Есть ли смысл бороться за наследство?
Prokurors.ru

Юридический портал

Есть ли смысл бороться за наследство?

Как законно устранить конкурентов на наследство

Олег Сухов блогер

Согласно официальной статистике, за последние 10 лет количество наследственных споров в судах страны выросло в 3,5 раза. А по данным соцопросов, 12% граждан хотя бы раз в жизни вступали в ссору из-за имущества умершего родственника. Если борьбы за собственность не избежать, можно постараться выйти из нее победителем. О том, как на законных основаниях избавиться от нежелательных претендентов на наследство, рассказывает адвокат Олег Сухов.

Признать завещание недействительным

На сегодняшний день в базе Федеральной нотариальной палаты находятся миллионы завещаний. Только в 2015 году в нашей стране было составлено около 600 тысяч подобных документов. Как именно человек решил распорядиться своим имуществом, становится известно только после его смерти. И нередко бывает так, что потенциальные наследники оказываются не у дел, а вся собственность по воле покойного переходит к посторонним людям. В этом случае завещание можно и нужно оспаривать.

Для начала стоит внимательно изучить сам документ. Не исключено, что он содержит грубые ошибки, искажающие смысл текста, или неправильно оформлен. Например, не указаны дата и место его удостоверения (исключение – закрытое завещание), нет нотариального заверения, отсутствуют подписи свидетелей (когда этого требует закон) или упомянуты нескольких завещателей. Такого рода нарушения позволяют признать завещание ничтожным еще на уровне нотариуса.

Когда вызывает сомнения подлинность подписи наследодателя, либо есть подозрение, что он был “невменяем” или действовал по принуждению при составлении документа, следует обращаться в суд. В ходе разбирательств будут назначены необходимые экспертизы, опрошены свидетели и, если опасения подтвердятся, завещание аннулируют – частично или полностью. Шансы выиграть дело довольно высоки при условии, что покойный выразил последнюю волю в преклонном возрасте, тяжело болел, принимал сильнодействующие лекарственные препараты или злоупотреблял алкоголем.

Проверить родственные связи

Если завещание признано недействительным или вообще не составлялось, на имущество умершего вправе рассчитывать наследники по закону. Они делятся на восемь очередей, в зависимости от степени родства. Так, к первой относятся дети, родители и супруг, к восьмой – нетрудоспособные иждивенцы. При этом каждую следующую очередь призывают к наследованию, только когда нет представителей предыдущей.

В такой ситуации соперники могут появиться в любой момент. К примеру, вдруг выяснится, что у покойного были внебрачные дети, которые имеют такие же права на его собственность, как и родные. Или объявится брат наследодателя, хотя прежде о его существовании никто не слышал. Если на кону серьезные активы, некоторые претенденты способны пойти на обман и даже преступление. В том числе подделать документы, подтверждающие родство. Учитывая, что идентификацию наследников изначально проводит нотариус, самозванец может попытаться ввести его в заблуждение и заполучить все имущество.

Для законного наследника подобный “сюрприз” – повод оспорить родственную связь покойного и нежданного конкурента в судебном порядке. И последнему придется постараться, чтобы доказать свои права на активы. Какие-то бумаги могут быть утрачены, а на поиск информации в архивах порой уходят месяцы. При этом фальсификацию, если она имела место, легко выявить при помощи экспертизы.

Исключить недостойных наследников

Чтобы раз и навсегда лишить конкурента прав на имущество покойного, нужно признать его недостойным наследником. Тогда он не сможет получить свою часть активов ни по завещанию, ни по закону. А если уже получил – обязан будет вернуть.

К категории “недостойных” ГК РФ относит несколько групп граждан. Во-первых, это родители, лишенные родительских прав и не восстановленные в них при жизни ребенка. Во-вторых, люди, злостно уклонявшиеся от законной обязанности содержать покойного. В-третьих, наследники, которые совершили правонарушение либо преступление против умершего, осуществления его последней воли, а также в отношении других претендентов. И сделали это с целью увеличить свою или чужую долю. К примеру, пытались убить наследодателя, угрожали ему, требуя включить их в завещание или подделали сам документ.

Главное условие при отстранении таких наследников – все указанные факты должны быть подтверждены в судебном порядке.

Вернуть имущество в наследственную массу

Известно немало случаев, когда уже после смерти наследодателя родственники узнавали, что делить, собственно, и нечего. Все активы, которые должны были составить наследственную массу, покойный еще при жизни подарил или передал по договору купли-продажи кому-то из близких, а то и вовсе сторонним лицам.

Однако при должной юридической подготовке имущество вполне можно вернуть. Например, в ситуации с куплей-продажей – убедить суд, что договор является фиктивным. Ведь очень часто родственники оформляют подобные документы по всем правилам, но не производят денежные расчеты, не переоформляют лицевые счета, не вступают в фактическое владение. Если доказать этот факт, сделку признают ничтожной.

Дарственную удастся отменить при условии, что на момент подписания договора наследодатель был недееспособным или недостаточно здоров в части психических отклонений, или сам документ оформлен с нарушениями. Скажем, в тексте говорится, что имущество переходит к одаряемому только после смерти дарителя. Это условие противоречит закону, соответственно, документ считается недействительным. Сложнее всего доказать, что умерший составил дарственную по принуждению. Для этого потребуются не только свидетельские показания, но и справки из медучреждений и правоохранительных органов. Когда речь идет о недвижимости, надо также учитывать, успел ли новый владелец зарегистрировать ее в Росреестре и подписан ли с ним акт приема-передачи. Если нет, значит, сделка фактически не состоялась и жилье по-прежнему находится в собственности покойного.

Как избежать конфликтов из-за наследства. 5 советов

Конфликт на почве наследства стал одним из классических сюжетов в литературе и кино, ведь они часто случаются в реальной жизни. Почему происходят наследственные споры, какие мотивы у их участников и как, в конце концов, научиться жить дружно? Руководитель компании «3В Консалтинг» Виктор Вяткин проанализировал реальные кейсы и предлагает несколько вариантов разрешения конфликтов вокруг наследства

27 февраля 2020 12:45

На основе 12-летней практики работы с наследствами, включающей десятки судебных споров, юристы компании «3В Консалтинг» выделили четыре основных фактора возникновения конфликтов из-за наследства: 1) отсутствие в семье технологии разрешения конфликтов, 2) внутреннее ощущение несправедливости у участников конфликта, 3) экономический мотив и 4) банальное желание навредить. Деструктивное поведение, конечно, зависит от воспитания, но остальным можно управлять. Как?

Учитесь договариваться. Не доверяйте делить ваше наследство государству. Составьте справедливое завещание. Разъясните наследникам свою волю и обсудите ее с ними. Обратите внимание на факторы риска. Следуя этим советам, вы избежите конфликтов и обеспечите согласие между наследниками. А теперь по порядку:

Учитесь договариваться

Практически любое противоречие можно уладить, если семья владеет технологией разрешения конфликтов, которая работает и в отсутствие главы семьи. Представим семью, которая управляется «авторитарно», то есть все решения принимает один человек. Он же контролирует их исполнение, играет роль арбитра. Остальные члены семьи спрашивают его, как надо. Допустим, это отец. И вот он умер, и конструкция осталась без опоры.

Психологи говорят: чтобы выработать привычку, нужно повторить какое-либо действие 21 раз.Чтобы научиться договариваться, сторонам, имеющим противоречия, нужно научиться управлять эмоциями, отделив их от процессов принятия и выполнения решений. Но 21 попытки при разделе наследства нет. У каждого свои интересы, и договариваться нужно уже сейчас. Поэтому конфликт практически неизбежен.

Обратный пример — семья с «демократической» формой правления. Там решения обсуждаются, о них спорят, договариваются, а потом исполняют, если такова общая воля. Конечно, на принятие решений уходит больше времени. Возможно, большинство проголосует не за самый эффективный вариант. Но такая система устойчива к потере одного, пусть даже самого авторитетного, ее элемента. Папа умер, а решения продолжают приниматься и, что самое главное, исполняться.

То есть навык разрешения конфликтов — это эффективная прививка от спора по поводу наследства. Она сработает, даже если глава семьи о своем наследстве не задумывался.

Не доверяйте государству делить ваше наследство

Гражданский кодекс предусматривает, что половина совместно нажитого имущества будет выделена супругу, а остальное в равных долях распределено между всеми наследниками (тот же супруг, дети и родители наследодателя). При этом они получат равные доли в праве на каждую неделимую вещь: например, дом, автомобиль, яхту.

Совместное распоряжение активами — это испытание для семьи. События могут развиваться двумя путями.

— Наследники могут обменяться долями, чтобы у каждого образовались активы, которыми он владеет единолично. Если вещи неравноценны, разница может быть компенсирована деньгами.

— Они могут научиться пользоваться и распоряжаться наследством сообща. И если недвижимость вряд ли сильно пострадает, пока новые совладельцы пытаются найти устраивающее всех решение, то для бизнеса такое испытание может закончиться плачевно. «Незачем сажать их в одну лодку» — такой совет про наследников дает обладатель четвертого по величине капитала в мире Уоррен Баффет.

Если глава семьи не выразил свою волю, это создает почву для конфликтов. Отсутствие общего видения того, как должен происходить обмен активами либо совместное управление ими, — это весьма вероятный сценарий. При отсутствии в семье культуры и технологии разрешения конфликтов вполне вероятен перенос спора в юридическую плоскость. При этом для инициатора решение о начале конфликта не будет иметь негативной эмоциональной окраски, его вряд ли будет сильно грызть совесть. Он просто борется за свои права против равных ему по статусу других наследников.

Составьте справедливое завещание

Можно последовать приведенному выше совету Баффета и лишить наследственный конфликт одной из причин возникновения. Для этого главе семьи просто нужно составить список имеющихся активов и против каждого из них указать, кому он хочет его оставить. А затем изложить эту волю в юридически значимом документе — завещании, оформленном у нотариуса.

Конечно, возникнет вопрос: а как, собственно, делить наследство? Ведь собственник имущества вправе распоряжаться им по своему усмотрению. Чтобы принять справедливое решение, необходимо понять, какой принцип раздела считается справедливым в вашей семье.

Модели могут быть следующими:

Имущественное равенство. В этой модели все входящее в наследство имущество оценивается, и наследники получают разные наборы активов, одинаковые по общей стоимости. При этом доли в наследстве также могут быть скорректированы, исходя из помощи, которую оказывал наследникам глава семьи при жизни (прижизненное дарение активов или участие в расходах наследника).

Конечно, не всегда можно ровно разделить имущество. Например, у вас есть дорогая квартира и небольшой вклад в банке. В таком случае можно сбалансировать доли, например, указав наследника вклада выгодоприобретателем в полисе накопительного страхования жизни.

Защита слабого. Некоторые предпочитают бóльшую долю наследства завещать менее удачливому наследнику, полагаясь на ощущение, что сильный и так себя обеспечит.

Наследство как мотивация (Dead Hand Control). Доли в наследстве могут быть определены, исходя из выполнения наследниками условий, сформулированных главой семьи. Критерием может быть количество детей, уровень образования, карьерные достижения и т. п. При этом важно принять во внимание равенство возможностей (оплата образования, способность к деторождению), иначе система мотивации рискует превратиться в систему дискриминации.

Необходимо уточнить, что российское право позволяет как устанавливать правила раздела наследства по критериям, достигнутым наследниками к моменту смерти наследодателя, так и определять платежи, получаемые из наследства на протяжении длительного времени (например, путем установления в завещании обязанности для одного из наследников содержать другого или создания наследственного фонда).

Завещание может оспариваться наследниками, если они считают его условия несправедливыми или невыгодными для себя. Вероятность признания завещания недействительным существенно снижается, если делом занимаются специализирующиеся на наследственном праве юрист и нотариус. Например, если наследодатель пожилого возраста или болен онкологическим заболеванием, они посоветуют ему предварительно пройти психолого-психиатрическую экспертизу и подписывать завещание при свидетелях. Это уменьшает вероятность того, что недовольный наследник пойдет на судебные расходы. Кроме того, при наличии завещания для наследника возрастает моральная цена эскалации конфликта, то есть ему придется идти против явно выраженной воли главы семьи.

Читать еще:  Нужно ли вступать в наследство для продажи собственности?

Разъясните свою волю

Существенно снизить вероятность конфликта можно, донеся до наследников мотивы решения главы семьи. Если мотивы понятны, решение кажется более справедливым.

Например, папа оставил младшему сыну кота и сапоги, а старшему — квартиру и машину. Почему? Потому что младшему он всю жизнь помогал, оплачивал его ипотеку. А старшему нет. Значит, младший свое уже получил. Если папа этого не разъяснил, младшему покажется, что это несправедливо, потому что кот и сапоги — маловато. Вдруг он забудет про папину помощь или не знал, что только ему помогали?

Разъяснить мотивы раздела можно заочно в завещании либо при жизни рассказать о своем решении наследникам. Разговор на тему наследства может перенести конфликт из будущего, где наследодателя уже нет, в сегодняшний день, когда спор будет происходить с его участием. Такая ситуация может быть некомфортна. В чем же выгода форсирования ситуации?

Тот же Баффет в ответ на этот вопрос сказал, что не стал бы вводить завещание в силу, не выслушав мнения детей: «Им нужно решить для себя две вещи: во-первых, понимают ли они свои обязанности, а во-вторых, считают ли они условия завещания справедливыми».

При этом, возможно, решение главы семьи не будет воспринято в штыки, даже если информация, на первый взгляд, окажется не очень благоприятной для наследников. Вот что рассказывает об этом в своей книге основатель компании «Технониколь» Игорь Рыбаков, который решил не оставлять миллиардного состояния четверым детям:

«Если честно, я очень боялся того разговора на семейном совете. Переживал: как дети отнесутся к нашему решению? Сколько раз мы с [женой] Катей пытались спрогнозировать их реакцию, плодя домыслы, как показала жизнь, лишенные почвы! Все наши предположения оказались неверны. И в целом, и в частностях. Ничего не совпало. Вообще ничего.

Дети внимательно нас выслушали. Несколько раз переспросили: “Это не шутка? Вы точно так решили?” Были ли они удивлены? Да. Расстроились ли? Точно нет. Они только хотели убедиться в том, что это не фейк, не прикол. А в результате — поняли нас, согласились и приняли это решение».

Как владельцу состояния неизвестна реакция детей на его решение о разделе, так и наследникам неизвестны мысли главы семьи по поводу наследства. Согласно исследованию «Инвестиционные предпочтения российских владельцев капитала» (Центр управления благосостоянием и филантропии Сколково, 2017), лишь менее 10% родителей в конечном итоге планирует передать бизнес детям, тогда как ожидают получить бизнес родителей в управление более 80% опрошенных представителей второго поколения. Разрыв в 70% говорит о том, что без диалога отцы и дети не имеют шансов понять друг друга.

Отсутствие информации по важному имущественному вопросу влечет тревогу и неопределенность. Если наследники заранее узнали решение и его мотивы, у них будет время принять его.

Обсудите это с наследниками

Как еще можно усилить ощущение наследников о справедливости решения? Дать им возможность участвовать в принятии этого решения. Глава семьи может сообщить о принципе, на котором основывается завещание (имущественное равенство, поддержка слабого или мотивация наследников), а также свои предложения о наборе активов, которые достанутся каждому. А дети, в свою очередь, могут высказать свои соображения, которые не нарушают базового принципа.

Для одного из наследников ценность может представлять дом, в котором он вырос, а для другого — возможность быстрой продажи актива. Кто-то может быть привязан к вещи, которая не имеет большой имущественной ценности.

По итогу будет сформулировано взаимоприемлемое решение — неформальный договор между главой семьи и наследниками, на основе которого будет оформлено завещание. В такой ситуации оспаривание завещания участвовавшим в договоренности наследником равносильно отказу от своего слова, что существенно увеличивает моральную цену эскалации конфликта, а значит, снижает ее вероятность.

Фото: The Coach Space/Pexels

Особые ситуации

Наша практика показывает, что в расчет необходимо принимать не только формальных наследников, ведь они не всегда самостоятельны в своих действиях. Некоторые, как дети, имеют законного представителя (при отсутствии родителей назначается опекун). Взрослые в силу характера могут полагаться в принятии решений на мнение близких. Это могут быть супруги, дети или родители наследника, которые имеют собственные интересы. Например, брат умершего не является наследником первой очереди, но может влиять на своих родителей. Его интерес в том, что он будет наследовать после их смерти.

Со смертью главы семьи изменяется не только положение формальных наследников, но и всех, кому так или иначе помогал наследодатель. Это могут быть родственники, бывшие и гражданские супруги, любовницы.

Дополнительный фактор риска — дети от разных браков. У них с большей вероятностью могут быть разные жизненные ценности и цели. В 2019 году медиапространство потрясла история конфликта между сыном и приемной дочерью покойного ростовского бизнесмена Владимира Касьяненко за его миллиардный сельскохозяйственный бизнес.

Если в наследство входит бизнес

Зона особого контроля — деловые интересы. Активных действий можно ждать от партнеров по бизнесу и доверенных лиц, на которых записаны активы семьи. Также не стоит упускать из виду кредиторов, ведь наследство — это не только активы, но и долги, поручительства и залоги за бизнес.

Яркий пример — события вокруг фармкомпании СИА, которые случились в 2014 году после смерти ее основателя Игоря Рудинского. Ко всем проблемам бизнеса (аптеки задерживали оплату по счетам, поставщики — отгрузку заказанного товара, банки требовали возврат средств по кредитам) добавилось поручительство перед Промсвязьбанком на 2,5 млрд руб., которое входило в состав наследства, а также иск на 150 млн руб. от совладельца компании Андрея Словова и арест личного имущества. Из-за этого наследникам пришлось спешно продавать бизнес.

У каждого участника потенциального конфликта свои представления о том, что должно произойти после смерти главы семьи и владельца бизнеса. Партнеры могут хотеть или не хотеть работать с наследниками. Это зависит от их возраста, наличия собственных детей и бизнес-философии. Отсутствие договоренностей с партнерами о том, наследуются ли доли в компании или подлежат выкупу, дает партнерам моральную свободу действий, ведь они имели дело с наследодателем, а его наследникам ничего не должны.

Кредиторы могут доверять главе семьи и не доверять его наследникам, вследствие чего срок возврата долга может быть не продлен или они могут даже, воспользовавшись лазейками в договоре, потребовать вернуть деньги досрочно.

Чтобы пройти через эту ситуацию с наименьшими потерями, компании хорошо иметь операционный план на случай внезапного отсутствия владельца, с которым знакомы партнеры и ключевые сотрудники. Само наличие договоренностей между партнерами снижает вероятность конфликта, а наличие механизмов юридического и экономического обеспечения этих договоренностей делает их нарушение невыгодным.

Как избежать конфликтов из-за наследства. 5 советов

Конфликт на почве наследства стал одним из классических сюжетов в литературе и кино, ведь они часто случаются в реальной жизни. Почему происходят наследственные споры, какие мотивы у их участников и как, в конце концов, научиться жить дружно? Руководитель компании «3В Консалтинг» Виктор Вяткин проанализировал реальные кейсы и предлагает несколько вариантов разрешения конфликтов вокруг наследства

27 февраля 2020 12:45

На основе 12-летней практики работы с наследствами, включающей десятки судебных споров, юристы компании «3В Консалтинг» выделили четыре основных фактора возникновения конфликтов из-за наследства: 1) отсутствие в семье технологии разрешения конфликтов, 2) внутреннее ощущение несправедливости у участников конфликта, 3) экономический мотив и 4) банальное желание навредить. Деструктивное поведение, конечно, зависит от воспитания, но остальным можно управлять. Как?

Учитесь договариваться. Не доверяйте делить ваше наследство государству. Составьте справедливое завещание. Разъясните наследникам свою волю и обсудите ее с ними. Обратите внимание на факторы риска. Следуя этим советам, вы избежите конфликтов и обеспечите согласие между наследниками. А теперь по порядку:

Учитесь договариваться

Практически любое противоречие можно уладить, если семья владеет технологией разрешения конфликтов, которая работает и в отсутствие главы семьи. Представим семью, которая управляется «авторитарно», то есть все решения принимает один человек. Он же контролирует их исполнение, играет роль арбитра. Остальные члены семьи спрашивают его, как надо. Допустим, это отец. И вот он умер, и конструкция осталась без опоры.

Психологи говорят: чтобы выработать привычку, нужно повторить какое-либо действие 21 раз.Чтобы научиться договариваться, сторонам, имеющим противоречия, нужно научиться управлять эмоциями, отделив их от процессов принятия и выполнения решений. Но 21 попытки при разделе наследства нет. У каждого свои интересы, и договариваться нужно уже сейчас. Поэтому конфликт практически неизбежен.

Обратный пример — семья с «демократической» формой правления. Там решения обсуждаются, о них спорят, договариваются, а потом исполняют, если такова общая воля. Конечно, на принятие решений уходит больше времени. Возможно, большинство проголосует не за самый эффективный вариант. Но такая система устойчива к потере одного, пусть даже самого авторитетного, ее элемента. Папа умер, а решения продолжают приниматься и, что самое главное, исполняться.

То есть навык разрешения конфликтов — это эффективная прививка от спора по поводу наследства. Она сработает, даже если глава семьи о своем наследстве не задумывался.

Не доверяйте государству делить ваше наследство

Гражданский кодекс предусматривает, что половина совместно нажитого имущества будет выделена супругу, а остальное в равных долях распределено между всеми наследниками (тот же супруг, дети и родители наследодателя). При этом они получат равные доли в праве на каждую неделимую вещь: например, дом, автомобиль, яхту.

Совместное распоряжение активами — это испытание для семьи. События могут развиваться двумя путями.

— Наследники могут обменяться долями, чтобы у каждого образовались активы, которыми он владеет единолично. Если вещи неравноценны, разница может быть компенсирована деньгами.

— Они могут научиться пользоваться и распоряжаться наследством сообща. И если недвижимость вряд ли сильно пострадает, пока новые совладельцы пытаются найти устраивающее всех решение, то для бизнеса такое испытание может закончиться плачевно. «Незачем сажать их в одну лодку» — такой совет про наследников дает обладатель четвертого по величине капитала в мире Уоррен Баффет.

Если глава семьи не выразил свою волю, это создает почву для конфликтов. Отсутствие общего видения того, как должен происходить обмен активами либо совместное управление ими, — это весьма вероятный сценарий. При отсутствии в семье культуры и технологии разрешения конфликтов вполне вероятен перенос спора в юридическую плоскость. При этом для инициатора решение о начале конфликта не будет иметь негативной эмоциональной окраски, его вряд ли будет сильно грызть совесть. Он просто борется за свои права против равных ему по статусу других наследников.

Составьте справедливое завещание

Можно последовать приведенному выше совету Баффета и лишить наследственный конфликт одной из причин возникновения. Для этого главе семьи просто нужно составить список имеющихся активов и против каждого из них указать, кому он хочет его оставить. А затем изложить эту волю в юридически значимом документе — завещании, оформленном у нотариуса.

Конечно, возникнет вопрос: а как, собственно, делить наследство? Ведь собственник имущества вправе распоряжаться им по своему усмотрению. Чтобы принять справедливое решение, необходимо понять, какой принцип раздела считается справедливым в вашей семье.

Модели могут быть следующими:

Читать еще:  Может ли супруг претендовать на часть наследства?

Имущественное равенство. В этой модели все входящее в наследство имущество оценивается, и наследники получают разные наборы активов, одинаковые по общей стоимости. При этом доли в наследстве также могут быть скорректированы, исходя из помощи, которую оказывал наследникам глава семьи при жизни (прижизненное дарение активов или участие в расходах наследника).

Конечно, не всегда можно ровно разделить имущество. Например, у вас есть дорогая квартира и небольшой вклад в банке. В таком случае можно сбалансировать доли, например, указав наследника вклада выгодоприобретателем в полисе накопительного страхования жизни.

Защита слабого. Некоторые предпочитают бóльшую долю наследства завещать менее удачливому наследнику, полагаясь на ощущение, что сильный и так себя обеспечит.

Наследство как мотивация (Dead Hand Control). Доли в наследстве могут быть определены, исходя из выполнения наследниками условий, сформулированных главой семьи. Критерием может быть количество детей, уровень образования, карьерные достижения и т. п. При этом важно принять во внимание равенство возможностей (оплата образования, способность к деторождению), иначе система мотивации рискует превратиться в систему дискриминации.

Необходимо уточнить, что российское право позволяет как устанавливать правила раздела наследства по критериям, достигнутым наследниками к моменту смерти наследодателя, так и определять платежи, получаемые из наследства на протяжении длительного времени (например, путем установления в завещании обязанности для одного из наследников содержать другого или создания наследственного фонда).

Завещание может оспариваться наследниками, если они считают его условия несправедливыми или невыгодными для себя. Вероятность признания завещания недействительным существенно снижается, если делом занимаются специализирующиеся на наследственном праве юрист и нотариус. Например, если наследодатель пожилого возраста или болен онкологическим заболеванием, они посоветуют ему предварительно пройти психолого-психиатрическую экспертизу и подписывать завещание при свидетелях. Это уменьшает вероятность того, что недовольный наследник пойдет на судебные расходы. Кроме того, при наличии завещания для наследника возрастает моральная цена эскалации конфликта, то есть ему придется идти против явно выраженной воли главы семьи.

Разъясните свою волю

Существенно снизить вероятность конфликта можно, донеся до наследников мотивы решения главы семьи. Если мотивы понятны, решение кажется более справедливым.

Например, папа оставил младшему сыну кота и сапоги, а старшему — квартиру и машину. Почему? Потому что младшему он всю жизнь помогал, оплачивал его ипотеку. А старшему нет. Значит, младший свое уже получил. Если папа этого не разъяснил, младшему покажется, что это несправедливо, потому что кот и сапоги — маловато. Вдруг он забудет про папину помощь или не знал, что только ему помогали?

Разъяснить мотивы раздела можно заочно в завещании либо при жизни рассказать о своем решении наследникам. Разговор на тему наследства может перенести конфликт из будущего, где наследодателя уже нет, в сегодняшний день, когда спор будет происходить с его участием. Такая ситуация может быть некомфортна. В чем же выгода форсирования ситуации?

Тот же Баффет в ответ на этот вопрос сказал, что не стал бы вводить завещание в силу, не выслушав мнения детей: «Им нужно решить для себя две вещи: во-первых, понимают ли они свои обязанности, а во-вторых, считают ли они условия завещания справедливыми».

При этом, возможно, решение главы семьи не будет воспринято в штыки, даже если информация, на первый взгляд, окажется не очень благоприятной для наследников. Вот что рассказывает об этом в своей книге основатель компании «Технониколь» Игорь Рыбаков, который решил не оставлять миллиардного состояния четверым детям:

«Если честно, я очень боялся того разговора на семейном совете. Переживал: как дети отнесутся к нашему решению? Сколько раз мы с [женой] Катей пытались спрогнозировать их реакцию, плодя домыслы, как показала жизнь, лишенные почвы! Все наши предположения оказались неверны. И в целом, и в частностях. Ничего не совпало. Вообще ничего.

Дети внимательно нас выслушали. Несколько раз переспросили: “Это не шутка? Вы точно так решили?” Были ли они удивлены? Да. Расстроились ли? Точно нет. Они только хотели убедиться в том, что это не фейк, не прикол. А в результате — поняли нас, согласились и приняли это решение».

Как владельцу состояния неизвестна реакция детей на его решение о разделе, так и наследникам неизвестны мысли главы семьи по поводу наследства. Согласно исследованию «Инвестиционные предпочтения российских владельцев капитала» (Центр управления благосостоянием и филантропии Сколково, 2017), лишь менее 10% родителей в конечном итоге планирует передать бизнес детям, тогда как ожидают получить бизнес родителей в управление более 80% опрошенных представителей второго поколения. Разрыв в 70% говорит о том, что без диалога отцы и дети не имеют шансов понять друг друга.

Отсутствие информации по важному имущественному вопросу влечет тревогу и неопределенность. Если наследники заранее узнали решение и его мотивы, у них будет время принять его.

Обсудите это с наследниками

Как еще можно усилить ощущение наследников о справедливости решения? Дать им возможность участвовать в принятии этого решения. Глава семьи может сообщить о принципе, на котором основывается завещание (имущественное равенство, поддержка слабого или мотивация наследников), а также свои предложения о наборе активов, которые достанутся каждому. А дети, в свою очередь, могут высказать свои соображения, которые не нарушают базового принципа.

Для одного из наследников ценность может представлять дом, в котором он вырос, а для другого — возможность быстрой продажи актива. Кто-то может быть привязан к вещи, которая не имеет большой имущественной ценности.

По итогу будет сформулировано взаимоприемлемое решение — неформальный договор между главой семьи и наследниками, на основе которого будет оформлено завещание. В такой ситуации оспаривание завещания участвовавшим в договоренности наследником равносильно отказу от своего слова, что существенно увеличивает моральную цену эскалации конфликта, а значит, снижает ее вероятность.

Фото: The Coach Space/Pexels

Особые ситуации

Наша практика показывает, что в расчет необходимо принимать не только формальных наследников, ведь они не всегда самостоятельны в своих действиях. Некоторые, как дети, имеют законного представителя (при отсутствии родителей назначается опекун). Взрослые в силу характера могут полагаться в принятии решений на мнение близких. Это могут быть супруги, дети или родители наследника, которые имеют собственные интересы. Например, брат умершего не является наследником первой очереди, но может влиять на своих родителей. Его интерес в том, что он будет наследовать после их смерти.

Со смертью главы семьи изменяется не только положение формальных наследников, но и всех, кому так или иначе помогал наследодатель. Это могут быть родственники, бывшие и гражданские супруги, любовницы.

Дополнительный фактор риска — дети от разных браков. У них с большей вероятностью могут быть разные жизненные ценности и цели. В 2019 году медиапространство потрясла история конфликта между сыном и приемной дочерью покойного ростовского бизнесмена Владимира Касьяненко за его миллиардный сельскохозяйственный бизнес.

Если в наследство входит бизнес

Зона особого контроля — деловые интересы. Активных действий можно ждать от партнеров по бизнесу и доверенных лиц, на которых записаны активы семьи. Также не стоит упускать из виду кредиторов, ведь наследство — это не только активы, но и долги, поручительства и залоги за бизнес.

Яркий пример — события вокруг фармкомпании СИА, которые случились в 2014 году после смерти ее основателя Игоря Рудинского. Ко всем проблемам бизнеса (аптеки задерживали оплату по счетам, поставщики — отгрузку заказанного товара, банки требовали возврат средств по кредитам) добавилось поручительство перед Промсвязьбанком на 2,5 млрд руб., которое входило в состав наследства, а также иск на 150 млн руб. от совладельца компании Андрея Словова и арест личного имущества. Из-за этого наследникам пришлось спешно продавать бизнес.

У каждого участника потенциального конфликта свои представления о том, что должно произойти после смерти главы семьи и владельца бизнеса. Партнеры могут хотеть или не хотеть работать с наследниками. Это зависит от их возраста, наличия собственных детей и бизнес-философии. Отсутствие договоренностей с партнерами о том, наследуются ли доли в компании или подлежат выкупу, дает партнерам моральную свободу действий, ведь они имели дело с наследодателем, а его наследникам ничего не должны.

Кредиторы могут доверять главе семьи и не доверять его наследникам, вследствие чего срок возврата долга может быть не продлен или они могут даже, воспользовавшись лазейками в договоре, потребовать вернуть деньги досрочно.

Чтобы пройти через эту ситуацию с наименьшими потерями, компании хорошо иметь операционный план на случай внезапного отсутствия владельца, с которым знакомы партнеры и ключевые сотрудники. Само наличие договоренностей между партнерами снижает вероятность конфликта, а наличие механизмов юридического и экономического обеспечения этих договоренностей делает их нарушение невыгодным.

Войны за наследство:кто кого

Столько перед глазами примеров,когда близкие родственники грызут друг другу глотки из-за наследства.Сразу разочаровываешься во всех якобы родственничках. Налетают как стервятники,чуть только почуют добычу. Причем и богатые делят свои дома/машины/картины, и бедные с еще большим остервенением хотят отхватить кусок побольше. И в моей семье был пример, который я запомню на всю оставшуюся жизнь. Я сделала вывод в итоге,что только родители и дети друг друга не предают, остальное все слова. А у вас тоже были такие ситуации?

Нет, не было. Самая страшная история среди родственников – это война за квадратные метры с понаехавшим мужем двоюродной сестры (в конечном итоге он оторвал себе одну комнату в 4 к.к.в тестя, там и живет до сих пор, Питер ))) ).

А наследство делили мирно и благолепно.

А мне вообще не с кем будет делить наследство папы (дай ему бог здоровья). Я единственная его дочь (((.

У меня тоже пока ничего такого не было. С сестрой мы без проблем поделили все, что после родителей осталось, никаких конфликтов не возникало.

Тем, кто пишет завещания, надо быть тоже поумнее, и не оставлять, допустим, однушку на троих детей на драку-собаку, живя в депрессивном регионе, где детям ипотека не светит из-за низких зарплат. Да и вообще не заводить больше 1-го ребенка, живя в конуре

Для версии Форума Woman.ru на компьютерах появились новые возможности и оформление.
Расскажите, какие впечатления от изменений?

А вот мой сожитель располовинил квартиру в центре большого города, у его первой жены умерла мать, первая жена спилась и давным-давно на человека не похожа, живет в глухой деревне и паспорта у нее не было, отправил к ней в деревню общего сына, выправили бумажки и от ее имени заявились на половины хатки. Сказать, что вторая дочь умершей была обескуражена–значит ничего не сказать. Завещания не было, алкоголичку ту в расчет никто не брал, а вот ее давнишнего мужа и их сыновей проглядели. Тут вот его брат бездетный с женой квартиру в браке прикупили, мой прямо насторожился, а я крещусь левой пяткой, что он побоялся со мной брак регистрировать, опять таки из-за квартирного вопроса

Были.квартирный вопрос был есть и будет)родственники пока не возникнет на горизонте наследство или что то в этом роде.грызня не на жизнь,а на смерть

Нет, не было. Самая страшная история среди родственников – это война за квадратные метры с понаехавшим мужем двоюродной сестры (в конечном итоге он оторвал себе одну комнату в 4 к.к.в тестя, там и живет до сих пор, Питер ))) ).

А наследство делили мирно и благолепно.

А мне вообще не с кем будет делить наследство папы (дай ему бог здоровья). Я единственная его дочь (((.

Кстати, да. Борьба за наследство менее драматична (а часто и вообще отсутствует), нежели битвы с “понаехавшими” бывшими мужьями/женами.

Читать еще:  Как делятся доли по наследству в квартире?

В вопросах наследства важнее всего определенность. Еще при жизни родителей они решили, что бабушкина квартира достанется сестре, а родительская квартира – мне. Бездетная тетка оставила завещание на меня и сестру (т.е. племянниц) в равных долях.

Тем, кто пишет завещания, надо быть тоже поумнее, и не оставлять, допустим, однушку на троих детей на драку-собаку, живя в депрессивном регионе, где детям ипотека не светит из-за низких зарплат. Да и вообще не заводить больше 1-го ребенка, живя в конуре

Я считаю наоборот – надо писать завещания, всех наследников с ними знакомить и при отсутствии перекосов типа когда один ребенок подностью порвал общение, спился, снаркоманился или типа того – писать на всех ПОРОВНУ. А не “этот младшенький нищасный, ему все – а старшенький вертится, молодец, сам себе заработает”.

Мне предстоит эта учесть. Я и сестра будем делить с новой папиной женой его наследство. Вот жесть то!

У меня в семье была интересная ситуация. Частный дом в центре города, на набережной. Там одна земля под ним стоит в районе 400-500 т долларов ( лирическое отступление). Дом в часной собственности, когда – то поделен на две части матерью и подарен двум детям. У матери в собственности остается однушка, у третьего ребенка есть трешка коперативная в столице. 10 лет назад умирает сын.У него остаются сын от первого брака, дочь от второго брака и мать инвалид. Сыну от первого брака 20, дочери 14. Сестра умершего которая проживает на второй половине говорит- зачем тебе наледство? Там на трех метрах прописано куча народа. Вообщем убеждает наследника не вступать в права. Доля делится автоматом на дочь и мать. Мать продает свою однушку и переезжает на половину сына. Деньги от однушки идут на покрытие долгов внука ( сына дочери которая проживает в том же доме). Семья там не благополучная, дочь пьет сильно, сын занимается не понятно чем, есть подазрения что наркоманит. Вообщем в прошлом году умирает глава семьи ( бабушка продавшая однушку). Ее дочь-алкашка уже строит планы как будет владеть домом, как обдурит племянницу у которой есть часть доли в доме. И тут происходит непредвиденное. На наследство подает ее сестра (та что в столице с трешкой) и тут же пишет дарственную на имя племянника, которому 10 лет назад щадурили голову и оставили без наследства вопреки воли его отца ( он не однократно говорил всем что его половина будет сыну и дочери). Все в шоке из-за того, что стоимость доли от которой отказалась женщина около 100 т долларов. В семье той женщины посчитали что это не справедливо что сын брата остался в пролете.

Борьба за имущество. Смерть за наследство

Хорошие отношения с родственниками, любовь и приязнь могут смениться ненавистью и злобой, если речь заходит о разделе имущества. Самые страшные и долговременные конфликты связаны с деньгами, недвижимостью, вещами.

Раньше из-за престолонаследия травили, заточали в монастырь, приговаривали к смертной казни по ложным обвинениям, не жалея ни младенцев, ни женщин. Убивая и проклиная самых близких родственников. К которым, возможно, испытывали раньше теплые чувства. Дружили, поздравляли с именинами, а с младенцами играли и тискали их. Перед тем, как отравить. Речь шла о власти и деньгах – и все человеческое исчезало, уступив место злобе. И не обязательно такое происходило в королевских семьях; имущественные конфликты у бедных крестьян тоже моли кончиться кровавой бойней или невыразимой ненавистью. Из-за полоски земли братья могли убить друг друга.

Битва за имущество до сметри.

А в средние века, во время «Охоты на ведьм» доносчику полагалась часть имущества жертвы. Донес на еретика или предполагаемую ведьму – получи от имени короля и священной инквизиции его имущество. Шарль де Костер пишет о том, как соседи посылали на костер невинных, обрекали на страшные муки собственных соседей ради приглянувшихся кружек из английского олова или красивого платья.

Такова была цена человеческой жизни. Когда за доносы перестали платить, их количество резко уменьшилось. Теперь имущество еретика забирал король, поэтому доносить стало невыгодно. И этот пример ясно показывает, что деньги и вещи играли главную роль для проявления злобы.

Лауреат Нобелевской премии доктор Лоуэн отметил, что все его пациенты-сердечники – жертвы семейных конфликтов. Надо уточнить – чаще всего имущественных. В своей книге доктор рассказывает о пациенте, который тяжело заболел, но уже шел на поправку. Ему позвонила мать и прокляла его за желание продать совместный бизнес. В тот же час пациенту стало плохо, и вскоре он умер.

В другом случае зять завладел бизнесом тестя. И буквально стал сживать тестя со свету, может быть, не осознавая этого. Пожилой человек плохо спал, но зять заявил, что ему мешает звук шагов старичка. И тот ночи напролет просиживал в кресле, боясь пошевелиться. Поэтому и заболел. Чувствовал, что его смерти с нетерпением ждут, чтобы прибрать все к своим рукам.

И таких историй множество. Собственно, на них основан сюжет всех детективов: борьба за наследство. Желание забрать себе что-то, принадлежащее другим. Жестокость и вероломство, которые просыпаются в сердцах близких, казалось бы, людей.

Но не всегда человек способен на убийство. Это опасно – могут разоблачить и наказать. Это трудно – следует переступить черту внутри себя, стать «убийцей» и жить потом с этим.

Фрейд написал, что однажды под рукой человека не оказалось камня, чтобы бросить в голову ненавистного объекта. И он бросил проклятие. Именно так происходит в случае имущественных конфликтов – ненависть ищет выхода. Желание причинить страдание и отобрать пожитки буквально распирает участников дележки. И они в глаза и за глаза начинают осыпать друг друга проклятиями и оскорблениями, в основе которых лежит одно – пожелание смерти. Иногда такие враги прибегают к магии – ведь излить злобу необходимо.

Как пишет антрополог Леви-Стросс, кулаки сжимаются. Зубы стискиваются от ярости. Давление повышается. Сердце колотится от гнева. Ненавидящему человеку просто необходимо реализовать свою злобу, пусть даже «колдовскими», «волшебными» способами. И вот рвутся и сжигаются фотографии, бормочутся заклинания, пишутся злобные заклинания на смерть.

Агрессия ищет выхода, это закон психологии. А самая страшная агрессия – внутривидовая. Проще говоря, как в Библии написано: «враги человека – домашние его». Именно к близким по крови и сознанию людям возникает самая сильная злоба. Она перемешана с завистью: зависть – результат сравнения. А сравнивает человек себя с теми, с кем рядом родился и вырос, с кем жил рядом с самого детства, кто ему хорошо знаком и понятен.

И раздел дома в деревне, оставшегося от умершей матери или бабушки, превращается в шекспировскую пьесу по силе страстей и ненависти. Между сестрами и братьями возникает вражда и злоба. Корни ее зачастую уходят глубоко в прошлое – еще в раннем детстве появились ростки зависти. У кого одежда лучше, у кого игрушки дороже, кого чаще обнимают и больше любят – все это, казалось, было неважным в течение долгих лет. И общались, и отмечали вместе праздники, и поздравляли друг друга, и сочувствовали – но наступил момент, который обнажил дно души, дно подсознания. И там оказались мерзкие гады и опасные чудовища.

В таком конфликте-дележе всегда страдает тот, кто не ожидал злобы и не был готов к требованиям. К нежеланию честно разделить нажитое. Такой человек испытывает шок, потрясение, стресс, что еще больше ослабляет его психологическую защиту.

Несправедливость сама по себе – стресс для организма. А к несправедливости присоединяется конфликт, ненависть, проклятия. Такая ситуация складывается не только в случае с наследством. Развод сопровождается зачастую не меньшей злобой и мелочным дележом. Бывшие супруги могут в буквальном смысле довести друг друга до могилы, отравив предварительно жизнь.

Выживает сильнейший – тот, у кого сильнее злоба, и способов выразить ее. В том числе – при помощи угроз, проклятий и пожеланий смерти, реализованных иногда в магических ритуалах. Которые, с точки зрения психологии, становятся «предохранительным клапаном» для выражения агрессии. Агрессор сохраняет так свою жизнь и здоровье. А жертва – гибнет.

И такая ситуация складывается независимо от уровня образования или социального положения участников конфликта. Ненависть и злоба всегда одинаковы по сути. Помню случай из практики, когда тяжело заболел доктор физико-математических наук; после тяжелых судов по разделу квартиры, оставшейся от умершей матери. Ему регулярно звонила сестра, известный архитектор, проклиная и угрожая – по закону, ей следовало получить одну восьмую часть однокомнатной «хрущевки».

Подобные истории с разделом имущества происходят и в бизнесе, когда бывшие друзья-партнеры оказываются участниками затяжного имущественного конфликта. Дружба мгновенно испаряется. Вспоминаются все обиды столетней давности, наружу выходит тайная неприязнь, замешанная на зависти и алчности. Подключаются члены семей враждующих сторон; в конфликт втягиваются жены и матери, которые подогревают ненависть и направляют разрушительную энергию супругов и сыновей.

И решить эти конфликты мирным способом иногда невозможно – интересы сторон не совпадают, а требования непомерны, их попросту невозможно выполнить. И чрезвычайно редко удается найти мирный путь решения, достичь примирения и согласия – ведь такой конфликт зачастую – спусковой механизм для давно накопившейся злобы. Она тлела, как угли, а ветер помог начаться пожару.

Доктор Лоуэн попросту запретил все телефонные разговоры с родственниками своим пациентам. Слишком часто обычный звонок или письмо становились причиной скоропостижной смерти. А вне больницы следует предоставить все полномочия профессиональным юристам. Да, это дорого. Но не дороже вашего здоровья и самой жизни.

При малейших признаках такого конфликта надо нанять юриста и действовать через него, прекратив все личные контакты. Которые ни к чему хорошему не приведут, а только усугубят ситуацию. Ведь за желанием вас ограбить часто скрывается куда более страшное желание – вас погубить. И выполнение некоторых требований, личные оправдания и попытки примирения или доказательства справедливости только ухудшат ситуацию.

Если ваше самочувствие ухудшилось, если вам трудно и тяжело, стоит обратиться и к специалисту-психологу. Выработать совместный план действий. Усилить психологическую защиту. Проработать негативные программы, если они уже начали действовать.

Иногда даже полная капитуляция и выполнение всех требований других участников конфликта не приводят ни к чему хорошему. Возникают новые претензии. Ненависть усиливается. Согласие отдать все воспринимается как слабость и малодушие, как признание вины; травля усиливается и продолжается. Иногда первичные требования уже забыты, причины конфликта «поросли травой», а ненависть продолжает изливаться.

И в качестве основных мер можно предложить дистанцию. Прекращение личного общения. Решение вопросов через уполномоченного представителя – юриста. И обращение к своему психологу, к специалисту по выходу из конфликтных ситуаций. Которые могут привести к самым тяжелым последствиям.

«Но они поступают несправедливо!», — это восклицание ничего не изменит, а только усугубит ситуацию. Как правило, те, кто поступают несправедливо, прекрасно это понимают. Как грабитель на улице. Цель которого – запугать жертву, нанести ей повреждения и отобрать все, что нравится лично ему. Противостояние возможно только при наличии помощников и обдуманного поведения.опубликовано econet.ru.

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание – мы вместе изменяем мир! © econet

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector