Переходит ли при продаже недвижимости судебное обязательство? ""
Prokurors.ru

Юридический портал

Переходит ли при продаже недвижимости судебное обязательство?

Должник продал свое имущество до вынесения судебного решения. Компании-взыскателю удалось оспорить эту сделку

Автор: Вантух Олег Владимирович

Регион: Архангельская область, г. Котлас

Должность: Юрисконсульт, Менар

Область права: Право собственности, Другое

Порядок решения проблемы: Судебный № дела 33-2921/11

Суть дела

В судебном порядке компания взыскала с физического лица задолженность более, чем на 5 млн. рублей. Но должник еще до вынесения судебного решения успел продать объекты недвижимого имущества по договору купли-продажи. Стало понятно, что компания не сможет взыскать долг, если не оспорит эту сделку. В первой инстанции взыскатель получил отказ. Но суд кассационной инстанции отменил это решение. В итоге сделка была признана ничтожной, а спорные объекты недвижимости были возвращены должнику.

Задача и ее решение

В большинстве случаев взыскание в судебном порядке денег является менее длительным процессом по сравнению с принудительным исполнением судебного акта. Сам по себе судебный акт не является гарантией его исполнения проигравшей стороной.

Решением Котласского городского суда Архангельской области от 25.01.2010 г. по делу № 2-14/2010 с Акишина Андрея Юрьевича (Акишин А. Ю.) в пользу общества с ограниченной ответственностью «Менар» (ООО «Менар», Общество) было взыскано 5 525 165 руб. 86 коп. (решение суда вступило в законную силу 10.02.2010 г., Обществу был выдан исполнительный лист).

Решением Котласского городского суда Архангельской области от 03.02.2005 г. по делу № 2-54 за Акишиным А. Ю. было признано право собственности на 10 объектов недвижимости, 8 из которых 26.05.2010 г. были арестованы судебным приставом-исполнителем в счёт обеспечения обязательства Акишина А. Ю. по возврату денежных средств Обществу. На 4 объекта недвижимого имущества за Акишиным А. Ю. в установленном законом порядке было зарегистрировано право собственности, на оставшиеся объекты недвижимости нет. При наложении ареста на недвижимое имущество от Акишина А. Ю. никаких замечаний не поступило.

В сентябре 2010 г. Балязин Сергей Александрович (Балязин С. А.) предъявил судебному приставу-исполнителю кассационное определение Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10, которым принято решение о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенное у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.) и ходатайство о снятии ареста с недвижимого имущества, арестованного 26.05.2010 г. в счет обеспечения обязательства Акишина А. Ю. по возврату денежных средств Обществу.

Было очевидно, что договор между Акишиным А. Ю. и Балязиным С. А. подписан задним числом. Сделка имела одну цель: увод имущества от обращения на него взыскания. Данные выводы имели основания. Во-первых, Балязин С. А. (покупатель по договору) является родным братом супруги Акишина А. Ю. (продавца по договору). Во-вторых, цена имущества по договору составляла 190 000 руб., фактически была заниженной.

Необходимо было определиться с основанием недействительности сделки, руководствоваться ст. 168 (недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам) Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ) или п. 1 ст. 170 (недействительность мнимой сделки) ГК РФ. Было принято решение выходить в суд по ст. 168 ГК РФ, так как по ст. 170 ГК РФ являлась самой слабой позицией, что и подтвердилось в процессе рассмотрения дела. Балязиным С. А., в подтверждение реальности заключенной сделки, был представлен суду договор аренды, в соответствии с которым, приобретенное у Акишина А. Ю. недвижимое имущество, было передано Балязиным С. А. третьему лицу во временное владение и пользование.

Общество обратилось в суд к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. с исковым заявлением о признании недействительным договора купли-продажи от 25.08.2009 г. и применения последствий недействительности сделки.

С целью сохранения недвижимого имущества на период рассмотрения иска, руководствуясь статьями 139, 140, 145 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГПК РФ) одновременно с подачей иска было подано заявление о принятии обеспечительных мер в виде запрета Балязину С. А. совершать действия по распоряжению недвижимым имуществом, являющимся предметом договора купли-продажи от 25.08.2009 г. Заявление о принятии обеспечительных мер судом было удовлетворено.

