Законно ли требование снести квартиру в многоквартирном доме?
Prokurors.ru

Юридический портал

Законно ли требование снести квартиру в многоквартирном доме?

Законно ли требование снести квартиру в многоквартирном доме?

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Правомерно ли требование администрации города к собственникам квартир снести аварийный дом?

Вправе ли администрация города требовать у собственников жилых помещений (квартир) в многоквартирном доме сноса признанного аварийным жилья? Каков общий порядок (процедура) выкупа жилых помещений у собственников?

Администрация города (орган местного самоуправления или межведомственная комиссия) обязана потребовать у собственников жилых помещений осуществить снос или реконструкцию дома в разумный срок за счет их собственных средств.

Общий порядок таков:

  1. Признание дома аварийным;
  2. Требование к собственникам о сносе или реконструкции дома;
  3. Изъятие земельного участка и квартир, находящихся в собственности в случае, если собственники дома не осуществили его снос или реконструкцию;
  4. Некоторые вопросы изъятия помещений в аварийном доме путем выкупа или представления иного жилья.

1. Признание дома аварийным

Многоквартирный жилой дом признается межведомственной комиссией аварийным и подлежащим сносу.

2. Требование к собственникам о сносе или реконструкции дома

Признание аварийным дома является основанием для предъявления органом, принявшим решение о признании такого дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, к собственникам помещений в указанном доме требования о его сносе или реконструкции в разумный срок. Такое “требование” органа выглядит так (на примере Омска):

АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ОМСКА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 23 июля 2010 г. N 615-п

О СНОСЕ И РАССЕЛЕНИИ МНОГОКВАРТИРНЫХ ДОМОВ

На основании заключений межведомственной комиссии города Омска по признанию помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции от 16 июня 2010 года N N 493 – 495, руководствуясь Гражданским кодексом Российской Федерации, Градостроительным кодексом Российской Федерации, Жилищным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”, постановлением Правительства Российской Федерации от 28 января 2006 года N 47 “Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции”, Уставом города Омска, постановляю:

1. Признать многоквартирные дома, указанные в приложении “Перечень многоквартирных домов” к настоящему постановлению (далее – многоквартирные дома), подлежащими сносу.

2. Определить срок отселения физических и юридических лиц – до 30 января 2012 года.

3. Рекомендовать собственникам жилых помещений в многоквартирных домах в срок до 30 января 2012 года принять меры к сносу многоквартирных домов.

4. Департаменту имущественных отношений Администрации города Омска после истечения срока, установленного в пункте 3 настоящего постановления, в установленном порядке подготовить проекты правовых актов Администрации города Омска об изъятии для муниципальных нужд земельных участков, на которых расположены многоквартирные дома, собственники жилых помещений в которых не осуществили их снос, а также об изъятии принадлежащих им на праве собственности жилых помещений.

5. Департаменту жилищной политики Администрации города Омска в срок до 30 января 2012 года предложить гражданам, проживающим в жилых помещениях на условиях договора социального найма, расположенных в многоквартирных домах, жилые помещения для расселения.

6. Управлению информационной политики Администрации города Омска опубликовать настоящее постановление в средствах массовой информации.

7. Контроль за исполнением настоящего постановления возложить на заместителя Мэра города Омска Т.А. Вижевитову.

Мэр города Омска
В.Ф.Шрейдер

На практике, разумеется, собственники жилых помещений не сносят за счет собственных средств свои же дома по причине дороговизны данного мероприятия, притом что смысла самим же сносить дом граждане, очевидно, не видят и не понимают, что и неудивительно, ибо какая-либо выгода (финансовая или какая иная) от самостоятельного сноса дома сомнительна.

См. также “План мероприятий по изъятию жилых помещений для муниципальных нужд в многоквартирном доме, признанном аварийным и подлежащим сносу или реконструкции в городе Омске”

3. Изъятие земельного участка и квартир,
находящихся в собственности в случае, если собственники дома
не осуществили его снос или реконструкцию

В случае, если собственники в установленный в требовании о сносе срок не осуществили снос или реконструкцию указанного дома, земельный участок, на котором расположен указанный дом, подлежит изъятию для муниципальных нужд и соответственно подлежит изъятию каждое жилое помещение в указанном доме, за исключением муниципальных жилых помещений. Решение органа государственной власти или органа местного самоуправления об изъятии жилого помещения подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним (Управление Росреестра по субъекту Федерации).

Постановление об изъятии земельного участка выглядит так:

АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ОМСКА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 29 июля 2010 г. N 642-п

ОБ ИЗЪЯТИИ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ДЛЯ МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД

В связи с неосуществлением собственниками жилых помещений в многоквартирных домах, признанных аварийными и подлежащими сносу, их сноса в установленный срок, руководствуясь Жилищным кодексом Российской Федерации, Федеральным законом “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”, Уставом города Омска, на основании постановления Мэра города Омска от 14 декабря 2007 года N 942-п “О сносе и расселении многоквартирных жилых домов”, постановления Мэра города Омска от 29 декабря 2007 года N 991-п “О сносе и расселении многоквартирных жилых домов”, постановления Мэра города Омска от 29 декабря 2007 года N 992-п “О сносе и расселении многоквартирных жилых домов”, постановления Мэра города Омска от 29 декабря 2007 года N 994-п “О сносе и расселении многоквартирных жилых домов”, постановления Мэра города Омска от 29 декабря 2007 года N 995-п “О сносе и расселении многоквартирных жилых домов”, постановления Администрации города Омска от 14 апреля 2009 года N 282-п “О сносе и расселении многоквартирного дома” постановляю:

1. Изъять для муниципальных нужд земельные участки, относящиеся к категории земель населенных пунктов:

1) с кадастровым номером 55:36:16 01 03:3056, площадью 835 кв.м, местоположение земельного участка: город Омск, улица 2-я Тепловозная, дом 1, в Ленинском административном округе города Омска, с разрешенным использованием: для жилищных нужд;

2) с кадастровым номером 55:36:16 01 03:436, площадью 207 кв.м, местоположение земельного участка: город Омск, улица 2-я Тепловозная, дом 5А, в Ленинском административном округе города Омска, с разрешенным использованием: для жилищных нужд;

2. Департаменту имущественных отношений Администрации города Омска в установленном порядке осуществить необходимые юридические действия, связанные с изъятием земельных участков, указанных в пункте 1 настоящего постановления.

3. Управлению информационной политики Администрации города Омска опубликовать настоящее постановление в средствах массовой информации.

4. Контроль за исполнением настоящего постановления оставляю за собой.

Мэр города Омска
В.Ф.Шрейдер

Таким образом, решение вопроса о выкупе жилого помещения либо предоставлении взамен изымаемого жилого помещения другого жилого помещения требует соблюдения предварительной процедуры, как по направлению органом местного самоуправления собственникам жилых помещений требования о сносе аварийного дома либо его реконструкции, так и последующему принятию органом местного самоуправления решения об изъятии земельного участка, на котором расположен аварийный дом, если собственники жилых помещений в этом доме не выполнили требование о его сносе или реконструкции. Такая правовая позиция отражена также в “Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2009г”, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 25 ноября 2009 года):

Вопрос 3. Является ли соблюдение процедуры, установленной ч. 10 ст. 32 Жилищного кодекса Российской Федерации, предшествующей изъятию у собственника жилого помещения, обязательным, и вправе ли суд по заявлению заинтересованных лиц признать неправомерным бездействие органа местного самоуправления, уклоняющегося от совершения указанных действий в случае признания многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу?

Ответ. В соответствии с разъяснением, которое дано в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 “О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации”, судам следует учитывать, что в силу ч. 10 ст. 32 ЖК РФ признание в установленном порядке многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции является, по общему правилу, основанием для предъявления органом, принявшим такое решение (то есть межведомственной комиссией, создаваемой, исходя из принадлежности жилого дома, федеральным органом исполнительной власти, органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления), к собственникам жилых помещений в указанном доме требования о его сносе или реконструкции в разумный срок за счет их собственных средств.

В том случае, если собственники жилых помещений в предоставленный им срок не осуществили снос или реконструкцию многоквартирного дома, органом местного самоуправления принимается решение об изъятии земельного участка, на котором расположен указанный аварийный дом, для муниципальных нужд (они заключаются в том, чтобы на территории муниципального образования не было жилого дома, не позволяющего обеспечить безопасность жизни и здоровья граждан) и, соответственно, об изъятии каждого жилого помещения в доме путем выкупа, за исключением жилых помещений, принадлежащих на праве собственности муниципальному образованию. К порядку выкупа жилых помещений в аварийном многоквартирном доме в этом случае согласно ч. 10 ст. 32 ЖК РФ применяются нормы чч. 1 – 3, 5 – 9 ст. 32 ЖК РФ. “

4. Некоторые вопросы изъятия помещений в аварийном доме
путем выкупа или представления иного жилья

На данную тему рекомендуем следующие публикации:

Выселение из аварийного дома: выкупная цена или другое жилье?

Аварийно – на выезд

Дело, которое разбирала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, началось в Краснодаре. Там администрация города пошла в суд Ленинского района с иском к трем жильцам дома, приговоренного к сносу. Все трое ответчиков были собственниками жилья, и каждый из них имел по одной трети в квартире. Чиновники попросили суд прекратить право собственности граждан на их квартиру, так как дом подлежит сносу. Администрация предложила гражданам добровольный обмен. Их сносимую квартиру, поменять на другую. Предложенная квартира была муниципальной. Но собственники от такого предложения отказались. Районный суд решил дело в пользу чиновников. Краевой суд с таким вердиктом полностью согласился.

Пришлось недовольным гражданам обращаться в Верховный суд. Вот как он посмотрел на ситуацию. Райсуд исходил из того, что гражданам предложили жилье, которое считается благоустроенным, оно равнозначно тому, которое у них было, находится в черте города, где ответчики живут. Все эти условия не противоречат 89-й статье Жилищного кодекса. При этом райсуд напомнил, что есть постановление администрации города об изъятии для госнужд земельных участков. В постановлении назван и участок, на котором стоит сносимый дом.

Но Верховный суд РФ с таким толкованием не согласился. Он сказал, что в этом деле надо было применять иные статьи Жилищного кодекса. Он указал на другую – 86-ю статью кодекса. В ней, в частности, говорится, если дом, в котором находится жилье, занимаемое по договору социального найма, подлежит сносу, то выселяемым местная власть дает такое же жилье и тоже по договору соцнайма. Но в нашем случае сносимое жилье было не муниципальным, а собственным. В таком случае, сказал Верховный суд, надо было руководствоваться другой статьей Жилищного кодекса, а именно – 32-й. В пункте 1 статьи говорится, что жилое помещение можно забрать у собственника, но путем выкупа “в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд”. Идем дальше. В 10-й части той же статьи сказано, что признание дома аварийным и подлежащим сносу, является основанием для предъявления органом, который принял решение о сносе, неких требований к собственнику. А именно – хозяин должен сам “в разумный срок” за свой счет снести или реконструировать аварийное здание. Если собственник ничего делать не стал, то местная власть может, на котором стоит аварийный дом, изъять для муниципальных нужд. При этом подлежит изъятию и каждое жилое помещение в доме.

Читать еще:  Закон о социальном обслуживании населения 2018 442 фз

Верховный суд напомнил коллегам, что в 2009 году прошел Пленум Верховного суда, посвященный вопросам, возникающим при применении Жилищного кодекса. На Пленуме говорилось, что можно принудительно отчуждать имущество граждан для госнужд. Но только при соблюдении неких обязательных условий. Главное условие – предварительное и равноценное возмещение. Такие меры, подчеркнул главный суд, направлены на обеспечение прав и интересов собственников жилья.

Верховный суд сказал, что в нашей ситуации необходимо соблюсти обязательные условия. Во- первых, выяснить, предъявлялись ли к собственникам требования о сносе дома в разумный срок за свой счет. Второе – выяснить, изымался ли органом местного самоуправления земельный участок и каждая собственная квартира в нем, если собственник не озаботился сносом дома.

Из 32-й статьи Жилищного кодекса следует, если собственник не согласен с решением об изъятии у него квадратных метров, если с ним не договорились о выкупной цене, только тогда чиновники могут пойти в суд. И предъявить иск о выкупе жилья. В решении “жилищного” Пленума есть жесткая установка – требование органа власти, принявшего решение об изъятии жилья, переселении собственника в другое помещение не может быть удовлетворено, если собственник возражает. По части 8 статьи 32 кодекса предоставление собственнику жилья взамен изымаемого можно только по его согласию.

Вот вывод Верховного суда. У собственника в такой ситуации метры могут быть изъяты либо путем выкупа, либо по согласованию с ним ему дадут другое, “с зачетом его стоимости в выкупную цену”. Все это делается с соблюдением прописанной в законе процедуры: местная власть направляет собственникам требование о сносе дома за свой счет, потом, если он это не делает, надо принять решение об изъятии участка под домом, и каждой квартиры собственников. Высший суд подчеркнул: обстоятельства соблюдения этой процедуры является существенными для правильного разрешения таких дел.

Конкретно по краснодарскому делу, местные суды должны были установить форму изъятия принадлежащего людям жилого помещения, на которую они были бы согласны. Надо было определить, выражали ли граждане согласие на предоставление им нового жилья, либо соглашались на уплату выкупных. Однако, подчеркнул Верховный суд, в нарушение закона, местные суды не установили факта выполнения администрацией города процедуры изъятия жилого помещения и, соответственно, соблюдения прав собственников.

Предписание ГЖИ о сносе кладовок в МКД признано незаконным

Во время своей работы в управляющей организации было получено предписание от Государственной жилищной инспекции (ГЖИ) о необходимости снести межэтажные кладовки. Видно, соседи многоквартирного дома (МКД), которые не смогли получить в свое пользование кладовку, написали жалобу в орган государственного жилищного надзора (ГЖН) о том, что общее имущество МКД используется незаконно. Кстати, застройщик эти кладовки «продавал» собственникам квартир за сумму в несколько десятков тысяч рублей, о чем сообщили нам те же собственники. Естественно, без оформления документов, в некоторых случаях – даже о приеме денег.

В то время особо как-то не принято было судиться с ГЖН, да и для этого нужна определенная смелость руководства, которое по большей мере шло всегда по пути наименьшего сопротивления, даже при несогласии с мнением ГЖН. Но и положительной судебной практики особо не было по таким спорам, как и вообще по спорам с ГЖН столько, сколько сейчас ее есть.

В начале работы ГЖН и практически до лицензирования управляющие организации (УО) и органы ГЖН сосуществовали вполне мирно. И штрафы были не такие огромные, как сейчас, и лицензирования не было, да и суды часто прекращали административные производства по протоколам ГЖИ в отношении УО. Поэтому раньше судились с ГЖН крайне редко, по крайней мере, в нашем регионе. Конечно, это мое субъективное мнение, но оно подтверждается количеством судебной практики тогда и сейчас.

В результате предписание наша УО исполнила не путем сноса кладовки, а путем обращения в суд на ее владельца. При помощи соседей нашлись данные владельца, иначе в суд просто не к кому было бы предъявлять исковые требования. Но соседи совсем не партизаны, особенно, когда самим хочется кладовочку. В итоге копия искового заявления с отметкой о приеме в суд вполне удовлетворила ГЖН, предписание посчитали исполненным, а суд вынес решение в пользу УО.

И вот не так давно, Верховный суд РФ как раз рассматривал спор об обжаловании аналогичного предписания по сносу кладовки в МКД (№ А56-75945/2018). Дело сейчас рассматривается уже по второму кругу и находится в апелляции.

В первый раз Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в решении от 22.10.2018 года признал следующий пункт предписания ГЖН законным: допущено переоборудование нежилых помещений многоквартирного дома, а именно, общих коридоров (лифтовых холлов) со 2-го по 9-й этаж лестничной клетки № 3 без соответствующих решений в установленном порядке – установлены металлические двери (решетки) отсекающие квартиры, таким образом, увеличена площадь жилых квартир за счет общего имущества многоквартирного дома (решение общего собрания собственником помещений многоквартирного дома об уменьшении общего имущества отсутствует). Т. е. нарушены статьи 36, 40 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также пункт 1.7.1 Правил № 170.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2019 года апелляционная жалоба управляющей организации оставлена без удовлетворения. Постановлением АС Северо-Западного округа от 29 мая 2019 года по делу кассационная жалоба управляющей организации удовлетворена, дело направлено на новое рассмотрение в АС первой инстанции. В частности, суд округа указал:

«...Таким образом, предписание о приведении самовольно переустроенного и(или) перепланированного помещения в прежнее состояние должно выдаваться собственнику или нанимателю указанного помещения органом, осуществляющим согласование, что следует также из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2018 (пункт 11).

В письме от 29.01.2009 № 01-124/09-0-1 «О порядке согласования вопроса о перепланировке жилых помещений и об административной ответственности за самовольную перепланировку жилых помещений в многоквартирных домах, а также за использование жилых домов, жилых помещений не по назначению» сама Инспекция разъяснила, что предписание лицу, допустившему самовольное переустройство или перепланировку жилого помещения, о приведении такого помещения в прежнее состояние должен выдавать орган, осуществляющий согласование.

Как установлено пунктом 1.3 постановления Правительства Санкт-Петербурга от 19.09.2006 № 1139, переустройство и перепланировку жилых помещений согласовывают администрации районов Санкт-Петербурга. Общество, выражая несогласие с обжалуемыми судебными актами, указывает на то, что не осуществляло перепланировку помещений в многоквартирном доме и в качестве управляющей организации не вправе демонтировать перегородки, установленные собственниками и нанимателями, без их согласия. При таких обстоятельствах выводы судов о правомерности оспариваемого предписания недостаточно обоснованы».

Вышеуказанное постановление суда кассационной инстанции также обжаловалось Государственной жилищной инспекцией региона. Верховный суд РФ в своем Определении № 307-ЭС19-13837 от 23 августа 2019 года отказал в удовлетворении кассационной жалобы ГЖН. Но при этом в Определении ВС РФ каких-либо новых доводов и правовой позиции не привел, но согласился с доводами кассации.

При повторном рассмотрении суд первой инстанции признал незаконным спорное предписание ГЖН в адрес управляющей организации об устранении нарушений законодательства по отношению к самовольно устроенным собственниками кладовкам. Решение об этом 02 сентября 2019 года принято Арбитражным судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

В судебном акте суд указывает на следующее: «. Таким образом, предписание о приведении самовольно переустроенного и (или) перепланированного помещения в прежнее состояние должно выдаваться собственнику или нанимателю указанного помещения органом, осуществляющим согласование, что следует также из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4(2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018 (пункт 11).

В письме от 29.01.2009 №01-124/09-0-1 «О порядке согласования вопроса о перепланировке жилых помещений и об административной ответственности за самовольную перепланировку жилых помещений в многоквартирных домах, а также за использование жилых домов, жилых помещений не по назначению» сама Инспекция разъяснила, что предписание лицу, допустившему самовольное переустройство или перепланировку жилого помещения, о приведении такого помещения в прежнее состояние должен выдавать орган, осуществляющий согласование.

Как установлено пунктом 1.3 Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 19.09.2006 №1139, переустройство и перепланировку жилых помещений согласовывают администрации районов Санкт-Петербурга.

Общество отмечает, что им в адрес собственников многоквартирного дома 19.06.2018 были отправлены 32 уведомления с просьбой представить разрешительную документацию на произведенную перепланировку, либо произвести демонтаж перегородки и привести ее в первоначальной, проектное состояние. 31.07.2018 указанные уведомления были направлены в адрес Инспекции.

Общество, указывает на то, что не осуществляло перепланировку помещений в многоквартирном доме и в качестве управляющей организации не вправе демонтировать перегородки, установленные собственниками и нанимателями, без их согласия.

Таким образом, Обществом предпринимались все возможные попытки устранить выявленное нарушение. В связи с изложенными обстоятельствами, суд приходит к выводу, что оспариваемый пункт предписания не является законным и обоснованным, а требования заявителя подлежат удовлетворению.

В рассматриваемом споре большую роль сыграло то обстоятельство, что управляющая организация предпринимала все зависящие от нее действия в пределах своей компетенции, а также то, что имелось разъяснение ГЖИ о том, что предписание лицу, допустившему самовольное переустройство или перепланировку жилого помещения, о приведении такого помещения в прежнее состояние должен выдавать орган, осуществляющий согласование. Правая рука не знает, что делает левая?

Не удивляет то, что орган ГЖН не согласен с новым решением арбитражного суда не в свою пользу, и на 03 декабря 2019 года назначено рассмотрение апелляционной жалобы надзорного органа. Что ж, будем следить за дальнейшим развитием данного спора. Настойчивость сторон, скорее всего, вновь доведет его рассмотрение до Верховного суда РФ.

Читать еще:  Законно ли продавец отказывает в возврате товара?

А управляющим организациям не следует сидеть сложа руки, когда в управляемых ими домах есть не оформленные в законном порядке межэтажные кладовки и иные перепланировки, которые уменьшают общее имущество. Такие случаи необходимо выявлять и фиксировать документально при весенне-осенних, а также внеочередных осмотрах МКД. Нарушителям закона и чужих прав (в данном случае – прав остальных собственников МКД) необходимо направлять письма с требованиями устранить нарушения и желательно это делать неоднократно.

Понятно, что никто из управляющих организаций не хочет портить отношения с собственниками, ведь тамбуры и кладовки есть практически в каждом многоквартирном доме. Но в противном случае УО придется выполнять предписания ГЖН о сносе этих кладовок и тамбуров, что также не привнесет в отношения с собственниками положительных эмоций и лояльности с их стороны. Вот так и живут управляющие организации: вечно между молотом и наковальней.

С уважением, Ильмира Носик.

Компания «Бурмистр.ру» 21-22 января 2020 года проведет двухдневный вебинар «Годовой отчет УК (ТСЖ)». Программа и заявка здесь .

Права собственников жилых помещений при сносе ветхого жилья

Случаи, когда подлежащий сносу дом после долгих лет ожидания наконец начинают расселять, отнюдь не редки в наше время. Стройки и реконструкции идут по всей России, программы по ликвидации ветхого и аварийного жилищного фонда реализуются повсеместно.

Казалось бы, проживающие в аварийных или ветхих домах собственники должны радоваться предстоящей возможности въехать в новую, комфортную и отвечающую всем санитарным нормам квартиру. Однако на практике ситуация не столь позитивна. Злоупотребления или нарушения прав собственников случаются довольно часто, причем не только со стороны частных инвесторов, заинтересованных как можно быстрее и дешевле расселить подлежащий сносу дом, но и со стороны государственных или муниципальных органов, которые умышленно или вследствие некомпетентности ответственных лиц допускают нарушение прав отселяемых собственников жилых помещений.

Ущемленные в своих правах собственники жилых помещений далеко не всегда затевают судебные тяжбы. Большинство предпочитает довольствоваться имеющимся, соглашаясь на те варианты решения ситуации – квартиру или деньги – которые были им изначально предложены, даже если такие варианты явно не соответствуют ни правовым нормам, ни их собственным ожиданиям. Но тем, кто обращается в суд за защитой, с успехом удается отстоять свои права.

В настоящей статье мы рассмотрим некоторые случаи нарушений прав собственников жилых помещений, отселяемых из ветхих, подлежащих сносу домов, рассмотренные судами общей юрисдикции.

Так, например, 03.07.2012 Падунским районным судом города Братска (Иркутская область) в открытом судебном заседании было рассмотрено гражданское дело № 2-765/2012 по иску комитета по управлению муниципальным имуществом администрации города Братска к К.С.П. о принудительном выкупе жилого помещения.

В обоснование исковых требований истец указал, что с 2005 года в городе Братске действует муниципальная целевая программа «Переселение граждан из ветхого и аварийного жилищного фонда в г. Братске на 2005-2019гг.», которая разработана для улучшения жилищных условий граждан, проживающих в ветхом и аварийном жилищном фонде. В рамках формирования программы составлен сводный реестр ветхих и аварийных жилых домов в городе Братске. Постановлением администрации муниципального образования города Братска от 21.03.2011г. № 445 утвержден список переселения граждан из аварийного жилищного фонда Падунского округа города Братска за счет средств бюджета города Братска, выделенных в 2010 году, где ответчику – К.С.П., проживающему в квартире общей площадью 35,8 кв. м., – предоставлено жилое помещение общей площадью 36,26 кв. м. Однако ответчик переселяться в предоставляемое ему жилое помещение отказывается.

Согласно представленному оценочной компанией ООО «Зеленый мыс» отчету № 11-622/4 от 29.08.2011 стоимость объекта оценки определена в размере (. ) рублей. К.С.П. было предложено выкупить у него принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение по цене (. ) рублей, однако на письмо от 15.12.2011 К.С.П. не ответил.

Истец просил суд изъять у К.С.П. квартиру, передать ее в муниципальную собственность путем выкупа и прекратить право собственности К.С.П. на эту квартиру.

В ходе судебного заседания выяснилось, что в 2005 году ответчик приобрел двухкомнатную квартиру и сделал в ней хороший ремонт, никакой информации о том, что дом подлежит сносу и признан аварийным в учреждении юстиции не содержалось. В 2011 году ему было предложено переселиться в однокомнатную квартиру, которую ему даже не предложили предварительно осмотреть. Когда ответчик отказался переселяться в квартиру, которую он даже не видел, ему предложили выкупную цену за его квартиру. С предложенной выкупной ценой и рыночной оценкой квартиры, проведенной оценочной компанией ООО «Зеленый мыс», К.С.П. не согласился, так как оценка была произведена без фактического осмотра квартиры и не соответствовала текущим рыночным ценам.

При рассмотрении дела суд учел нормы статьи 32 Жилищного кодекса РФ и постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» и при вынесении решения, в частности, указал, что:

  • нормы, содержащиеся в статье 32 Жилищного кодекса РФ, в развитие положений части 3 статьи 35 Конституции РФ о возможности принудительного отчуждения имущества для государственных нужд только при условии предварительного и равноценного возмещения, направлены, прежде всего, на обеспечение прав и законных интересов собственника жилого помещения;
  • собственник жилого помещения не позднее чем за год до предстоящего изъятия данного помещения должен быть уведомлен в письменной форме о принятом решении об изъятии принадлежащего ему жилого помещения, о дате государственной регистрации такого решения органом, принявшим решение об изъятии. Выкуп жилого помещения до истечения года со дня получения собственником такого уведомления допускается только с согласия собственника;
  • соблюдение предусмотренной частями 2–4 статьи 32 Жилищного кодекса РФ процедуры,предшествующей изъятию жилого помещения у собственника, является обязательным, а потому подлежит проверке как обстоятельство, имеющее значение по делу. Данная процедура включает в себя: принятие уполномоченным органом решения об изъятии жилого помещения (часть 2 статьи 32 Жилищного кодекса РФ), государственную регистрацию этого решения в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним (часть 3 статьи 32 Жилищного кодекса РФ), уведомление в письменной форме собственника жилого помещения не позднее чем за год до предстоящего изъятия принадлежащего ему жилого помещения о принятом решении об изъятии и дате его государственной регистрации (часть 4 статьи 32 Жилищного кодекса РФ).

При этом, исходя из положений части 4 статьи 32 Жилищного кодекса РФ, юридически значимым обстоятельством является не только факт направления указанного уведомления собственнику жилого помещения компетентным органом, но и факт получения собственником такого уведомления. В этой связи сообщение в средствах массовой информации (например, по радио, телевидению, в печатных изданиях, Интернете) об изъятии жилого помещения у конкретного собственника не может быть признано надлежащим извещением собственника о предстоящем изъятии данного жилого помещения.

Несоблюдение процедуры, предшествующей изъятию жилого помещения у собственника, должно влечь за собой отказ в иске органу государственной власти (органу местного самоуправления) о выкупе жилого помещения.

И, поскольку судом были выявлены нарушения вышеописанной процедуры администрацией города Братска, а именно: к собственникам жилых помещений не предъявлялось требование о сносе дома в разумный срок за счет их собственных средств, не принималось решения об изъятии земельного участка и жилых помещений у их собственников, – суд отказал в иске комитету по управлению муниципальным имуществом администрации города Братска к К.С.П. о принудительном выкупе жилого помещения.

Как мы видим из рассмотренного примера, права собственника при расселении грубо нарушались: собственнику не дали осмотреть предлагаемую квартиру, рыночная оценка его квартиры была проведена без фактического осмотра, в выкупную цены квартиры не были включены убытки и расходы собственника, предусмотренные статьей 34 Жилищного кодекса РФ.

Однако суду достаточно и одних только формальных оснований для отказа в удовлетворении исковых требований, что говорит о том, что даже если рыночная цена квартира и была установлена правильно, факт нарушения процедуры по изъятию жилого помещения является достаточным самостоятельным основанием для вынесения решения в защиту прав и законных интересов собственника жилого помещения.

Рассмотрим другой пример из судебной практики. Здесь истцами выступили сами собственники жилых помещений, посчитавшие, что их права были нарушены действиями расселяющего лица – органа местного самоуправления.

Щербинским районным судом Белгородской области 27.07.2014 было вынесено решение по гражданскому делу № 2- 893 /2014 по иску граждан Т. о признании незаконным возложения обязанности по выплате разницы в стоимости предоставленного и изымаемого жилых помещений.

Как следует из материалов дела, истцам на основании договора мены принадлежала на праве собственности в равных долях однокомнатная квартира площадью (…) кв. м.

Главой администрации издано постановление «О предоставлении жилых помещений взамен изымаемых», согласно которому на основании Жилищного кодекса РФ, постановления правительства Белгородской области от 10.03.2009 № 78-пп «Об адресной программе переселения граждан из аварийного жилищного фонда в Белгородской области на 2009 год» взамен изымаемого указанного жилого помещения истцам предоставлена другая квартира площадью (…) кв. м.

Квартира была передана истцам по акту приема-передачи, после чего в их адрес было направлено уведомление о необходимости оплаты стоимости превышения площади предоставленного жилого помещения в сумме (. ) рублей, с разъяснением о том, что в соответствии с федеральной целевой программой «Жилище» на 2002–2010 годы, граждан переселяют из расчета: один кв. м ветхого жилья равен одному кв. м предоставленного, превышение определяется из расчета (. ) рублей за (. ) кв. м, а также необходимости явки в отдел управления муниципальным имуществом комитета муниципальной собственности и земельных отношений администрации для заключения соглашения о предоставлении жилого помещения взамен изымаемого и написания заявления о предоставлении рассрочки возмещения разницы стоимости предоставленного жилого помещения, с указанием размера возмещения и срока рассрочки платежа.

Ответчик, представитель администрации по доверенности, заявленные требования не признал, поскольку федеральным законом «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» от 21.07.07 № 185-ФЗ, постановлением правительства Белгородской области от 10.03.2009 № 78-пп «Об адресной программе переселения граждан из аварийного жилищного фонда в Белгородской области на 2009 год» не предусмотрено финансирование расходов по улучшению жилищных условий, а лишь приобретение жилого помещения той же площади, что и изъятое.

Однако судом было установлено, что вышеуказанное постановление правительства Белгородской области на самом деле содержит нормы, предусматривающие финансирование переселения граждан из признанных аварийными и подлежащих сносу многоквартирных домов в соответствии с жилищным законодательством.

При вынесении решения суд принял во внимание нормы статьи 32 Жилищного кодекса РФ, предусматривающие два способа обеспечения жилищных прав:

  • жилое помещение может быть изъято у собственника путем выкупа (пункт 1);
  • собственнику может быть предоставлено взамен изымаемого жилого помещения другое жилое помещение с зачетом его стоимости в выкупную цену (пункт 8), и такая сделка возможна только по соглашению с собственником жилого помещения.

Обязанность же по оплате разницы в стоимости жилья не возложена на собственника ни положениями Гражданского и Жилищного кодексов РФ, ни федеральным законом «О фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» от 21.07.07 № 185-ФЗ, ни постановлением правительства Белгородской области от 10.03.2009 № 78-пп «Об адресной программе переселения граждан из аварийного жилищного фонда в Белгородской области на 2009 год».

То есть собственника не могут обязать доплачивать какие-либо суммы при переселении, и возложение на истцов обязанности по выплате разницы в стоимости предоставленного жилого помещения взамен изымаемого являлось незаконным.

Помимо этого, в силу части 4 статьи 16 Федерального закона от 21.07.2007 № 185-ФЗ «О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства», действующей на момент предоставления истцам жилого помещения, в случае предоставления гражданину, переселяемому из аварийного жилищного фонда, жилого помещения, общая площадь которого превышает общую площадь ранее занимаемого им жилого помещения, но не больше определяемой в соответствии с жилищным законодательством нормы предоставления площади жилого помещения на одного человека, финансирование расходов на оплату стоимости такого превышения осуществляется за счет средств бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации и (или) местного бюджета.

Норма предоставления жилых помещений для населенного пункта (района), где происходило отселение, оказалась менее площади квартиры, переданной Т.

Как мы видим, доводы администрации не только не основывались на законе, но и противоречили как муниципальному, так и федеральному законодательству.

Решением суда требования граждан Т. были удовлетворены в полном объеме.

Исследованные примеры показывают, что права собственника при изъятии для государственных или муниципальных нужд принадлежащего ему имущества, гарантированные Конституцией, гражданским и жилищным законодательством РФ, являются приоритетными при рассмотрении судами гражданских исков по спорам, связанным с таким изъятием. Суды при рассмотрении таких дел тщательно исследуют, была ли соблюдена процедура предшествующая изъятию жилого помещения у собственника, достигнуто ли с собственником соглашение о предоставлении другого жилого помещения взамен занимаемого, не нарушены ли права собственника другими действиями со стороны государственного органа или органа местного самоуправления.

Читать еще:  Закон о тишине в республике Татарстан

Любое нарушение вышеуказанной процедуры и/или правовых норм влечет за собой отказ в удовлетворении требований, нарушающих права собственника, или признание незаконными действий, нарушающих такие права.

Предписание ГЖИ о сносе кладовок в МКД признано незаконным

Во время своей работы в управляющей организации было получено предписание от Государственной жилищной инспекции (ГЖИ) о необходимости снести межэтажные кладовки. Видно, соседи многоквартирного дома (МКД), которые не смогли получить в свое пользование кладовку, написали жалобу в орган государственного жилищного надзора (ГЖН) о том, что общее имущество МКД используется незаконно. Кстати, застройщик эти кладовки «продавал» собственникам квартир за сумму в несколько десятков тысяч рублей, о чем сообщили нам те же собственники. Естественно, без оформления документов, в некоторых случаях – даже о приеме денег.

В то время особо как-то не принято было судиться с ГЖН, да и для этого нужна определенная смелость руководства, которое по большей мере шло всегда по пути наименьшего сопротивления, даже при несогласии с мнением ГЖН. Но и положительной судебной практики особо не было по таким спорам, как и вообще по спорам с ГЖН столько, сколько сейчас ее есть.

В начале работы ГЖН и практически до лицензирования управляющие организации (УО) и органы ГЖН сосуществовали вполне мирно. И штрафы были не такие огромные, как сейчас, и лицензирования не было, да и суды часто прекращали административные производства по протоколам ГЖИ в отношении УО. Поэтому раньше судились с ГЖН крайне редко, по крайней мере, в нашем регионе. Конечно, это мое субъективное мнение, но оно подтверждается количеством судебной практики тогда и сейчас.

В результате предписание наша УО исполнила не путем сноса кладовки, а путем обращения в суд на ее владельца. При помощи соседей нашлись данные владельца, иначе в суд просто не к кому было бы предъявлять исковые требования. Но соседи совсем не партизаны, особенно, когда самим хочется кладовочку. В итоге копия искового заявления с отметкой о приеме в суд вполне удовлетворила ГЖН, предписание посчитали исполненным, а суд вынес решение в пользу УО.

И вот не так давно, Верховный суд РФ как раз рассматривал спор об обжаловании аналогичного предписания по сносу кладовки в МКД (№ А56-75945/2018). Дело сейчас рассматривается уже по второму кругу и находится в апелляции.

В первый раз Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в решении от 22.10.2018 года признал следующий пункт предписания ГЖН законным: допущено переоборудование нежилых помещений многоквартирного дома, а именно, общих коридоров (лифтовых холлов) со 2-го по 9-й этаж лестничной клетки № 3 без соответствующих решений в установленном порядке – установлены металлические двери (решетки) отсекающие квартиры, таким образом, увеличена площадь жилых квартир за счет общего имущества многоквартирного дома (решение общего собрания собственником помещений многоквартирного дома об уменьшении общего имущества отсутствует). Т. е. нарушены статьи 36, 40 Жилищного кодекса Российской Федерации, а также пункт 1.7.1 Правил № 170.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 февраля 2019 года апелляционная жалоба управляющей организации оставлена без удовлетворения. Постановлением АС Северо-Западного округа от 29 мая 2019 года по делу кассационная жалоба управляющей организации удовлетворена, дело направлено на новое рассмотрение в АС первой инстанции. В частности, суд округа указал:

«...Таким образом, предписание о приведении самовольно переустроенного и(или) перепланированного помещения в прежнее состояние должно выдаваться собственнику или нанимателю указанного помещения органом, осуществляющим согласование, что следует также из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 26.12.2018 (пункт 11).

В письме от 29.01.2009 № 01-124/09-0-1 «О порядке согласования вопроса о перепланировке жилых помещений и об административной ответственности за самовольную перепланировку жилых помещений в многоквартирных домах, а также за использование жилых домов, жилых помещений не по назначению» сама Инспекция разъяснила, что предписание лицу, допустившему самовольное переустройство или перепланировку жилого помещения, о приведении такого помещения в прежнее состояние должен выдавать орган, осуществляющий согласование.

Как установлено пунктом 1.3 постановления Правительства Санкт-Петербурга от 19.09.2006 № 1139, переустройство и перепланировку жилых помещений согласовывают администрации районов Санкт-Петербурга. Общество, выражая несогласие с обжалуемыми судебными актами, указывает на то, что не осуществляло перепланировку помещений в многоквартирном доме и в качестве управляющей организации не вправе демонтировать перегородки, установленные собственниками и нанимателями, без их согласия. При таких обстоятельствах выводы судов о правомерности оспариваемого предписания недостаточно обоснованы».

Вышеуказанное постановление суда кассационной инстанции также обжаловалось Государственной жилищной инспекцией региона. Верховный суд РФ в своем Определении № 307-ЭС19-13837 от 23 августа 2019 года отказал в удовлетворении кассационной жалобы ГЖН. Но при этом в Определении ВС РФ каких-либо новых доводов и правовой позиции не привел, но согласился с доводами кассации.

При повторном рассмотрении суд первой инстанции признал незаконным спорное предписание ГЖН в адрес управляющей организации об устранении нарушений законодательства по отношению к самовольно устроенным собственниками кладовкам. Решение об этом 02 сентября 2019 года принято Арбитражным судом города Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

В судебном акте суд указывает на следующее: «. Таким образом, предписание о приведении самовольно переустроенного и (или) перепланированного помещения в прежнее состояние должно выдаваться собственнику или нанимателю указанного помещения органом, осуществляющим согласование, что следует также из Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 4(2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 26.12.2018 (пункт 11).

В письме от 29.01.2009 №01-124/09-0-1 «О порядке согласования вопроса о перепланировке жилых помещений и об административной ответственности за самовольную перепланировку жилых помещений в многоквартирных домах, а также за использование жилых домов, жилых помещений не по назначению» сама Инспекция разъяснила, что предписание лицу, допустившему самовольное переустройство или перепланировку жилого помещения, о приведении такого помещения в прежнее состояние должен выдавать орган, осуществляющий согласование.

Как установлено пунктом 1.3 Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 19.09.2006 №1139, переустройство и перепланировку жилых помещений согласовывают администрации районов Санкт-Петербурга.

Общество отмечает, что им в адрес собственников многоквартирного дома 19.06.2018 были отправлены 32 уведомления с просьбой представить разрешительную документацию на произведенную перепланировку, либо произвести демонтаж перегородки и привести ее в первоначальной, проектное состояние. 31.07.2018 указанные уведомления были направлены в адрес Инспекции.

Общество, указывает на то, что не осуществляло перепланировку помещений в многоквартирном доме и в качестве управляющей организации не вправе демонтировать перегородки, установленные собственниками и нанимателями, без их согласия.

Таким образом, Обществом предпринимались все возможные попытки устранить выявленное нарушение. В связи с изложенными обстоятельствами, суд приходит к выводу, что оспариваемый пункт предписания не является законным и обоснованным, а требования заявителя подлежат удовлетворению.

В рассматриваемом споре большую роль сыграло то обстоятельство, что управляющая организация предпринимала все зависящие от нее действия в пределах своей компетенции, а также то, что имелось разъяснение ГЖИ о том, что предписание лицу, допустившему самовольное переустройство или перепланировку жилого помещения, о приведении такого помещения в прежнее состояние должен выдавать орган, осуществляющий согласование. Правая рука не знает, что делает левая?

Не удивляет то, что орган ГЖН не согласен с новым решением арбитражного суда не в свою пользу, и на 03 декабря 2019 года назначено рассмотрение апелляционной жалобы надзорного органа. Что ж, будем следить за дальнейшим развитием данного спора. Настойчивость сторон, скорее всего, вновь доведет его рассмотрение до Верховного суда РФ.

А управляющим организациям не следует сидеть сложа руки, когда в управляемых ими домах есть не оформленные в законном порядке межэтажные кладовки и иные перепланировки, которые уменьшают общее имущество. Такие случаи необходимо выявлять и фиксировать документально при весенне-осенних, а также внеочередных осмотрах МКД. Нарушителям закона и чужих прав (в данном случае – прав остальных собственников МКД) необходимо направлять письма с требованиями устранить нарушения и желательно это делать неоднократно.

Понятно, что никто из управляющих организаций не хочет портить отношения с собственниками, ведь тамбуры и кладовки есть практически в каждом многоквартирном доме. Но в противном случае УО придется выполнять предписания ГЖН о сносе этих кладовок и тамбуров, что также не привнесет в отношения с собственниками положительных эмоций и лояльности с их стороны. Вот так и живут управляющие организации: вечно между молотом и наковальней.

С уважением, Ильмира Носик.

Компания «Бурмистр.ру» 21-22 января 2020 года проведет двухдневный вебинар «Годовой отчет УК (ТСЖ)». Программа и заявка здесь .

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector