Как показывают новейшие архивные исследования [1] , инициатором введения уголовного преследования за мужеложство было ОГПУ. В сентябре 1933 года была проведена первая облава на лиц, подозреваемых в мужеложестве, в результате которой арестовано 130 человек, подозревавшихся в гомосексуальных связях. В докладной записке заместителя председателя ОГПУ Генриха Ягоды Сталину сообщалось о раскрытии нескольких групп в Москве и Ленинграде, которые занимались «созданием сети салонов, очагов, притонов, групп и других организованных формирований педерастов с дальнейшим превращением этих объединений в прямые шпионские ячейки… актив педерастов, используя кастовую замкнутость педерастических кругов в непосредственно контрреволюционных целях, политически разлагал разные общественные слои юношества, в частности рабочую молодежь, а также пытался проникнуть в армию и на флот» [2] . На документе Иосиф Сталин пометил: «Надо примерно наказать мерзавцев, а в законодательство ввести соответствующее руководящее постановление».

3 декабря 1933 года Ягода пишет в Кремль: «Ликвидируя за последнее время объединения педерастов в Москве и Ленинграде, ОГПУ установило:

  1. Существование салонов и притонов, где устраивались оргии.
  2. Педерасты занимались вербовкой и развращением совершенно здоровой молодежи, красноармейцев, краснофлотцев и отдельных вузовцев. Закона, по которому можно было бы преследовать педерастов в уголовном порядке, у нас нет. Полагал бы необходимым издать соответствующий закон об уголовной ответственности за педерастию».

Политбюро почти единогласно это предложение одобрило. С особым мнением выступил лишь Калинин, высказавшийся «против издания закона, а за осуждение во внесудебном порядке по линии ОГПУ». Тем не менее закон издали, но дела гомосексуалов стали рассматриваться ОГПУ тайно и «во внесудебном порядке», как политические преступления.

Одновременно с этим в советской прессе была развёрнута общественно-политическая кампания против гомосексуальности. Так, Максим Горький на первых полосах газет «Правда» и «Известия» 23 мая 1934 года в статье «Пролетарский гуманизм» называет«гомосексуализм» «социально преступным и наказуемым» и говорит, что «уже сложилась саркастическая поговорка: „Уничтожьте гомосексуализм — фашизм исчезнет!“». [3] В январе 1936 года Нарком юстиции Николай Крыленко заявляет, что «гомосексуализм — продукт морального разложения эксплуататорских классов, которые не знают, что делать». Доклад Наркома обосновывал целесообразность уголовного преследования за мужеложство, привлекая риторические приёмы гетеросексизма: «В нашей среде, господин хороший, тебе не место. В нашей среде, среде трудящихся, которые стоят на точке зрения нормальных отношений между полами, которые строят своё общество на здоровых принципах, нам господчиков этого рода не надо». [4] Позднее юристы и медики в СССРрассуждали о гомосексуальности как о проявлении «морального разложения буржуазии».

17 декабря 1933 года было опубликовано Постановление ВЦИК, ставшее 7 марта 1934 года законом (статья 154а Уголовного кодекса РСФСР, в позднейшей нумерации — статья 121), в соответствии с которыми введена уголовная ответственность за добровольные половые сношения мужчины с мужчиной. Вскоре эта норма вошла в уголовные кодексы всех советских республик.

Практика применения

В целом ряде судебных процессов и «чисток» советского аппарата в 1934—1935 гг. обвинения в шпионаже и контрреволюционном заговоре тесно переплетались с обвинениями в гомосексуальности, причем отличить первичные обвинения от вторичных весьма затруднительно. Например, дело заведующего протокольной частью Наркомата иностранных дел Д. Т. Флоринского (лето 1934 г.) позволило ОГПУ «очистить» Наркоминдел как от скрытых гомосексуалов, так и просто от неугодных дипломатов, назначенных приГ. В. Чичерине. Нарком внутренних дел Н. И. Ежов был казнён в апреле 1940 года, мужеложство было далеко не главным пунктом обвинительного заключения по его делу.

Читать еще:  Какую роль играет прописка на право собственности?

По мнению канадского историка Дэна Хили, в 1970-е годы людей, своим поведением и взглядами неугодных власти, в ряде случаев считалось удобным и выигрышным осудить по 121-й антигомосексуальной статье Уголовного кодекса, которая стала использоваться как «упаковка» для борьбы с политическим инакомыслием [5] .

Количество осуждённых

Общее число осуждённых по данной статье точно неизвестно. В 1930—1980-х годах по ней ежегодно осуждались и отправлялись в тюрьмы и лагеря около 1000 мужчин. В конце 1980-х их число стало уменьшаться. По данным Министерства юстиции РФ, в 1989 годупо статье 121 в России были приговорены 538, в 1990 — 497, в 1991 — 462, в первом полугодии 1992 года — 227 человек. [6] Согласно Дэну Хили, существующие максимальные оценки числа осуждённых по этой статье достигают 250 000. Ссылаясь на данные участников движения против гомофобии в России, он приводит число 60 000 в качестве более реалистичной, исходя из данных судимостей по годам (примерно 1000 человек в год, данные ГАРФ и ЦМАМ). Впрочем, он также соглашается с мнением Нила Маккенны, утверждающего, что точную цифру узнать вряд ли представляется возможным из-за отсутствия доступа к необходимым архивам [7] . На эти же цифры указывают Валерий Чалидзе (журнал «The Advocate» December 3, 1991) и Сергей Щербаков (Сборник материалов Конференции по сексуальным культурам Европы, Sexual Cultures in Europe, Амстердам, 1992).

Движение за отмену статьи

В период правления Леонида Брежнева ряд деятелей науки и медицины стали открыто выступать за отмену 121 статьи. Так, в учебнике уголовного права Михаила Шаргородского и Павла Осипова (1973 год) говорилось: «В советской юридической литературе ни разу не предпринималось попытки подвести прочную научную базу под уголовную ответственность за добровольное мужеложество, а единственный довод, который обычно приводится (моральная развращенность субъекта и нарушение им правил социалистической нравственности), нельзя признать состоятельным, так как отрицательные свойства личности не могут служить основанием для уголовной ответственности, а аморальность деяния недостаточна для объявления его преступным. … Существуют серьёзные сомнения в целесообразности сохранения уголовной ответственности за неквалифицированное мужеложество».

В 1979 году специалист в области половых преступлений профессор Алексей Игнатов направил руководству МВД СССР записку, в которой также обосновывал необходимость отмены 121 статьи.

На совещании учёных-сексологов социалистических стран в Лейпциге в 1981 году известный сексолог из ГДР Зигфрид Шнабль поднял вопрос о антигомосексуальном законодательстве и его недопустимости (на тот момент только в 2 странах соцлагеря в УК имелись подобные статьи — в республиках СССР и Румынии).

В 1982 году статью по этой теме безуспешно пытался опубликовать в журнале «Советское государство и право» известный советский сексолог Игорь Кон [8] .

Отмена статьи и последствия

Часть 1 статьи 121 была исключена из УК РСФСР 27 мая 1993 года [9] , мужеложство, как таковое, перестало быть составом преступления в России; но сохранилось как признак состава в стт. 132, 133, 134 нового УК РФ, принятого в 1996 г.

Данные статьи устанавливают ответственность за насильственные действия сексуального характера (ст. 132), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133) и половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134).

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2004 года, разъясняющего судам особенности применения статей 131 и 132 Уголовного кодекса РФ, под мужеложством понимаются сексуальные контакты между мужчинами [10] .

Следует при этом отметить, что санкция за вышеперечисленные преступления тождественна санкции за аналогичные преступления, сопряжённые с обычным гетеросексуальным половым актом, поэтому здесь нельзя говорить о том, что закон различает эти виды преступлений. Различия носят формальный характер: законодатель счёл принципиальным разделить понятия «половой акт» — половое сношение между мужчиной и женщиной (одним из возможных последствий которого является зачатие ребёнка), и «иные действия сексуального характера».

Ряд правозащитных организаций, считающих гомосексуальность нормой, [11] добиваются статуса жертв политических репрессий [12] для осуждённых по 121 статье. Российская Сеть ЛГБТ-Организаций объявила 2009 год «Годом памяти геев и лесбиянок — жертв политических репрессий» [13] .

Ук рсфср статья 121

Спасибо за участие.

СТАТЬЯ 121. МУЖЕЛОЖЕСТВО

Половое сношение мужчины с мужчиной (мужеложество) – наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

Мужеложество, совершенное с применением физического насилия, угроз, или в отношении несовершеннолетнего, либо с использованием зависимого положения потерпевшего, – наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

Уголовный кодекс РСФСР.
С изменениями и дополнениями на 5 мая 1990 года.

– (от греч. homos – одинаковый и латинского sexus – пол) – противоестественное влечение к лицам своего пола; встречается у мужчин и женщин; может протекать наряду с нормальной половой жизнью (бисексуализм), но чаще нормальные влечения вытесняются. Буржуазные учёные считают Г. чисто психопатологич. явлением, и вопросами Г. занимаются преимущественно психиатры и судебные медики. Они расценивают Г. как врождённую аномалию, как биологич. вариант. Согласно утверждению немецкого учёного В. Штейваха, природа человека в своей основе якобы бисексуальна, пубертатная железа (внутрисекреторные элементы половых желез) первоначально гермафродитична, дифференцировка пола имеет место лишь в периоде полового созревания. У гомосексуалистов “благодаря особому стечению обстоятельств”, по выражению Штейнаха, те элементы половой железы, к-рые подлежат в нормальных условиях атрофии, сохраняются, что и определяет якобы влечение к своему полу, Штейнах утверждал, что в яичке гомосексуалистов имеются особые “промежуточные клетки”, к-рые вызывают атрофию мужского гормона. Эта концепция, отрицающая роль и значение влияний социальной среды и сводящая весь вопрос к биологич. факторам, подверглась беспощадной критике со стороны советских учёных. Гормональное значение пубертатных желез полностью опровергнуто. Промежуточные клетки обнаружены и у вполне нормальных в половом отношении индивидов.

+В капиталистическом обществе гомосексуализм – распространённое явление – БСЭ Г. известен с глубокой древности. Эксплуататорское общество еще в эпоху рабства, вследствие пресыщенности и извращённости господствующих классов, создавало благоприятные условия для разврата и извращений.

В капиталистическом обществе Г. – распространённое явление. Достаточно указать на существование гомосексуальной профессиональной проституции в капиталистич. странах. Большое значение в развитии Г. имеет пьянство, а также сексуальные впечатления раннего детства. Происхождение Г. связано с социально-бытовыми условиями. У подавляющего большинства лиц, предающихся Г., эти извращения прекращаются как только субъект попадает в благоприятную социальную обстановку. Исключение составляют психопатические личности, умственно неполноценные и психически больные (шизофреники и пр.). У такого рода лиц Г. связан со слабой сопротивляемостью нервной системы, обусловленной запаздыванием развития высших психических процессов и слабостью задерживающего влияния коры головного мозга. Внешние условия, к-рые вызывают Г., легче фиксируются при наличии указанных психич. аномалий. Многие гомосексуалисты, втянутые в этот порок, страдают затем от невозможности жить нормальной половой жизнью, от неуверенности в себе (особенно в сексуальном отношении), от чувства замкнутости.

В советском обществе с его здоровой нравственностью Г. как половое извращение считается позорным и преступным. Советское уголовное законодательство предусматривает наказуемость Г., за исключением тех случаев, где Г. является одним из проявлений выраженного психич. расстройства. Уголовная ответственность за Г. установлена общесоюзным законом от 17 дек. 1933 (лишение свободы на срок от трёх до восьми лет). В буржуазных странах, где Г. представляет собой выражение морального разложения правящих классов, Г. фактически ненаказуем.

Большая советская энциклопедия, т.12.
Государственное научное издательство “Большая советская энциклопедия”. М., 1952.

Тоталитарный строй всегда характеризуется нетерпимым отношением и жестокостью не только по отношению к инакомыслящим, но и ко всем “инакоживущим”. В гитлеровской Германии физическое уничтожение гомосексуалов, наряду с евреями и цыганами, было частью основной программы. В сталинское правление появляется постановление Президиума ЦИК СССР “Об уголовной ответственности за мужеложство” (7 марта 1934 года), которое устанавливает за него гораздо более жестокое наказание, чем то, что существовало в дореволюционной России.

За годы существования статьи 121 Уголовного Кодекса РСФСР, отмененной не так давно (27 мая 1993 года), число осужденных по ней составило около пятидесяти тысяч человек. Любопытно, что мужской гомосексуализм карался, а женский – нет (?!), наказанию подлежал не сам гомосексуальный контакт, а лишь вариант его технического воплощения, ибо термин “мужеложство” означает конкретную технику осуществления гомосексуального контакта, большинство же представителей однополой любви ограничиваются ласками, объятиями, поцелуями, стимуляцией эрогенных зон, взаимной мастурбацией, орально-генитальным сексом.

121 статья УК СССР

(Большая Советская Энциклопедия, 2 изд.)
Октябрьская революция прервала естественный процесс развития гомосексуальной культуры в России. Большевики ненавидели всякую сексуальность, которая не поддавалась государственному контролю и не имела репродуктивного значения. Кроме того, как и европейские левые, они ассоциировали однополую любовь с разложением господствующих классов и были убеждены, что с победой пролетарской революцию все сексуальные извращения исчезнут.

Инициатива отмены антигомосексуального законодательства после Февральской революции принадлежала не большевикам, а кадетам и анархистам. Тем не менее, после Октября, с отменой старого Уложения о наказаниях соответствующие его статьи также утратили силу. В уголовных кодексах РСФСР 1922 и 1926 гг. гомосексуализм не упоминается, хотя там, где он был сильнее всего распространен, в исламских республиках Азербайджане, Туркмении и Узбекистане, а также в христианской Грузии соответствующие законы сохранились.

Советские медики и юристы очень гордились прогрессивностью своего законодательства. На Копенгагенском конгрессе Всемирной лиги сексуальных реформ (1928) оно даже ставилось в пример другим странам. В 1930 г. Марк Серейский писал в “Большой Советской энциклопедии”: “Советское законодательство не знает так называемых преступлений, направленных против нравственности. Наше законодательство, исходя из принципа защиты общества, предусматривает наказание лишь в тех случаях, когда объектом интереса гомосексуалистов становятся малолетние и несовершеннолетние..”.

Однако формальная декриминализации содомии не означала прекращения уголовных преследований гомосексуалов под флагом борьбы с совращением несовершеннолетних и с “непристойным поведением”. Официальная позиция советской медицины и юриспруденции в 1920-е годы сводилась к тому, что гомосексуализм – не преступление, а трудноизлечимая или даже вовсе неизлечимая болезнь: “Понимая неправильность развития гомосексуалиста, общество не возлагает и не может возлагать вину за нее на носителя этих особенностей. Подчеркивая значение истоков, откуда такая аномалия растет, наше общество рядом профилактических и оздоровительных мер создает все необходимые условия к тому, чтобы жизненные столкновения гомосексуалистов были возможно безболезненнее и чтобы отчужденность, свойственная им, рассосалась в новом коллективе”.

Читать еще:  Приказ по идентификации опо образец

Тем не менее уже в 1920-х гг. возможности открытого философского и художественного обсуждения этой темы, открывшиеся в начале XX века, постепенно были сведены на-нет. Дальше стало еще хуже. 17 декабря 1933 г. было опубликовано Постановление ВЦИК, которое 7 марта 1934 г. стало законом, согласно которому “мужеложство” снова стало уголовным преступлением, эта норма вошла в уголовные кодексы всех советских республик. По статье 121 Уголовного кодекса РСФСР, мужеложство каралось лишением свободы на срок до 5 лет, а в случае применения физического насилия или его угроз, или в отношении несовершеннолетнего, или с использованием зависимого положения потерпевшего, – на срок до 8 лет. В январе 1936 г. нарком юстиции Николай Крыленко заявил, что гомосексуализм – продукт разложения эксплуататорских классов, которые не знают, что делать; в социалистическом обществе, основанном на здоровых принципах, таким людям, по словам Крыленко, вообще не должно быть места. Гомосексуализм был, таким образом, прямо “увязан” с контрреволюцией. Позже советские юристы и медики говорили о гомосексуализме преимущественно как о проявлении “морального разложения буржуазии”, дословно повторяя аргументы германских фашистов.

Статья 121 затрагивала судьбы многих тысяч людей. В 1930-1980-х годах по ней ежегодно осуждались и отправлялись в тюрьмы и лагеря около 1000 мужчин. В конце 1980-х их число стало уменьшаться. По данным Министерства юстиции РФ, в 1989 г. по статье 121 в России были приговорены 538, в 1990 — 497, в 1991 — 462, в первом полугодии 1992 г. — 227 человек.