Также было намерение провести экспертизу договора купли-продажи от 25.08.2009 г. на давность составления документа, доказать факт составления документа задним числом, в связи с чем, одновременно с подачей иска было подано ходатайство об истребовании у ответчиков оригинала договора купли-продажи от 25.08.2009 г. Ходатайство об истребовании оригинала договора купли-продажи от 25.08.2009 г. судом было удовлетворено, также судом было принято решение об истребовании у ответчиков по делу оригинала акта приёма-передачи недвижимого имущества и расписки в получении денег по договору купли-продажи от 25.08.2009 г.

Ответчики по делу представили письменные пояснения, что оригиналы договора купли-продажи от 25.08.2009 г., акт приёма-передачи имущества и расписка были утеряны. Интересы ответчиков в суде представлял адвокат, сами ответчики на заседания не являлись, заявили ходатайства о рассмотрении дела в их отсутствие.

В ходе рассмотрения иска исковые требования были уточнены: применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Данное дело изначально осложняло кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенного Балязиным С. А. у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.). Дело о применении последствий недействительности ничтожной сделки рассматривал тот же судья, что и дело по иску Балязина С. А. к Акишину А. Ю. о государственной регистрации права на недвижимое имущество, решение которого было отменено, указанным выше кассационным определением.

Позиция истца по иску:

– государственная регистрация права собственности на объекты недвижимого имущества, переданные по договору купли-продажи от 25.08.2009 г. покупателю, за продавцом не осуществлена (подтверждением явилось представленные суду уведомления об отсутствии в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запрашиваемых сведений).

– право собственности на передаваемые объекты недвижимости по договору купли-продажи от 25.08.2009 г. возникает у продавца только после государственной регистрации; государственная регистрация перехода права собственности на недвижимое имущество за продавцом осуществлена не была, следовательно, право собственности на данное имущество у продавца не возникло. Обоснование: п. 1 ст. 2, п. 2 ст. 4 Федерального закона от 21.07.1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», п. 2 ст. 223, п. 1 ст. 131, п. 1 ст. 551 ГК РФ.

– не являясь собственником недвижимого имущества, продавец не мог распоряжаться недвижимым имуществом (отчуждать его). Обоснование: п.п. 1 и 2 ст. 209 ГК РФ.

– решение Котласского городского суда Архангельской области от 03.02.2005 г. по делу № 2-54 о признании за Акишиным А. Ю. право собственности на объекты недвижимости не заменяет государственную регистрацию прав на недвижимое имущество, а в соответствии с пунктом 1 статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» само по себе является документом-основанием для государственной регистрации прав на недвижимое имущество.

– кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 не является обязательным для применения, так как при рассмотрении данного дела не ставился вопрос о ничтожности сделки.

Позиция ответчиков по иску:

– договор купли-продажи от 25.08.2009 г. состоялся и является действительным: недвижимое имущество было передано покупателю по акту приёма-передачи, денежные средства за имущество уплачены в полном размере.

– судебной коллегией по гражданским делам Архангельского областного суда принято решение о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, приобретенного Балязиным С. А. у Акишина А. Ю. по договору купли-продажи от 25.08.2009 г., без регистрации ранее возникших прав предыдущего собственника и без обращения в регистрирующий орган одной стороны сделки (продавца – Акишина А. Ю.).

– истец не правильно трактует нормы материального права.

Позиция Котласского городского суда Архангельской области:

Суд учёл, что заключенный 25.08.2009 г. между ответчиками договор купли-продажи спорного имущества отвечает требованиям закона, заключён в письменной форме, содержит все существенные условия, исполнен сторонами, что подтверждается актом приёма-передачи и распиской в получении денег, на заключение данной сделки получено согласие супруги продавца.

Непредставление суду подлинников договора и акта приёма-передачи имущества объяснено ответчиками утратой этих документов покупателем, у которого они находились на хранении, в июне 2010 г. Подлинники документов обозревались при рассмотрении дела № 2-1090/10 по иску покупателя к продавцу о государственной регистрации права собственности на имущество. Истец опровергающих данные доводы доказательств не привёл.

Поскольку заключённая сделка купли-продажи недвижимого имущества не противоречит закону, она не может быть признана ничтожной. Исполнение сторонами данного договора исключает признание его незаключенным, в связи с чем, суд не усматривает предусмотренных законом оснований для удовлетворения исковых требований ООО «Менар».

Отсутствие государственной регистрации ранее возникшего права на недвижимое имущество не свидетельствует о незаконности сделки по отчуждению этого имущества, соответственно такая сделка порождает правовые последствия, на которые была направлена.

Кроме того, следует учесть, что кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 исковые требования покупателя к продавцу о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество удовлетворены.

Результаты рассмотрения дела судом первой инстанции:

В иске ООО «Менар» к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. об оспаривании договора купли-продажи недвижимого имущества отказать.

Не согласившись с решением суда первой инстанции ООО «Менар» обратилось в судебную коллегию по гражданским делам Архангельского областного суда с кассационной жалобой.

Позиция судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда:

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции не согласилась. Руководствуясь ст. ст. 8, 131, 168, 209 ГК РФ, п. 60 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» судебная коллегия указала на ничтожность договора купли-продажи от 25.08.2009 г.

Читать еще:  Недвижимость в подмосковных посёлках

Кроме того, кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 05.08.2010 г. по делу № 33-3752/10 о государственной регистрации перехода права собственности по договору купли-продажи не лишает возможности ставить вопрос о признании данного договора недействительным.

Результаты рассмотрения дела судом кассационной инстанции:

Решение Котласского городского суда Архангельской области от 26.04.2011 г. отменить, вынести по делу новое решение.

Исковые требования ООО «Менар» к Акишину А. Ю. и Балязину С. А. о применении последствий недействительности ничтожной сделки удовлетворить.

Применить последствия недействительности ничтожной сделки договора купли-продажи от 25.08.2009 года заключённого между Акишиным А. Ю. и Балязиным С. А., возвратить недвижимое имущество в собственность Акишина А. Ю., обязать Акишина А. Ю. выплатить Балязину С. А. 190 000,00 рублей.

Чего удалось добиться

В принудительном порядке (через службу судебных приставов) Балязин С.А. передал недвижимое имущество, которое являлось предметом договора купли-продажи, Акишину А.Ю. (должнику). В настоящее время судебным приставом-исполнителем производятся действия по государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество за Акишиным А.Ю.

Если вам понравился этот кейс и вы хотите помочь автору победить во Всероссийской правовой премии «Юрист компании ‘2012» – вы можете проголосовать за него.

Сотки с возвратом

Суть проблемы – простая житейская ситуация: один гражданин продал другому участок по договору купли-продажи и покупатель зарегистрировал на землю право собственности. Но через некоторое время продавец пришел в суд и заявил, что просит признать договор купли-продажи недействительным, так как сделка прошла, но денег за нее он так и не получил.

С подобной или в чем-то похожей ситуацией сталкивается немало граждан. Платить до сделки, после или во время процесса – вопрос, который встает перед большинством покупателей серьезной недвижимости – участков, квартир, дач. Поэтому всех волнует вопрос, а как грамотно вести себя в аналогичной ситуации и что суды должны при подобных спорах принимать во внимание.

После того, как истец отдал в районный суд иск о признании сделки недействительной, он уточнил свои требования – хочу получить назад с покупателя необоснованное обогащение в сумме одного миллиона рублей и плюс проценты за пользование чужими деньгами.

Но райсуд, рассмотрев это требование истцу отказал. Суд обратил его внимание на то, что в одном из пунктов договора черным по белому записано, что расчет между сторонами произведен в полном объеме до подписания договора. Истец же – подчеркнул суд, никаких письменных доказательств, что денег он не получил, так и не представил. Соответственно, законных оснований взыскивать деньги с ответчика в райсуде не увидели.

Зато их обнаружила апелляция. Там заявили, что районные коллеги “неверно оценили представленные по делу доказательства”. А если конкретно – то вторая инстанция подчеркнула – ответчик не смог предъявить доказательства, что у него были деньги на покупку земли, поэтому недвижимое имущество, которое он получил от истца – необоснованное обогащение. Так что дело апелляция решила в пользу истца и вынесла решение об удовлетворении его требований.

Спор дошел до Верховного суда и он решение апелляции отменил, как неправильное “вынесенное с нарушениями норм материального и процессуального права”.

Вот как разъяснила коллегам Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда правовую ситуацию с продажей участка по договору. По части 1 статьи 486 Гражданского кодекса покупатель обязан оплатить покупку до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено законом или договором купли-продажи. В этой же статье, но в ее 3-й части сказано, что если покупатель своевременно не оплатил переданный ему по договору товар, то продавец в праве потребовать оплаты товара или уплаты процентов в соответствии с законом.

Верховный суд сослался на специальное постановление своего и Арбитражного суда пленума, которое касалось судебных споров, связанных с защитой прав собственности. В постановлении было сказано, что регистрация перехода права собственности к покупателю на проданное недвижимое имущество не является препятствием для расторжения договора. А еще, что стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено по обязательству до момента изменения или расторжения договора.

По статье 1103 Гражданского кодекса требование о необоснованном обогащении применяют, если одна из сторон требует у другой возврата проданного. Так что в случае расторжения договора продавец, не получивший по нему оплаты, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества (статьи 1102 и 1104 Гражданского кодекса).

Вывод из приведенных норм закона Верховный суд делает следующий – право требования возврата переданного покупателю имущества возникает у продавца, не получившего за него оплату, лишь в случае расторжения договора купли-продажи этого имущества. А в нашем случае, истец не просил расторгнуть договор, взыскать оплату и проценты, а также вернуть ему участок.

Напомним, сначала истец хотел признать сделку недействительной, а потом уточнил требования – захотел взыскать с ответчика необоснованное обогащение. Но районный суд установил, что право собственности перешло от продавца к покупателю по договору купли- продажи, в котором были расписаны цена и условия передачи земли. И это не оспаривали ни одна из сторон.

Как заявил Верховный суд, юридически важным и подлежащим установлению в этом споре являются обстоятельства, касающиеся исполнения сторонами обязательств по договору. И в районном, и в апелляционном судах покупатель упирал на то, что получение денег покупателем подтверждено самим текстом договора, в котором сказано, что расчет произведен полностью до подписания договора.

При этом договор прошел государственную регистрацию, и нет никаких письменных доказательств, что ответчик при заключении договора действовал неправомерно. Во всяком случае истец кроме слов ничего в материалы своего судебного дела не добавил. Поэтому Верховный суд напомнил коллегам, что обязанность любого суда – дать оценку достоверности и достаточности доказательств и их взаимосвязи. А в нашем случае этого апелляцией сделано не было, поэтому спор и разрешили с нарушением закона.

К покупателю недвижимости переходят права и обязанности в отношении земельного участка в том же объеме, что принадлежали продавцу недвижимости // Обзор дела № А41-80395/2017

К покупателю недвижимости переходят права и обязанности в отношении земельного участка в том же объеме, что принадлежали продавцу недвижимости // Обзор дела № А41-80395/2017

Министерство обратилось в арбитражный суд с иском к индивидуальному предпринимателю о взыскании неосновательного обогащения – платы за пользование земельным участком в период между регистрацией права собственности индивидуального предпринимателя на здания, расположенные на земельном участке, и регистрацией договора аренды на данный земельный участок в размере, равном рыночной стоимости аренды.

Арбитражный суд Московской области решением от 06.02.2018, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2018 и постановлением Арбитражного суда Московского округа от 13.09.2018, удовлетворил требование Министерства в части взыскания с предпринимателя неосновательного обогащения с учетом оплаченной предпринимателем суммы за аренду земельного участка в льготном размере (на условиях, существовавших для прежнего арендатора земельного участка – продавца зданий).

В связи с приобретением объектов недвижимости, расположенных на земельном участке, находившемся у продавца в аренде, к покупателю перешли права и обязанности арендатора по договору, в том числе обязанность платить за пользование участком в размере, установленном договором и пунктом 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ, из расчета два процента кадастровой стоимости участка. Плату за пользование участком в указанном размере ответчик перечислил арендодателю.

С момента государственной регистрации права собственности на объекты недвижимости предприниматель обязан платить за пользование публичным земельным участком, на котором эти объекты расположены; поскольку предприниматель в спорный период не платил за пользование, с него по правилам статьи 1102 ГК РФ и статьи 65 ЗК РФ надлежит взыскать неосновательное обогащение в размере арендной платы; так как предприниматель не относится к лицам, которым земельные участки могут предоставляться на праве постоянного (бессрочного) пользования, и он не является универсальным правопреемником продавца недвижимости, при расчете платы за пользование земельным участком не может быть применен льготный порядок определения арендной платы, установленный пунктом 2 статьи 3 Закона N 137-ФЗ для лиц, переоформивших право постоянного (бессрочного) пользования на право аренды, и который был определен договором аренды для продавца недвижимости; Министерство правомерно произвело расчет платы за фактическое пользование предпринимателем спорным земельным участком в размере арендной платы в соответствии с Методикой исходя из рыночной стоимости права аренды.

Судебный акт суда второй кассационной инстанции:

Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.03.2019 по делу N 305-ЭС18-22413 решение Арбитражного суда Московской области от 06.02.2018, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2018 и постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.09.2018 по делу N А41-80395/2017 отменены, в иске Министерству отказано.

Доводы суда, положенные в основу судебного акта:

Нормами земельного законодательства предусмотрен принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов (подпункт 5 пункта 1 статьи 1 ЗК РФ).

В силу пункта 1 статьи 35 ЗК РФ и пункта 3 статьи 552 ГК РФ при переходе права собственности на здание, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

В абзаце 2 пункта 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N 11 “О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства” (далее – постановление Пленума ВАС РФ N 11) разъяснено, что покупатель здания, строения, сооружения, находящихся на земельном участке, принадлежащем продавцу на праве аренды, с момента регистрации перехода права собственности на такую недвижимость приобретает право пользования земельным участком, занятым зданием, строением, сооружением и необходимым для их использования, на праве аренды, независимо от того, оформлен ли в установленном порядке договор аренды между покупателем недвижимости и собственником земельного участка.

В пункте 25 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2011 N 73 “Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды” (далее – постановление Пленума ВАС РФ N 73) подтверждена позиция, согласно которой к покупателю недвижимости переходит то право на земельный участок, которое принадлежало продавцу недвижимости, а также связанные с этим правом обязанности при наличии таковых (перемена лица в договоре аренды).

Читать еще:  Как мне оформить недвижимость на двух дочерей?

По смыслу названных норм и разъяснений Пленума ВАС РФ при отчуждении объекта недвижимого имущества его покупатель в силу прямого указания закона приобретает право пользования земельным участком, занятым объектом недвижимости, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний его собственник, и тем самым принимает права и обязанности арендатора земельного участка, а прежний собственник объекта недвижимости выбывает из обязательства по аренде данного земельного участка.

Таким образом, в связи с приобретением объектов недвижимости, расположенных на земельном участке, находящемся в аренде у продавца, к предпринимателю перешли права и обязанности арендатора по договору аренды, в том числе обязанность платить за пользование участком исходя из условий данного договора аренды (с применением льготной ставки в размере два процента кадастровой стоимости участка).

Суд второй кассационной инстанции, в общем-то, разъяснил прописные истины.

Подобное правило применяется и в случае, например, определения срока временного владения и (или) пользования недвижимым имуществом, указанного в статье 3 Федерального закона “Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, в соответствии с которой арендатор (субъект малого и среднего предпринимательства) имеет преимущественное право на приватизацию арендуемого имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности. Однако у арендатора такое право возникает только при наличии ряда условий, перечисленных в указанной статье. В частности, арендуемое имущество должно находиться во временном владении и (или) временном пользовании арендатора непрерывно в течение двух и более лет на день подачи заявления в соответствии с договором (договорами) аренды этого имущества.

В названный срок включается также срок владения и (или) пользования недвижимым имуществом лицом, являющимся предшествующим правообладателем по отношению к субъекту малого или среднего предпринимательства, заявившему о реализации права на приобретение. При этом переход права аренды к новому арендатору может основываться как на универсальном, так и на сингулярном правопреемстве (например, перенаем), а прежние арендаторы должны на момент осуществления ими временного владения и (или) пользования недвижимым имуществом соответствовать критериям малого или среднего предпринимательства.

По смыслу указанного закона допускается переход права на приобретение в порядке универсального правопреемства от субъекта малого или среднего предпринимательства, заявившего о реализации данного права, к другому лицу (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 05.11.2009 N 134 “О некоторых вопросах применения Федерального закона “Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”).

Продавец умер до регистрации сделки

Как ни странно, но случаи, когда даритель не успевает зарегистрировать переход права собственности до собственной смерти, являются довольно-таки частым явлением. Что делать, если даритель умер до регистрации перехода права собственности? Тот же вопрос и в отношении купли-продажи: что делать, если продавец умер до регистрации договора (перехода) права собственности? Будут ли наследники обязаны передать имущество или же придется требовать уплаченных денег за купленную недвижимость, либо же в случае с дарением просто прощаться с имуществом? Для ответов на данные вопросы специалисты нашей компании провели правовой анализ ситуации и написали данную статью.

что делать, если собственник умер до регистрации договора?

Сразу стоит отметить, что с некоторых пор сам договор купли-продажи либо дарения уже не подлежит государственной регистрации. Госрегистрации подлежит только факт перехода собственности.

Право собственности на имущество может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества (п. 2. ст. 218 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (пункт 2 статьи 574) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности (п. 2 ст. 572 ГК РФ).

Обещание подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно.

Так же в силу п. 3 ст. 572 ГК РФ ничтожен договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя.

К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

Что касается формы договора дарения недвижимого имущества, то на основании п. 3 ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Договор, подлежащий государственной регистрации, считается для третьих лиц заключенным с момента его регистрации, если иное не установлено законом (п. 3 ст. 433 ГК РФ).

Вместе с тем, на основании п. 8 ст. 2 ФЗ от 30.12.2012 № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» правила о государственной регистрации сделок с недвижимым имуществом, содержащиеся в статьях 558, 560, 574, 584 Гражданского кодекса Российской Федерации, не подлежат применению к договорам, заключаемым после дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

Соответственно правило о государственной регистрации договора дарения недвижимого имущества не применяется по отношению к сделкам, заключенным после 1 марта 2013 г.

В связи с этим до введения положения об отмене обязательной регистрации договора недвижимого имущества такие договоры вступали в силу только после регистрации сделки в регистрационных органах, что приводило к ситуациям, когда надлежащим образом заключенный и исполненный сторонами договор признавался незаключенным в судебном порядке, например, в случае смерти дарителя на момент государственной регистрации договора дарения, даже когда само заявление на регистрацию было подано при жизни дарителя, на основании п. 2 ст. 17 ГК РФ, в силу которого правоспособность граждан прекращается со смертью.

В то же время существует практика, когда договор дарения, заключенный до 1 марта 2013 г. признавался заключенным на том основании, что когда сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. В этом случае сделка регистрируется в соответствии с решением суда.

И при установлении судом факта подписания в надлежащей форме и исполнения договора, подлежащего государственной регистрации, суд в некоторых случаях признавал возникшими правовые последствия из такого договора, в том числе и право собственности, вне зависимости от наличия или отсутствия такой регистрации, на основании п. 3 ст. 165 ГК РФ. Суды в этом случае исходят из следующего: то обстоятельство, что ст. 165 ГК РФ касается только случая, когда одна из сторон уклоняется от регистрации договора, и не содержит правовой регламентации последствий не регистрации сделки по уважительным причинам, например, длительная болезнь, смерть стороны не может служить основанием для отказа в защите права добросовестной стороны.

Как указывалось выше, с 1 марта 2013 г. в связи с вступлением в силу изменений в ГК РФ была отменена государственная регистрация договора дарения. Однако государственная регистрация перехода права собственности в результате заключения договора дарения необходима. В связи с этим далее мы рассмотрим, что происходит со сделкой, если по каким-то причинам переход права собственности не был зарегистрирован.

В соответствии с ч. 1 ст. 2 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее также – государственная регистрация прав) – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

По ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.

Согласно ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В силу п. 2 ст. 433 ГК РФ если в соответствии с законом для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (статья 224).

Исходя из вышеуказанных норм и внесения изменений в нормы гражданского законодательства, не предусматривающие государственную регистрацию сделки, договор дарения считается заключенным, если между сторонами, в требуемой форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора дарения, дар принят одаряемым и права и обязанности по договору становятся обязательными для сторон с момента его заключения в соответствии с положениями статьи 425 ГК РФ.

Правовые последствия сделки возникают также с момента ее заключения.

В соответствии с п. 1 ст. 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

В силу ст. 16 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» при уклонении одной из сторон договора от государственной регистрации прав переход права собственности регистрируется на основании решения суда, вынесенного по требованию другой стороны.

Читать еще:  После раздела имущества супругов возможны ли притязания на недвижимость?

Согласно п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой прав собственности и других вещных прав» отсутствие государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество к покупателю не является основанием для признания недействительным договора продажи недвижимости, заключенного между этим покупателем и продавцом.

После передачи владения недвижимым имуществом покупателю, но до государственной регистрации права собственности покупатель является законным владельцем этого имущества и имеет право на защиту своего владения на основании статьи 305 ГК РФ. В то же время покупатель не вправе распоряжаться полученным им во владение имуществом, поскольку право собственности на это имущество до момента государственной регистрации сохраняется за продавцом.

Аналогичным образом данные нормы применяются судами к договору дарения. Таким образом, если между сторонами, в требуемой форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора дарения, дар передан и принят одаряемым, договор считается заключенным и становится обязательным для сторон с момента его заключения в соответствии с положениями статьи 425 ГК РФ. Правовые последствия сделки возникают также с момента ее заключения.

Кроме того, следует отметить, что каких-либо сроков обращения по вопросу государственной регистрации перехода права собственности граждан по договору дарения в регистрирующие органы законодательством не установлено.

Те же правила применимы и по отношению к договорам купли-продажи жилого помещения. Так, согласно п. 1 ст. 551 ГК РФ переход права собственности на недвижимость по договору продажи недвижимости к покупателю подлежит государственной регистрации.

В силу положений ст. ст. 1110, 1112 ГК РФ обязательства по заключенным договорам дарения переходят к его наследникам в порядке универсального правопреемства.

На основании п. 2 ст. 581 ГК РФ обязанности дарителя, обещавшего дарение, переходят к его наследникам (правопреемникам), если иное не предусмотрено договором дарения.

Таким образом, обязанности дарителя, продавца по договорам дарения, купли-продажи переходят к его правопреемникам. При этом обязанности по договору возникают не с момента государственной регистрации договора дарения недвижимого имущества, а с момента заключения договора.

Вместе с тем, согласно п. 73 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года N 9 “О судебной практике по делам о наследовании” наследники праве обратиться в суд после смерти наследодателя с иском о признании недействительной совершенной им сделки, в том числе по основаниям, предусмотренным статьями 177, 178 и 179 ГК РФ, если наследодатель эту сделку при жизни не оспаривал, что не влечет изменение сроков исковой давности, а также порядка их исчисления.

Оспорить сделку можно по общим правилам в течение трех лет о дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а для лица, не являющегося стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения.

Согласно ст. 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такового признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Однако следует заметить, что признание сделки недействительной после смерти наследодателя дело сложное, и заключенную после 1 марта 2013 г. сделку с недвижимым имуществом, будь то договор дарения или купли продажи, в большинстве своем можно признать таковой только при наличии веских на то оснований. Например, по ст. 177 ГК РФ, в силу которой сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. В этом случае необходимо в качестве доказательств прикреплять медицинские документы, ходатайствовать перед судом о назначении посмертной психиатрической экспертизы, в случае необходимости прибегать к свидетельским показаниям. Кроме того, решение того или иного вопроса во многом зависит от конкретных обстоятельств дела, в зависимости от которых судами могут приниматься различные решения.

Если говорить о вступлении в права собственности и кому будет принадлежать имущество после смерти одаряемого, то необходимо учитывать, речь идет о дарении или об обещании дарения. Если даритель по договору дарения обещает подарить какое-либо имущество, то на основании п. 1 ст. 581 ГК РФ права одаряемого, которому по договору дарения обещан дар, не переходят к его наследникам (правопреемникам), если иное не предусмотрено договором дарения.

В то же время, если это не обещание дарения и в договоре дарения не право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого, то по рассмотренным выше положениям, вступление договора в силу зависит от того, состоялась ли передача имущества. Если имущество было передано в дар по надлежаще составленному договору дарения, то считается, что такой договор заключен. Тогда в случае возникновения препятствий во включении такого имущества в наследственную массу наследодателя, наследники могут требовать осуществления своих прав на такое имущество через суд. При этом необходимо помнить о сроках принятия наследства, которые составляют шесть месяцев со дня открытия наследства для наследников, подлежащих к призванию к наследству, три месяца по истечении первых шести месяцев для лиц, которые вступают в права наследования вследствие непринятия наследства другим наследником, и шесть месяцев с момента отказа от наследства или отстранения от наследства других наследников. Последнее положение применимо и для договора купли-продажи.

Исходя из написанного выше, правильней сделать вывод, что возможен любой расклад: суды могут как отказать в регистрации перехода права собственности, так и удовлетворить соответствующую просьбу истца. Для более полной правовой защиты необходима компетентная помощь. Мы рады и готовы помочь любым обратившимся гражданам и юридическим лицам для регистрации права собственности после смерти продавца или дарителя.

Переходит ли при продаже недвижимости судебное обязательство?

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России дала уточнения по определению залога при сделках с недвижимостью. Поводом для разъяснений ВС РФ стали разбирательства, тянувшиеся в судах Московской области. Подробности дела приводятся в «Российской газете».

В 2016 году в один из городских судов Московской области обратился гражданин с иском другому лицу о возврате $162 тыс. и процентов за пользование этими деньгами в течение семи лет ($82 тыс.).

Как разъяснил истец, эти деньги он внес в 2010 году в качестве залога при покупке у ответчика части жилого дома. Часть дома была оценена в $192 тыс., из которых $162 тыс. были залогом. Это было прописано в предварительном договоре, в котором также указывалось, что граждане приняли на себя обязательство заключить полноценный договор в течение года с момента подписания документа. Позднее покупка жилья не состоялась, а продавец залог не вернул.

В городском суде владелец жилья свой отказ возвращать деньги объяснил прошедшим сроком исковой давности (три года). Однако, городской и областной суды исковые требования покупателя удовлетворили, уменьшив при этом сумму взысканных процентов почти наполовину.

Ответчик с этим не согласился и обратился в Верховный суд России, где коллегия по гражданским делам отменила все принятые по спору о возврате залога решения, сославшись на «допущенные нарушения».

Что решил Верховный суд

Верховный суд обратил внимание на трактовку понятия залога в Гражданском кодексе, где в статье 308 говорится, что задатком «признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся ей по договору платежей и как доказательство заключения договора в обеспечение его исполнения».

Однако в статьях 381 и 416 ГК РФ также сказано, что при прекращении обязательств по договору, задаток надо вернуть в двойном размере, но только в том случае, если договор не исполнен по вине продавца. Если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, то он остается у того, кому его дали. Такая же норма была прописана и в предварительном договоре купли-продажи недвижимости, неисполнение которого послужило причиной разбирательства ряда судов.

По мнению ВС РФ, подмосковный продавец жилья добросовестно пытался продать свое имущество и соблюдал нормы договора. Он еще в 2011 году отправил покупателю уведомление о том, что необходимо заключить основной договор. Но покупатель не только на это не отреагировал, он попытался расторгнуть предварительный договор. В итоге дело о возврате залога будет пересмотрено, уточняется в публикации «Российской газеты».

Залог, задаток или аванс

Риелторы советуют покупателю заключать предварительный договор купли-продажи и вносить некую сумму в виде залога, задатка или аванса. У всех этих терминов есть нюансы.

Задаток — обеспечение обязательств покупателя перед продавцом (то есть подтверждение его серьезных намерений относительно покупки квартиры), а также часть от стоимости недвижимости, предоплата. По условиям задатка, если одна из сторон не выполняет своих обязательств в четко установленные сроки, то она выплачивает пострадавшей стороне неустойку. Если обязательства нарушены покупателем, то продавец в праве оставить задаток себе. Если же продавец не выполнил условия, то неустойка покупателю оплачивается в удвоенной сумме от задатка. В любом случае задаток не подлежит возврату. Если только сделка не состоялась, а виновными не являются ни продавец, ни покупатель. Тогда соглашение расторгается, а средства возвращаются прежнему владельцу.

Залог — это способ обеспечения исполнения обязательства, при котором кредитор имеет право в случае неисполнения должником обеспеченного залогом обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества, преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежало это имущество. У залог также есть штрафные функции, именно они является гарантом обеспечения интересов обеих сторон.

Аванс при покупке квартиры более подвижный способ предоплаты. Продавец в случае несостоявшейся продажи квартиры просто возвращает покупателю аванс в полной стоимости. Материально ни одна из сторон не страдает. И аванс, и задаток учитываются, как часть средств от всей стоимости жилья.

Чтобы эти ситуации в принципе исключить, подобные отношения закрепляются в отдельном договоре (предварительном, например), который не регистрируется государством и действует после его подписания. Он поможет определить, в чем разница залога, задатка и аванса при продаже жилья.

Ссылка на основную публикацию
"
×
×
"
Adblock
detector