Система гулага сама способствовала распространению гомосексуальности Криминальная сексуальная символика, язык и ритуалы везде и всюду тесно связаны с иерархическими отношениям господства и подчинения, они более или менее универсальны почти во всех закрытых мужских сообществах. В криминальной среде реальное или условное (достаточно произнести, даже не зная их смысла, определенные слова или выполнить некий ритуал) изнасилование — прежде всего средство установления или поддержания властных отношений. Жертва, как бы она ни сопротивлялась, утрачивает свое мужское достоинство и престиж, а насильник, напротив, их повышает. При “смене власти” прежние вожаки, в свою очередь, насилуются и тем самым необратимо опускаются вниз иерархии. Дело не в сексуальной ориентации и даже не в отсутствии женщин, а в основанных на грубой силе социальных отношениях господства и подчинения и освящающей их знаковой системе, которая навязывается всем вновь пришедшим и передается из поколения в поколение.

Самые вероятные кандидаты на изнасилование — молодые заключенные. При медико-социологическом исследовании 246 заключенных, имевших известные лагерной администрации гомосексуальные контакты, каждый второй сказал, что был изнасилован уже в камере предварительного заключения, 39 процентов — по дороге в колонию и 11 процентов — в самом лагере. Большинство этих мужчин ранее не имели гомосексуального опыта, но после изнасилования, сделавшего их “опущенными”, у них уже не было пути назад.

Ужасающее положение “опущенных” и разгул сексуального насилия в тюрьмах и лагерях подробно описаны в многочисленных диссидентских воспоминаниях (Андрея Амальрика, Эдуарда Кузнецова, Вадима Делоне, Леонида Ламма и других) и рассказах тех, кто сам сидел по 121 статье или стал жертвой сексуального насилия в лагере (Геннадий Трифонов, Павел Масальский, Валерий Климов и другие). Вот свидетельство очевидца:

“В пидоры попадают не только те, кто на воле имел склонность к гомосексуализму (в самом лагере предосудительна только пассивная роль), но и по самым разным поводам. Иногда достаточно иметь миловидную внешность и слабый характер. Скажем, привели отряд в баню. Помылись (какое там мытье: кран один на сто человек, шаек не хватает, душ не работает), вышли в предбанник. Распоряжающийся вор обводит всех оценивающим взглядом. Решает: “Ты, ты и ты — остаетесь на уборку”, — и нехорошо усмехается. Пареньки, на которых пал выбор, уходят назад в банное помещение. В предбанник с гоготом вваливается гурьба знатных воров. Они раздеваются и, сизоголубые от сплошной наколки, поигрывая мускулами, проходят туда, где только что исчезли наши ребята. Отряд уводят. Поздним вечером ребята возвращаются заплаканные и кучкой забиваются в угол. К ним никто не подходит. Участь их определена”.

Сходная, хотя и менее жесткая система, бытовала и в женских лагерях, где грубые, мужеподобные и носящие мужские имена “коблы” помыкали зависящими от них “ковырялками”. Если мужчинам-уголовникам удавалось прорваться в женский лагерь, высшей доблестью считалось изнасиловать “кобла”, который после этого был обязан покончить самоубийством.

Администрация тюрьмы или лагеря, даже при желании, практически бессильна изменить эти отношения, предпочитая использовать их в собственных целях. Угроза “опидарасить” часто использовалась следователями и охраной лагерей, чтобы получить от жертвы нужные показания или завербовать ее.

Из криминальной субкультуры, которая пронизала собой все стороны жизни советского общества, соответствующие нравы распространились и в армии. “Неуставные отношения”, дедовщина, тираническая власть старослужащих над новобранцами часто включают явные или скрытые элементы сексуального насилия.

По словам журналиста Ю. Митюнова, опросившего более 1000 военнослужащих, техника изнасилования повсюду одна и та же: как правило, после отбоя двое-трое старослужащих отводят намеченную жертву в сушилку, каптерку или другое уединенное место (раньше популярны были ленинские комнаты) и, подкрепляя свою просьбу кулаками, предлагают “обслужить дедушку”. В обмен на уступчивость “солобону” предлагается “хорошая жизнь” – освобождение от нарядов и покровительство. Выполняются обещания крайне редко, и легковерный, о сексуальной роли которого становится скоро известно всей роте, весь срок службы несет двойные тяготы и навсегда остается “сынком”, прислуживая даже ребятам своего призыва.

Статья 121 дамокловым мечом нависала и над теми, кто не сидел в тюрьмах. Милиция и КГБ вели списки всех действительных и подозреваемых гомосексуалов, используя эту информацию в целях шантажа. Эти списки, разумеется, существуют и поныне.

Поскольку однополая любовь в любой форме была вне закона, до конца 1991 г. “голубым” и лесбиянкам было негде открыто встречаться с себе подобными. В больших городах существовали известные места, так называемые “плешки”, где собирался соответствующий контингент, однако страх разоблачения и шантажа лишает такие контакты человеческого тепла и интимности. Экстенсивный безличный секс резко увеличивал риск заражения венерическими заболеваниями. Опасаясь разоблачения, люди избегали обращаться к врачам или делали это слишком поздно. Еще труднее было выявить источник их заражения. Ни о какой правовой защите гомосексуалов не могло быть и речи. Организованные группы хулиганов, иногда при негласной поддержке милиции, провоцируют, шантажируют, грабят, избивают и даже убивают “голубых”, лицемерно изображая себя защитниками общественной нравственности и называя действия “ремонтом”. Поскольку геи боялись сообщать о таких случаях в милицию, большая часть преступлений оставалась безнаказанной, а потом работники милиции их же обвиняли в том, что они являются рассадниками преступности. Убийства с целью ограбления сплошь и рядом изображались следствием якобы свойственной гомосексуалам особой патологической ревности и т.д.

Статью 121 нередко использовали также для расправы с инакомыслящими, набавления лагерных сроков и т.д. Часто из этих дел явственно торчали ослиные уши КГБ. Так было, например, в начале 1980-х годов с известным ленинградским археологом Львом Клейном, процесс которого с начала и до конца дирижировался местным КГБ, с грубым нарушением всех процессуальных норм.

Применение закона было избирательным. Известные деятели культуры, если они не вступали с конфликт с властями, пользовались своего рода иммунитетом, на их “наклонности” смотрели сквозь пальцы, но стоило не угодить влиятельному начальству, как закон тут же пускался в дело. Так сломали жизнь великого армянского кинорежиссера Сергея Параджанова. Во второй половине 1980-х годов подвергли позорному суду, уволили с работы и лишили почетных званий главного режиссера Ленинградского Театра Юного Зрителя Народного артиста РСФСР Зиновия Корогодского и т.д.

Судебные репрессии усугублялись мрачным заговором молчания, который распространялся даже на такие академические сюжеты, как фаллические культы или античная педерастия. В сборнике русских переводов Марциала было выпущено 88 стихотворений, при переводах арабской поэзии любовные стихи, обращенные к мальчикам, переадресовывались девушкам и т.п.

“Неназываемость” еще больше усиливала психологическую трагедию советских “голубых”, которые не могли даже понять, кто они такие. Не помогала им и медицина. Когда в 1970-х г.г. стали выходить первые книги по сексопатологии, гомосексуализм трактовался в них как опасное “половое извращение”. Даже наиболее либеральные и просвещенные советские сексопатологи и психиатры, поддерживавшие декриминализацию гомосексуализма, за редкими исключениями, по сей день считают его болезнью и воспроизводят в своих трудах многочисленные нелепости и отрицательные стереотипы, существующие в массовом сознании. Такая же картина существует в педагогике.

Эпидемия СПИДа еще больше ухудшила положение. В 1986 г. заместитель Министра здравоохранения и Главный санитарный врач СССР академик медицины Николай Бургасов публично заявил: “У нас в стране отсутствуют условия для массового распространения заболевания: гомосексуализм как тяжкое половое извращение преследуется законом (статья УК РСФСР 121), проводится постоянная работа по разъяснению вреда наркотиков”. Когда СПИД уже появился в СССР, руководители государственной эпидемиологической программы в своих публичных выступлениях опять-таки винили во всем гомосексуалов, представляя их носителями не только вируса приобретенного иммунодефицита, но и всякого прочего зла. Эта линия продолжается и поныне.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector